АБСОЛЮТНАЯ ВЛАСТЬ

— 1 —

Дамы и господа! Телекомпания «Союз» прерывает свои программы для экстренного выпуска новостей.
— Здравствуйте. Вооруженное ограбление банка в самом центре столицы вылилось в беспрецедентный захват заложников.
Прямой репортаж с места событий нашего специального корреспондента Сергея Климова.
— В настоящий кошмар превратился сегодняшний день для десятков или даже сотен людей: сотрудников, а также посетителей верхних этажей бизнес-центра «Новая Эра». Сейчас я и оператор Евгений Розов находимся рядом с этим сверхсовременным двадцатипятиэтажным зданием на проспекте Мира.
Около часа назад в дежурную часть УВД Центрального округа поступило сообщение о разбойном нападении на офис Федерального банка, который занимает весь третий этаж «Новой Эры».
Несмотря на отсутствие сигнала на централизованном пульте охраны, к бизнес-центру немедленно были отправлены все патрульные машины, находящиеся поблизости.
— Что вам удалось узнать, Сергей?
— К этой минуте я смог поговорить только с некоторыми эвакуированными сотрудниками, а также с одним из охранников центра.
Картина примерно следующая: несколько вооруженных людей, очевидно, заранее отключив сигнализацию, ворвались в операционный зал банка и, нейтрализовав охрану, похитили находящиеся в хранилище деньги.
Пока сложно сказать, что там случилось, услышал ли кто-то выстрелы или внутри бизнес-центра существовала своя дополнительная система безопасности, но к тому времени, когда бандиты попытались покинуть здание, все лифты и ведущие вниз эскалаторы были уже отключены, а охранники «Новой Эры» заблокировали выходы, ожидая прибытия милиции.
Тогда, вместо того, чтобы с боем прорываться наружу, преступники предпочли подняться по лестнице почти на самый верх, на так называемый «Уровень удовольствий» — это двадцать второй этаж — и взяли в заложники всех находящихся там людей.
— Сергей, что известно о грабителях? Имеются ли жертвы? Сколько человек стало заложниками?
— По предварительным данным, преступников семеро, возможно, больше, среди них — одна женщина. Вооружены «АКСУ» и пистолет-пулеметами. Тяжело ранен охранник банка, несколько сотрудников получили легкие ранения, а также побои.
Что касается «Уровня удовольствий», то, учитывая весьма высокую численность персонала V.I.P.-комплекса и тот факт, что, несмотря на дневное время, там было немало посетителей, можно предположить, что число заложников достигает ста — ста пятидесяти человек. Кроме того, люди, находящиеся на самых верхних этажах, фактически оказались отрезанными от внешнего мира, и их дальнейшая участь также непредсказуема.
— Какова ситуация в данный момент, Сергей? Что предпринимает милиция?
— Как нам сообщили, уже создан оперативный штаб для координации действий «силовиков». Только что прибыло спецподразделение по борьбе с терроризмом. Но пока никакой активности среди сотрудников спецслужб, оцепивших здание, не наблюдается. Сейчас вы можете видеть, как бойцы ОМОН и МЧС перекрывают близлежащие улицы…"
— Во дела в России-матушке творятся! — воскликнул Гном, — а мне рассказывали, что Москва — чуть ли не самый безопасный город мира.
Он привстал из кресла и ногой пододвинул стоящую на полу пепельницу.
— Да так оно и есть, — его приятель, худощавый молодой человек, нажал на кнопку «Пауза» и, швырнув пульт на диван, тоже поднялся из-за стола. — То, что мы сейчас видели — случай особый, да и было это не вчера, а летом две тыщи семнадцатого. Ты тогда только уехал.
— Ну да, я свалил в сентябре. И сейчас, в свои тридцать два, вижу в этом только огромный мясистый плюс. Слушай, у тебя в доме найдется что-нибудь покрепче этого компота?
— Сейчас поищу… Я сам не употребляю, но где-то была бутылка «Бушмилс»…
— Вот это да! Пока меня не было, в России снова разрешили продавать ирландскую «табуретовку»? Наливай, Андрюха, наливай скорее…
— Слушай, ты в каком регионе-то хоть служишь? По телеку видел заваруху ваших на границе с Либерией, неужели и ты — там?
— Не, старик, Африка — это не моё… Bien… Открою тебе секрет: последние два года я даже толком не повоевал. После Белого Путча нас перебросили в Гайану, а там — только комендатура да периметр базы, вот и вся служба.
