АБСОЛЮТНАЯ ВЛАСТЬ

— 17 —

— Выходи! Быстро! — она отстегнула от пояса респиратор. — Надевай эту штуку. Ты — один?
— Нет, здесь ещё Фрэнк…
— Давайте скорее, у нас мало времени, — Ольга была выше Вигана, по меньшей мере, на голову, но в этом нелепом комбинезоне её было невозможно отличить от карлика.
— Сейчас… Фрэнки, вставай! — Андрей схватил Уилби за руки и потянул на себя. — Вставай, пора домой!
Щурясь от непривычно яркого цвета, пленники с трудом выбрались из подвала и преодолели путь от лестницы до выхода из бассейна.
Перед самым входом в раздевалку, на грязном кафельном полу в луже крови лежал Виган. Он был без сознания, но жив — его конечности слегка подергивались.
— Сбросить бы его за сетку! — выкрикнул Уилби, перепрыгивая через тело. — Он так любил Салли.
— Некогда, Док, — прохрипел Андрей, задыхаясь.
Через минуту они уже бежали — Фрэнк и Андрей, оба в респираторах, а Ольга в ремонтном костюме Вигана и его маске — по коридору, ведущему из аквадрома в рабочие цеха.
— Мы должны успеть. Чарли вместе с Мо и Ленни — сейчас наверху, но они скоро вернутся, — на ходу говорила Ольга. — Стич — в машине. Только уже мертвый.
— Иглой???
— Да.
— Как ты нас нашла?
— Я приехала сюда вместе с Чарли и его людьми, у них здесь дела. По дороге Куба пару раз пошутил насчёт того, где ты, и что тебя ждёт. Когда из машины все убрались, я вколола Стичу яд и пошла искать тебя… Какой-то старик в цехе объяснил, как пройти к бассейну, а гнома даже спрашивать не пришлось — он так испугался…
— Надо было его добить…
— Так, стойте! — возле двери, ведущей в цех, Ольга остановилась и протянула автомат Андрею. — Сунь под куртку, но будь наготове. Через цеха идем быстро, но не бежим. На улице, сразу возле выхода — заведенный джип. Просто прыгаем в машину и уезжаем. Всё, пошли!
Она опустила на лицо маску, достала из-под комбинезона пистолет и первая шагнула за дверь.
В «производственных» помещениях всё было без изменений: с грязного потолка лился неоновый цвет, гудели вытяжные шкафы, а поглощенные своим занятием равнодушные зомби не обращали на странную троицу ни малейшего внимания.
Они прошли уже два или три сектора, когда, войдя в очередной цех, увидели рослую чернокожую женщину в военной форме с гладко обритой головой и огненно-желтой паутиной татуировки через всё лицо. Женщина стояла в проходе и держала в руках металлическую плеть, выполняя, очевидно, надзирательную функцию.
— Ты ещё не сдох, Виган? — закричала она, поворачиваясь к вошедшим. — Вижу, на мальчиков потянуло, одноглазое отродье?
Ольга молча приблизилась к женщине и, не останавливаясь, выстрелила ей в голову. Тело шумно упало на один из столов, опрокидывая пробирки и забрызгивая всё вокруг кровью, но люди-тени продолжали, как ни в чем не бывало, совершать свои манипуляции.
— Быстрее! — крикнула Ольга, и в следующий, последний цех, они ворвались уже почти бегом.
Когда и это помещение осталось за спиной, а впереди, наконец, показалась решетчатая дверь выхода, дорогу бегущим внезапно преградил высокий, почти двухметрового роста, громила-охранник.
— Всем стоять! — рявкнул он, поднимая обрез.
— Ах ты, козел! — закричал Андрей по-русски. Почти не осознавая, что делает, он оттолкнул шедшую впереди Ольгу, вздернул автомат и резко нажал на спусковой крючок.
Грохот автоматной очереди разнесся по всему зданию. Охранника отбросило назад, он упал, а Андрей всё продолжал стрелять, глядя, как дергается от пуль уже мертвое тело, и отлетает от стены кирпичная крошка.
Через несколько секунд стальной монстр заткнулся, полностью опустошив магазин. Андрей сорвал с лица респиратор и швырнул его на пол.
— Давайте бегом! Сейчас здесь будут все! — Ольга бросилась к двери и выбежала на улицу. Уилби, подтолкнув Андрея, устремился следом за ней.
Они оказались на крыльце, возле которого замер открытый джип — старинная армейская бронемашина «Mersedes-Fast Attack» с крупнокалиберным станковым пулеметом, возвышающимся над кабиной.
