АБСОЛЮТНАЯ ВЛАСТЬ

— 20 —

— Вы хотите сказать, что это — они?
— Да, сэр.
— Прокхороф Ольег. Вьекшина Олга, — пожилой седовласый джентльмен с трудом прочитал русские имена под фотографиями и, бросив лист бумаги обратно на стол, медленно поднялся из кресла. — Так?
— Совершенно верно, сэр. Они являются членами Комиссии, и мой долг…
— Послушайте, мистер… эээ…
— Такаёши, сэр.
— Господин Такаёши, прежде чем я отпущу этих людей, нам нужно, как минимум, допросить их. Вы должны понимать, что сейчас они нелегально находятся на территории США, и к тому же…
— Но их похитили и привезли на территорию штата Мичиган помимо их воли! В настоящий момент я жду подтверждения из российского консульства, после чего предоставлю вам копии всех документов.
— Документов от похитителей?
— Да бросьте, полковник, — молодой человек в светлом костюме вынул из кармана мобильный телефон и протянул его собеседнику. — Вы можете прямо сейчас поговорить с временной штаб-квартирой нашей Комиссии в Оттаве, и они подтвердят каждое мое слово.
— Нам нужно допросить их, — повторил седой джентльмен, не обращая внимания на телефон. — Мы проводим в Детройте ряд мероприятий, поэтому нас интересуют любые подробности пребывания там российских граждан. И неважно, каким путем они туда попали.
— Но они не говорят по-английски, — Такаёши вскочил и подошел к Андрею и Ольге, сидящим на диване в самом углу кабинета. — Хорошо. Если хотите, я могу прямо сейчас стать вашим переводчиком, но, пожалуйста, давайте, не будем затягивать: моим людям и так пришлось немало пережить.
— Не надо ставить мне условия! — рявкнул полковник. — Я отправил за ними своих лучших людей и доставил их сюда в целости и сохранности. И не из-за звонков сенатора, как вы, наверное, думаете, а исключительно потому, что это мой долг! И этот же долг требует, чтобы я или мои эксперты пообщались с вашими подопечными…
— Видите ли, сэр, — голос Такаёши понизился и стал холодно учтивым, — я являюсь заместителем руководителя организации, созданной по решению правительства Соединенных Штатов и других стран-участников Совета Безопасности ООН…
— И что дальше?
— …Организации, которая находится вне юрисдикции США и которая действует строго на основании Устава, утвержденного Генеральной Ассамблеей. Поэтому все наши сотрудники имеют дипломатический иммунитет…
— Если в течение двадцати четырех часов вы и ваши «сотрудники» не покинете территорию моей страны, — разъярился полковник, — то я арестую их за незаконное пересечение границы! А теперь убирайтесь!
— Огромное спасибо за помощь, сэр, — с чувством произнес молодой человек. — Я сегодня же позвоню в Вашингтон, чтобы выразить им…
— Советую пошевелиться, пока я не передумал! — полковник отвернулся к окну.
На лице Такаёши появилась торжествующая улыбка. Наклонившись к сидящим на диване, он выразительно кивнул головой в сторону дверей. Ольга с Андреем поспешно поднялись и, не прощаясь, вышли из кабинета.
— Всегда нервничаю, когда приходится общаться с военными. Нам ещё повезло, что Ренсон в отъезде, он бы вас так просто не отпустил.
Они прошли по оживленному коридору управления и, спустившись по широким ступеням, оказались на улице, в десяти метрах от просторной служебной парковки.
— Где это мы? — сощурился Андрей от яркого солнечного света. — После того, как нас пересадили из броневика в патрульную машину, я совершенно перестал ориентироваться.
— Полицейский департамент города Флинт, — Такаёши уверенно направился к крошечной «тойоте» возле самого въезда. — А на втором этаже, где мы были, находится временный штаб по координации розысков… сами знаете кого. Прошу!
Он открыл дверцу и призывно посмотрел на своих спутников.