— Тоже неплохо. Сколько до гражданства осталось?
— Ещё год и два.
— Всего? Ух, ты, время-то как летит… И будешь ты, значит, настоящим французом, а звать тебя будут Валерий Ле… Ле Пижьон? Так будет «Голубев» по-французски?
— Сам ты пижон! Рюмки давай тащи!
Наконец, разлив виски в пузатые водочные стопки, хозяин квартиры сделал неопределенный жест рукой и произнес:
— Давай, Валера, за встречу.
— За встречу, — Гном нахмурился и залпом выпил.
Они помолчали.
— Может, музыку включим? Или телевизор? — взгляд гостя снова упал на экран TSL, на котором застыло безмолвное, но весьма выразительное лицо репортера. — А кстати, чего эти придурки потащились на двадцать второй этаж? Они что, не могли попытаться уйти через окна?
— На «Уровне удовольствий» есть вертолетная площадка для вип-гостей. Там бандитов ждал вертолет. Они загрузили в него нескольких девчонок из модельного агентства и пообещали выпустить по зданию ракету, если им не дадут взлететь…
— Ну, и?
— Как только вертолет вышел за черту города, его сбили ракетой «земля-воздух». Сейчас увидишь, тут продолжение репортажа…
— Не надо. А заложники — что? Тоже???
— Да. Все, кто находился в вертолете, погибли.
— Слушай, какого черта мы, вообще, всё это смотрим?
— Но ты же сам хотел узнать, что интересного творилось, пока тебя не было…
— И что тут интересного? Даже мы, легионеры-наёмники, «солдаты удачи», хоть в Африке, хоть в Америке, хоть в Мапуту, но мы никогда не стреляем в заложников!
— Не горячись, старина, безопасность в столице как раз и держится на жестких силовых решениях. Иначе здесь никак: в городе — почти семнадцать миллионов жителей…
-«Безопасность»… Имена бандитов хоть установили?
— Слушай дальше. Двое налетчиков оказались, видимо, «самыми умными». Парочка влюбленных. Прихватили большую сумку с деньгами, сбежали от остальных и спрятались в лифтовой.
— Молодцы!
— Ну да. Там четырнадцать лифтов, и лифтовая занимает почти половину технического этажа.
— А смысл?
— У них был ключ. Наверное, хотели отсидеться и выбраться позднее, но их засекли. Омоновцы не стали устраивать стрельбу, а просто пустили в лифтовую газ, ну, и повязали хитрецов.
— Прямо Голливуд какой-то!
— Не спеши. Настоящий «Голливуд» наступил чуть позже. Сейчас увидишь…
Андрей подобрал пульт, изображение на экране ожило, но уже через секунду картинка сменилась.
«Добрый вечер! В эфире новости.
Неожиданное продолжение утренней трагедии, произошедшей сегодня в бизнес-центре „Новая Эра“, вызвало настоящий шок не только у обывателей, но даже у опытных аналитиков и журналистов.
Специальный репортаж Светланы Беловой.
— Здравствуйте. Мы находимся на улице Щепкина.
Именно здесь сорок минут назад неизвестные атаковали конвойную машину, в которой перевозились задержанные мужчина и женщина, подозреваемые в сегодняшнем нападении на отделение Федерального банка.
Также был атакован транспорт сопровождения: микроавтобус, принадлежащий ОМОН ГУВД Москвы и БТР спецподразделения по борьбе с терроризмом.
По словам очевидцев, дорогу колонне, движущейся с включенными „маячками“, внезапно перегородил грузовик. Появившиеся из припаркованного к обочине фургона люди в камуфляжной одежде открыли шквальный огонь из автоматов по микроавтобусу, а БТР был практически сразу уничтожен выстрелом из ручной ракетной установки.
Затем боевики хладнокровно застрелили милиционеров, находящихся в кабине „автозака“, после чего очень быстро, буквально в считанные секунды, вскрыли дверь конвойной машины и освободили задержанных. Ещё двоих сотрудников милиции, находящихся внутри „автозака“, нападавшие обезоружили, приказав выйти из машины и лечь на землю…»
— Немая сцена! Ты мне скажи — их поймали или нет?
— Да в том и дело, что никого не поймали, — Андрей снова нажал на «Паузу». — Объявили «Перехват», блокировали весь центр, но бойцы как сквозь землю провалились. «Сладкую парочку», разумеется, тоже не нашли. Вот, послушай финальные аккорды…
«…Представитель ГУВД сообщил на экстренной пресс-конференции, что случившееся — результат тщательно и по-военному спланированной операции, участники которой четко координировали свои действия.