— Сюда, скорее! — Ольга бегом спустилась с крыльца и распахнула дверцу джипа. Из кабины на землю вывалился мертвец.
— А ну, пустите-ка меня, — Уилби перебрался через борт «мерседеса» и занял место возле пулемета. — Поторопись, Эндрю!
Андрей влез на пассажирское сиденье, Ольга — за руль, джип взревел и начал пятиться вглубь двора, чтобы развернулся.
В этот момент на крыльце появились охранники Чарли, а с ними ещё не то трое, не то четверо бойцов. Андрей не успел никого разглядеть, потому что, увидев, как Фрэнк разворачивает ствол пулемета в их сторону, люди бросились врассыпную, кто — вниз на землю, кто — обратно в здание.
— Поехали! Давай, детка! — закричал Уилби.
Наконец, джип достиг свободного пространства, где, газанув, резко развернулся и, постепенно набирая скорость, устремился к воротам.
— Не стреляйте! Не стреляйте! — из будки возле ворот выскочил человек и, выдернув из петель вставленный вместо засова лом, упал на землю.
«Мерседес» чуть притормозил и, распахнув бампером незапертые створки, вылетел на улицу.
— Сейчас — прямо, вон до того небоскреба, — прокричал Фрэнк, — а там налево, и жми по фривэю, никуда не сворачивай.
— О'кей, Док, за нами погоня, — в зеркале заднего обзора Андрей увидел, как из ворот выехал черный «хаммер», а за ним — автобус.
— Расслабься, Эндрю! — хохотнул Уилби. — Здесь два ящика пулеметной ленты. Пусть только приблизятся…
Но преследователи не спешили догонять джип, а держались на расстоянии, словно ожидая чего-то. Уже через минуту стало понятно — чего: «мерседес» внезапно начал дергаться, скорость — падать и, проехав ещё сотню метров, автомобиль заглох.
— Вот гадство! — ударила по рулю Ольга. — Чарли же говорил про бензин… Они так и не заправили его…
Андрей высунулся в окно и посмотрел назад. Автобус, на котором ехали бандиты, прижался к обочине и тоже остановился, а «хаммер» свернул на перекрестке, очевидно, решив объехать их спереди.
— Надо уходить, Фрэнки, — Андрей открыл дверь и спрыгнул на землю. — Здесь нас окружат, и никакой пулемет не поможет.
— Куда уходить? — пожал плечами Уилби. — Это же самый центр города. Отсюда так просто не выбраться.
— Предлагаешь держать оборону? Патроны закончатся, а этих упырей здесь сотни, — вмешалась Ольга. — Посмотри лучше, нет ли в кузове оружия.
Она выбралась из машины и заглянула под водительское сиденье.
— Андрюш, автомат не потерял? Тут есть пара рожков, похоже — от него.
— Не потерял, — хмуро ответил Андрей. — Послушай, Док…
— Не смей называть меня «Док»! — заорал Уилби. — Ещё раз так скажешь, и я…
В этот момент со стороны автобуса раздались выстрелы. Несколько пуль ударило по броне джипа, остальные просвистели над головой Фрэнка. Одновременно с этим, впереди, на расстоянии примерно ста метров, из-за поворота вылетел «хаммер» и притормозил за большой кучей мусора.
— Ну что ж, — Уилби склонился над пулеметом, — сейчас мы проверим, у кого броня крепче. Огонь!
Пулемет загрохотал так, что даже от эха можно было оглохнуть, и Андрею показалось, будто кто-то стучит молотком прямо по его голове. Вместе с Ольгой они отбежали от дороги и залегли на тротуаре, в пяти метрах от джипа.
— Фрэнки, послушай! — подняла голову Ольга, когда пулемет перестал стрелять. — Пока не понаехал народ, нужно уходить…
В этот момент послышался шум, и стало видно, как, словно в подтверждение её слов, к автобусу подкатила разукрашенная полицейская машина без передних дверей, из которой выскочило четыре человека.
— Идите в сторону парка, — Фрэнк показал рукой куда-то между домов. — Отсюда — метров двести. Сразу за ним — небоскреб «Уитни» и станция «Гранд Циркус Парк». Спрячьтесь на станции и ждите меня.
— Не дури, старина, — Андрей повернулся на бок и вставил в свой автомат новый магазин. — Хочешь снова попасть в подвал?
— Убирайтесь! — заорал Фрэнк. — Я же сказал — ждите меня в метро. Если мы уйдем все вместе, то нам не оторваться… Ну, куда ты лезешь, сволочь! — увидев, как, пригибаясь к земле, трое бандитов медленно приближаются к джипу, он снова взялся за пулемет.