— Знаете, я очень благодарен вам за помощь, — Андрей не спеша приблизился. — Но дальше, пожалуй, мы доберемся самостоятельно…
— Разумеется, — широко улыбнулся молодой человек. — Я лишь подброшу вас до автобусной станции, и — до свидания, у меня много дел.
— Не валяй дурака, — негромко произнесла Ольга по-русски, — садись быстрее, и поехали, пока олухи из ФБР не спохватились.
Андрей с сомнением покосился на неё и, пожав плечами, влез на пассажирское сиденье. Ольга устроилась сзади.
— Тут совсем близко, — Такаёши завел двигатель, и машина выехала за ворота. — Городок небольшой…
Они не успели отъехать от департамента и на пятьсот метров, когда их резко обогнал минивэн и прижал к обочине. Одновременно позади дорогу перекрыл резко затормозивший огромный «роллс-ройс».
Андрей дернул ручку двери, но дверь не поддалась.
— Открывай, — повернулся он к водителю.
— Не надо нервничать, — глядя прямо перед собой, проговорил Такаёши. — С вами просто хотят поговорить.
Из минивэна поспешно вышли три человека в светлых костюмах и подбежали к «тойоте».
Один из них открыл пассажирскую дверцу и немного отпрянул назад.
— Выходи.
Андрей не успел выбраться наружу, как двое других «встречающих» взяли его под руки и подвели к лимузину.
— Всё нормально, приятель, ты уже дома, — процедил один из них и распахнул перед Андреем заднюю дверь «роллс-ройса». — Полезай. Живо.
Оказавшись в полутемном салоне, он не сразу смог осмотреться и лишь через несколько секунд обнаружил, что помимо него на широком боковом диване сидит пожилой человек в белом халате, а напротив развалился невысокий крепыш в спортивном костюме и с перебитым носом.
— Здравствуйте, — по-русски проговорил «доктор», улыбаясь.
— Хелло, — негромко ответил Андрей. — Как дела?
Задняя дверь вновь открылась, и внутрь шагнула Ольга.
— Всем привет, — ни на кого не глядя, она пробралась в начало салона и, опустившись на сиденье рядом с черной водительской перегородкой, негромко произнесла в микрофон на панели. — Готово. Все на месте. Поехали.
«Роллс-ройс» плавно тронулся, обогнав минивэн, который тотчас завелся и двинулся следом. Автомобиля Такаёши на дороге уже не было.
— Не беспокойся, всё будет нормально, — Ольга повернулась к Андрею, и в этот момент её взгляд упал на «доктора». — Простите, а вы кто?
Человек в белом халате уже открыл рот, чтобы ответить, но тут водительская перегородка поползла вниз, и в салоне раздался громкий властный голос того, кто находился рядом с водителем:
— Познакомьтесь, это доктор Ример. Аркадий Ример, — человек сделал паузу и обернулся к пассажирам: — Привет, Оля, привет, Рубин. Честно говоря, я уже не верил, что увижу вас снова.
Перед ними сидел Голосов.
— Вот так сюрприз, Алекс! — воскликнула Ольга с искренним удивлением. — Когда ты прилетел?
— Позавчера. Сразу, как только прервалась связь с группами поиска. Но об этом — после. Сначала мы должны закончить наше маленькое дельце. Чего не здороваешься, Рубин?
— Добрый день, — неохотно произнес Андрей, глядя в окно.
— Добрый, говоришь? — усмехнулся Голосов. — Что ж, надеюсь… Информация при нём? — обратился он к Ольге.
— Да.
— Где именно?
— Имплантант — здесь, — стараясь не глядеть Андрею в глаза, она прикоснулась к родимому пятну на его лице.
— Ещё какие-нибудь бионосители есть?
— Я не знаю, — растерялась Ольга.
— Рубин, я к тебе обращаюсь! Есть ещё чипы под кожей?
Андрей молчал.
— Так. Лёша, — обратился Алекс к человеку в спортивном костюме, — будь начеку. У нашего друга сегодня неважное настроение. О’кей?
Тот кивнул.