Это уже третье подобное преступление, произошедшее в столице за последние полгода. И так же, как и в предыдущих случаях, эксперты отмечают, что почерк преступников существенно отличался от „работы“ обычных грабителей.
Кроме того, ряд аналитиков полагает, что ограбление Федерального банка осуществлялось боевиками так называемого „Движения Хаос“ — крайне опасной экстремистской группировки, члены которой именуют себя „центурионами апокалипсиса“…»
— Что, Андрюха, вмажем по последней, да я побежал? Мне ведь ещё зарегистрироваться надо, и если успею, то по пути к Денисову заскочу, повидаюсь.
— Понимаю. Сколько отпуск-то?
— Да всего неделя. Завтра с утра — к родителям в Ярославль, пару дней там, а потом опять сюда, с вами, москвичами оторвусь как следует перед отъездом…
Снова выпили.
Гном поднялся из кресла и несколько раз присел, разминая ноги. Он, и вправду, был похож на гнома из мультфильма: невысокий, коренастый, широкое лицо с крючковатым носом и идеально бритая голова. Сходство с веселым персонажем усиливали зеленые полосатые штаны и яркая майка «Brin d’Amour».
Хозяин квартиры, наоборот, выглядел немного мрачно. Длинноволосый и худощавый, в темно-бардовом халате с золотыми львами, он сошел бы за молодого кардинала из древних романов, если бы не помаргивающий из-за уха огонек сенсора «крафт-мобайл».
Спустившись по винтовой лестнице, приятели пересекли холл первого этажа и оказались в полутемной прихожей, обставленной японской мебелью.
— Неплохая у тебя квартирка, стильная, — гость не спеша облачился в вельветовую куртку и присел, шнуруя кроссовки, — сколько платишь за неё?
— Согласно контракту, — улыбнулся Андрей. — Она того стоит.
Покончив со шнурками, Гном медленно разогнулся, затем поднял с пола тяжелую спортивную сумку и некоторое время пристально рассматривал товарища, словно фотографируя на память.
— Ты работаешь-то где сейчас?
— Там же, у Бергмана. Голые задницы фотографирую.
— Слушай, Андрюха… Мне только не ври, хорошо? Агентство Бергмана закрыли ещё в прошлом году. Я был у Алика, он сказал…
— Что он сказал?
— Трес бьен, мон ами. Он сказал, ты нигде не работаешь, а живешь широко. Это твои дела, конечно, но я же не посторонний… Хотя бы для виду устройся куда-нибудь; сам видишь, какие времена настали.
— Я вижу, амулет у тебя необычный какой-то. Полумесяц вроде… Ты что, ислам принял?
— Нет пока, просто интересуюсь. В Легионе сейчас почти все ребята — мусульмане.
— Ясно. Ну, что ж, легионер, попутного ветра! Вернешься от предков — сразу ко мне! Прокатимся, новую Москву посмотришь…
— Без вариантов! Давай, старик, до встречи!
Хлопнув приятеля по плечу, Гном резко, по-армейски, развернулся и, также резко открыв дверь, вышел.
— Vive l’Empereur! — слова Андрея разнеслись по подъезду. Постояв ещё с полминуты на пороге и глядя на старинную мраморную лестницу вслед ушедшему гостю, Андрей вернулся в квартиру.
Пройдя в холл, он остановился в нерешительности, затем присел на небольшой диванчик, вытянув ноги к камину. Через несколько секунд инфракрасный датчик камина мигнул, послышалась тихая музыка, а за псевдометаллической, под старину, решеткой вспыхнуло темно-желтое пламя искусственного очага.
«Широко живешь». Конечно, пока ещё есть на что покупать пищу, оплачивать спутниковые каналы и «оптику». Но если в ближайшее время он не найдет свежий источник доходов, то рискует переехать из этой квартиры обратно в коттедж к родителям, а также весьма ощутимо изменить привычный образ жизни.
Увы, Спайдер исчез уже почти полгода назад, а искать нового «отмывалу» крайне рискованно. К тому же, ставший безумно дорогим софт устаревает практически ежедневно…
Воздух в холле стал постепенно нагреваться. Не хватало ещё весной, когда тёплый апрельский ветер улиц и без вина кружит голову, сидеть в этом прокуренном чулане и греться возле галогенного пылесоса!
Андрей резко встал и поднялся по лесенке обратно в гостиную. Пожалуй, пришло время немного прогуляться. На этот раз это будет «Манхэттен».