* * *
Вопреки их представлениям, станция располагалась не под землей, а — над ней, вплотную примыкая к одному из городских небоскребов: в отличие от «подземок» многих других городов, метро Детройта оказалось монорельсовой дорогой, проходящей на десятиметровой высоте.
— Как ты думаешь, он придет? — Андрей в который раз поднялся, подошел к почерневшему стеклу и сквозь узкую вертикальную пробоину посмотрел наружу.
Отсюда, со второго этажа «Уитнис Билдинг», Гранд Циркус Парк был виден, как на ладони. Всё те же ржавые остовы автомобилей, покосившиеся фонари, грязно-серые, в трещинах, асфальтовые дорожки, заросшие мхом и травой.
Очевидно, в парке когда-то похозяйничал огонь, поэтому вместо деревьев там виднелись только обгорелые стволы, а небольшой «пятачок» мемориального фонтана больше напоминал воронку от авиабомбы.
— Уже полчаса, как не слышно ни одного выстрела, — произнесла Ольга. — Либо Фрэнк решил выбираться в одиночку, либо они убили его.
— Нам, в любом случае, нужно оставаться здесь, — отойдя от окна, Андрей вернулся на скамейку. — Примерно через час стемнеет, и тогда пойдем.
— Слушай, а может, нам попробовать через реку? Если верить карте, отсюда до набережной рукой подать. Найдем какую-нибудь лодку, семьсот метров по воде — и мы в Канаде…
— О чем ты? Все здешние лодки давно сгнили.
— Тогда… Можно дождаться утра, забраться на крышу этого дома и развести костер. Нас заметит полиция.
— Подняться выше мы не сможем — все лестницы, ведущие наверх, наглухо заварены, я уже смотрел. К тому же, угадай, кто быстрее приедет на твой сигнал «SOS»: ФБР или Чарли Куба?
Внезапно с улицы донесся собачий лай. Андрей вскочил и подбежал к окну.
— Вот и вспомнили, на свою голову… Похоже, Куба влюбился не на шутку. Чем ты его так зацепила?
— А что там?
— Какой же он неугомонный, ты только посмотри…
То, что они увидели, действительно, не сулило ничего хорошего.
На широкий перекресток, прямо перед площадью выехало несколько автомобилей: злополучный джип «мерседес», черный «хаммер», всё тот же ободранный полицейский «крайслер» и ещё пара машин.
Сидящие в них люди наблюдали, как в сопровождении троих бандитов, сутулый человек в плаще и черных очках, чуть задрав голову и не спеша, двигался через парк по направлению к небоскребу «Уитни», где прятались Ольга с Андреем.
Впереди него, уткнувшись носом в землю, на длинном поводке бежала худая приземистая собака. Время от времени она останавливалась и, оглядываясь на хозяина, начинала лаять.
— Вниз, быстрее! — Андрей схватил автомат и бросился к лестнице. — Выйдем с другой стороны. Я видел там проход…
Они спустились на первый этаж и, то и дело проваливаясь на гнилом полу, побежали по коридору в противоположную часть здания.
В конце коридора, действительно, находился выход в узкий треугольный дворик V-образного «Уитнис Билдинг», откуда открывался путь на соседние улицы.
Андрей остановился, поджидая Ольгу, и уже было толкнул ржавую, с облупившейся краской, створку высоких дверей выхода, как вдруг его взгляд упал на лестницу, которая вела куда-то вниз, очевидно, на подземный уровень.
— Пошли скорее, ну чего ты встал, — запыхавшись, подбежала Ольга.
— Постой, — Андрей подошел к лестнице и глянул вниз. — Смотри, здесь, похоже, подвал. Может, просто спрячемся? Упыри решат, что мы вышли через вон те двери, а мы отсидимся внизу, вечером выберемся да уйдем.
— Они сразу поймут, где нас искать. Собака ведь унюхает…
— Собака в подвал не полезет. К тому же, сама видишь, тут всё залито водой, ничего она не унюхает. Да и вонь какая! Разве здесь, вообще, можно что-то унюхать…
— Но это же такой риск…
— Согласен, но выходить сейчас на улицу — ещё больший риск. С собакой они неминуемо нас выследят и догонят; тем более, ещё не стемнело…
Не дожидаясь ответа, Андрей поднял автомат и не спеша двинулся вниз по лестнице. Дойдя до нижней площадки, он толкнул приоткрытую металлическую дверь и, щелкнув зажигалкой, заглянул во тьму.
— Спускайся, — прокричал он. — Здесь не так и страшно. И кстати, имеется засов…
— Какой толк от засова, — стало слышно, как Ольга осторожно переступает по скользким от налипшей грязи ступеням, — если мы всё равно не станем его задвигать.