— В общем, слушай, Рубин. Твой договор с Маркусом аннулирован. Маркус мёртв. Отдай информацию и вали на все четыре стороны. У нас очень мало времени. Ты меня понял?
— Маркус? — ахнула Ольга. — Что с ним случилось?
— Оль, подожди, не сейчас. Рубин, ты что, так и будешь дурака здесь изображать?
— Неужели вам действительно важно моё согласие? — почти равнодушно произнес Андрей, разглядывая яркий весенний пейзаж за окном. — Всё равно же выпотрошите…
— Насчёт этого можешь не сомневаться, — заверил Голосов. — Как рождественского гуся.
— Действительно, Алекс, почему бы тебе не поговорить с Андреем нормально? — снова вмешалась Ольга. — Если бы ты знал, в каком аду мы побывали ради контейнера Ломаса…
— …И двадцати миллионов Рубина, — усмехнулся Голосов. — Хорошо, мы поговорим нормально. После того, как закончим. Долго ещё? — спросил он у водителя.
Тот молча покачал головой, не отрываясь от дороги.
— А как? Как я должен разговаривать с человеком, — вновь заговорил Алекс, — который предал меня ещё до того, как встретился со мной? Конечно, я понимаю, ты растерялся, и всё такое… Но потом, когда ты прибыл на виллу, почему сразу не рассказал мне про ваш договор с этим крысёнышем?
— Я никого не предавал, — тихо сказал Андрей. — Он предложил мне заработать и в случае отказа угрожал, что…
— Можешь не стараться, я — в курсе подробностей. Заработать… Кстати, — Голосов снова обернулся в салон, — помнишь, ты всё удивлялся, что я играю в открытую? А фокус-то простой: пригласив тебя к себе и посветив в это многих, я смог, наконец, обнаружить утечку. Мда… — он помрачнел. — Никак не думал, что это будет Маркус…
— Подъезжаем, — негромко произнес водитель.
Автомобиль замедлил ход и вскоре свернул на узкую дорогу, покрытую тротуарной плиткой. Через двести метров лимузин подъехал к невысоким чугунным воротам, которые тотчас раскрылись, пропуская его вовнутрь.
Андрей успел лишь увидеть за окном стандартную прямоугольную табличку с надписью «SALE» и чьим-то телефоном внизу.
— Где это мы? — оживился доктор, прильнув к окну. В отличие от него, «спортсмен» оставался сидеть неподвижно, не сводя глаз с Андрея.
— Откуда я знаю, — засмеялся Голосов. — Чей-то дом. Если хочешь купить — позвони по телефону. Так. Вон туда проезжай и вставай рядом с ангаром, — последняя фраза предназначалась шоферу.
Они въехали во двор и, обогнув трехэтажный кирпичный особняк, оказались позади строения, рядом с приличных размеров гаражем, рассчитанным явно для нескольких машин.
— Нам понадобится два-три часа, — Ример покосился на Андрея, — и то, если оборудование будет, какое надо.
— Не вздрагивай, Аркаша, здесь уже несколько месяцев никто не появляется, — отмахнулся Голосов. — В случае чего, мы — потенциальные покупатели, изучаем объект.
«Роллс-Ройс» остановился, и почти сразу рядом с ним затормозил и минивэн. Алекс тотчас выбрался наружу.
Послышались голоса людей, и вскоре дверь лимузина распахнулась.
— Ольга, выходи. Аркадий Борисович — вы тоже, — показался тип в светлом костюме. — А ты, Лёш, посиди с этим, пока всё подготовят.
Дверь за вышедшими пассажирами закрылась, и в салоне наступила тишина. Стало слышно, как снаружи, негромко переговариваясь, люди открывают ворота ангара. Затем голоса смолкли.
— Сигареты есть? — спросил Андрей у «спортсмена». Тот покачал головой. — Понятно. Скажи, хоть, сколько времени?
В ответ Лёша лишь пожал плечами, продолжая сидеть, не меняя позы и держа в карманах обе руки.
Прошло около десяти минут, пока, наконец, не послышались чьи-то шаги.