Он подошел к платяному шкафу, напоминающему вагон лондонского метро и, отодвинув прозрачную дверцу, стал вынимать вещи и бросать их на диван.
«Тинг-тонг», — пискнул мобильник.
— Алло, — Андрей отошел от шкафа и присел за столик, машинально шаря взглядом в поисках сигарет.
— Это Синдикат Убийц? — послышался женский голос.
— Привет, Лера, не иначе кто-то решил потревожить мое бренное тело? — услуга личного телефонного секретаря была введена всего год назад и пока стоила недешево, но экономила кучу нервов и, в конечном итоге, тех же денег.
— Похоже, ты завел себе новую пассию. Почему не вносим в «белый список»?
— Не понял. Вроде бы никого не заводил. Последнее время.
— О'кей. Сейчас на линии какая-то красотка; говорит, что она — от Саши Бергмана, по поводу работы. Голосок такой, что я бы сама провела с ней пару часов в «биррексе» у Джун Бао.
— Хм. Ерунда какая-то… Хорошо, переключи.
— Йес, май лорд.
— Добрый день. Могу я поговорить с Андреем Рубиным? — низкий женский голос, действительно, казался необычайно чувственным и вызывал легкое беспокойство.
— Я слушаю, — он нашел, наконец, сигареты и закурил, откинувшись в кресле и в тысячный раз любуясь «римской» лепниной потолка.
— Меня зовут Вероника Конти, журнал «THOU», — женщина говорила с почти неуловимым акцентом, а имя «Вероника» произнесла с ударением на втором слоге. — Я возглавляю отдел «фриланс» и работаю с независимыми фотографами. Ваш телефон мне дал Александр Генрихович; он же заверил меня, что вы…
— Простите, что перебиваю, но, во-первых, я уже год как не работаю в «Ю-Би-Форс», а во-вторых, насколько я знаю, Саша выехал на ПМЖ в Аргентину и с тех пор как в воду канул; так что дать мой телефон он вам не мог…
— Совершенно верно! Мы познакомились с ним на юбилее у Лёни Штерна, в мэрии, ещё год назад. Саша сказал мне: «Вот тебе номерок. Никогда и ни за что не набирай его. Но если вдруг когда-нибудь тебе понадобится исключительный мастер, мастер-фанатик, киборг-вуайерист, вот тогда — звони Рубину, и он выдавит из тебя все стереотипы. Потому что он — лучший».
— Он что, в самом деле, так сказал? Сколько же «кейко» он выбрал перед этим?
— Послушайте, Андрей. У меня сейчас — заказ на уникальную выездную фотосессию. Гонорар настолько высокий, что я не могу себе позволить рисковать и обращаться к обычному фрилансеру. Кроме того, обстоятельства таковы, что использование наших штатных операторов в этом деле также исключено.
— Всё это звучит очень заманчиво, но уверяю вас: я точно такой же обычный фотограф, как и другие. Кроме того, «Ю-Би-Форс» было, по сути, не арт-студией, а детективным агентством или, как говорил Саша — «спецназом папараци».
— Это как раз то, что мне нужно. Если у вас возникнет желание пообщаться со мной, — в этом месте Вероника сделала паузу, и Андрей почувствовал, что его еле заметное волнение усилилось, — на тему нашей совместной работы, а также гонорара, который выражается шестизначным числом, то ровно через час вы перезвоните мне, и мы договоримся о встрече.
Последнюю фразу она произнесла уже с иронией, почти открыто торжествуя свою победу, как могут позволить себе только очень уверенные в себе люди.
Или очень богатые люди.
Или…
— Внести её в «белый список»?
— Что?!
— Ты чего, уснул там что ли? Когда разговор завершается, я включаюсь автоматически.
— Всё нормально, спасибо, Лера. Да, внеси её в «белый».
— Всё поняла. Чао-какао.
* * *
Вытряхнув из пачки ещё одну сигарету, Андрей подошел к гигантскому панорамному окну гостиной.
За толстым, чуть тонированным стеклом, сумасшедший и фантастический, простирающийся до самого горизонта город медленно погружался в весенние сумерки, растворяясь в разноцветном море из миллиарда неоновых солнц.
Неторопливо покурив, он вернулся к дивану. Окинул взглядом разложенные по комнате вещи. Затем оглянулся на старинные напольные часы.
Восемнадцать тридцать. Похоже, сегодня прогулка в «Манхэттен» не состоится.