— Эта вонь — лучше любого засова, — Андрей сделал несколько шагов вглубь подвала и остановился. — Только полный идиот может войти сюда по доброй воле…
— Где ты? — Ольга, наконец, спустилась и, прикрыв за собой дверь, оказалась в подземелье.
— Здесь, — он обернулся, и вновь вспыхнула зажигалка. — Ну, вот, мы опять в подвале.
— Может, поторопимся? Они, наверняка, уже где-то совсем близко.
— Да, надо идти. Достань зажигалку и держи её в руке. Пистолет — тоже. Я — впереди, ты — за мной.
Готова? Тогда — пошли.
* * *
Несмотря на то, что подвал оказался достаточно сухим, Андрей сомневался в том, что здесь может кто-нибудь обитать: воздух был буквально пропитан отвратительным смрадом, к которому, казалось, невозможно привыкнуть.
— Интересно, что это за строение, под которым мы находимся? — пробормотал он, выбрасывая догоревший бумажный «факел» и зажигая новый. — Наверное, большой общественный туалет. Или кладбище.
— Судя по вывеске наверху, первые пять этажей занимал отель, — откликнулась Ольга. — Но насчёт кладбища, возможно, ты и прав: мы же не знаем, где нынешние горожане хоронят усопших. Может, прямо в Циркус-парке.
Они прошли до конца коридора, мимо помещений, заполненных огромными ржавыми шкафами, вероятно, холодильниками, и очутились в узком туннеле, который шел немного под уклон.
— Так… А это ещё что за «подземный переход»? — Андрей осветил «факелом» почерневший каменный пол туннеля и грязные бетонные стены, по которым пролегали толстые пучки силовых кабелей. — Похоже, он ведет в соседнее здание. Как думаешь, есть смысл двигаться дальше?
— Думаю, стоит немного выждать, — Ольга помолчала, а затем вдруг негромко рассмеялась. — Представляешь, если этот туннель приведет в подвал Вигана?
— Тебе смешно, — он зажег очередной «факел» и присел на ржавый чугунный радиатор. — Эти выродки собирались бросить нас в яму с крокодилами.
— Я знаю, — голос Ольги стал серьезным. — Если мы выберемся отсюда, то расскажем обо всем прессе и сообщим в ФБР…
— Почему ты не убила Чарли? Не было возможности?
— Чарли… — она замолчала, подбирая слова. — В общем, когда мы с ним поднялись наверх, ещё в доме, до того, как приехал Стич…
— Оль, мне вряд ли стоит это знать.
— Он сказал, что хочет умереть вместе со мной, и что с сегодняшнего дня меня будут пичкать «стеклом», чтобы я не сбежала. А потом я обняла его и нежно так, аккуратно, воткнула «шип» ему в руку…
— И?
— И ничего! Ты представляешь… Минута прошла, две, а он лежит и не умирает. Тоже меня обнял, шепчет что-то… Я только потом узнала, что у него силиконовый протез вместо плеча…
— Да уж, — мрачно усмехнулся Андрей. — Его бы не «Куба» назвать, а — Чарли «Лаки» — счастливчик…
— Ну, ладно, — он поднялся, — предлагаю ещё немного прогуляться по туннелю. Так, на всякий случай. Вдруг потом убегать по нему придется.
— Хорошо, только давай, всё-таки, далеко заходить не будем. А то, действительно, как бы опять к крокодилам не попасть…
Впрочем, далеко зайти не получилось по более простой причине: метров через пятьдесят путь им преградила решетка из толстой арматуры.
— Гляди-ка, и здесь заварили, — покачал головой Андрей. — Ну, что ж, тогда пойдем, поищем уютное местечко среди холодильников. Ты заметила, что там воняет гораздо меньше? Хотя, по идее… Боже! Что это?!
— Андрей! Что случилось?! — среагировав на голос, Ольга почти сразу зажгла огонь. — Что? Тебе плохо?
— Нет. Подожди… — замерев, он стоял, словно к чему-то прислушиваясь. — Мне показалось, но, по-моему… Сейчас…
Андрей бросил свой «факел» на пол, затем присел и, резко задрав свитер, начал ощупывать свою грудную клетку.
— Что с тобой? Сердце? — Ольга испуганно опустилась рядом и взяла его за плечо. — Ничего, сейчас посидим, отдохнем немного, и всё пройдет…
— Подожди, Оль, это не сердце. Это гораздо хуже…
— Что? Говори, мне страшно…
-«Маяк». Нейросенсор сработал. Где-то рядом — Джимми Ломас.