— Давай, вылезай, только не спеша — в дверном проеме возник тот же человек в светлом, обращаясь к Андрею. — Пора на медосмотр.
В гараже оказалось на удивление светло и чисто.
Внутренние неоновые лампы, очевидно, не работали, поэтому помещение освещалось только естественным образом — через просторные окна в потолке. Впрочем, особой нужды в освещении не было: «передвижной медпункт», судя по яркому свету из окон, имел собственный источник энергии.
Вытянутый и, в отличие от подобных машин, не белого, а светло-голубого цвета, медицинский фургон с надписью «Emergency Surgery» («Экстренная хирургия») стоявший в центре пустого ангара, больше напоминал инопланетный корабль или катер «патруля времени», нежели «скорую помощь».
Кроме Голосова, доктора Римера и вошедшего вместе с охранником Андрея, в гараже никого не было.
— Так, Андрюша, — заговорил доктор, — сейчас мы будем делать твоё полное сканирование. Наша цель: обнаружить все инородные тела, имеющиеся в твоем теле, после чего я их удалю. Как ты знаешь, ничего страшного в этой процедуре нет, поэтому, пожалуйста, давай, облегчим друг другу жизнь и постараемся закончить всё как можно быстрее. Хорошо?
— Хорошо, — мрачно ответил Андрей. — Только зачем обязательно — удалять? Можно просто скачать информацию и отформатировать носитель…
— Я хочу быть уверен, Рубин, — вмешался Голосов, — что внутри тебя не останется не единого байта. Поэтому веди себя смирно и не обостряй. Давай уже, приступай, Борисыч.
— Подойди сюда, Андрей, — доктор открыл заднюю дверь фургона и выкатил выдвижную платформу для пациентов. — Раздевайся. Одежду клади сюда. И ложись. Кстати, там баллоны, вообще, кто-нибудь проверял? — обернулся он к Алексу. — Мне понадобится немного давления в самом начале, чтобы подать эфир.
— Откуда я знаю, — нахмурился Голосов. — Машину арендовали вчера, в Чикаго, а пригнали только сегодня утром. Да и кому её было проверять? Лёше, что ли? Постой, какой эфир?
— Знаешь, я синтетике не доверяю, начну по старинке, эфиром. Тем более, потом и так — седативы колоть… И вообще, Алекс, не лезь в процесс, ради Бога… Так, разделся? — он повернулся к Андрею. — Отлично. Теперь ложись, головой — сюда, руки клади сюда…
После того, как Андрей лег на платформу, Ример задвинул её внутрь фургона.
— Так. Теперь… Молодой человек, — обратился он к охраннику в костюме, — подойдите, пожалуйста, мне понадобится ваша помощь… Пациента же надо зафиксировать, — негромко пояснил доктор, — а то я чего-то побаиваюсь, пока он…
— Стой на месте, — приказал Голосов охраннику, — и будь наготове. Где у тебя автомат, кстати? Вот, достань и держи в руках! А больного я сам пристегну. Показывай — где, Борисыч.
Вскоре Андрей уже был плотно пристегнут к платформе кожаными ремнями, оказавшись, таким образом, абсолютно беззащитным. Ример накрыл его простыней и присел за пульт управления в передней части фургона, настраивая сканнер. Голосов же занял место на выдвижном стуле возле задней двери и приготовился терпеливо ждать.
— Ну, что ж, в целом всё готово, — доктор, наконец, оторвался от компьютера и, открыв боковую дверь, выбрался из автомобиля. — Минут пятнадцать ждем, пока прогреется излучатель, и можно приступать. Слушай, Алекс, — Ример понизил голос, — я бы сейчас с удовольствием чего-нибудь перекусил. Всё равно пока делать нечего. А то с самого утра не было ни крошки…
— Макс! — крикнул Голосов охраннику. — Отведи Аркадия Борисовича в дом, пусть пообедает вместе со всеми. И сам тоже можешь…
— А ты?
— А я здесь посижу. Постерегу пациента, он у нас прыткий, — Голосов покосился на платформу и добавил: — Да и какой тут аппетит… Идите, в общем.
Через минуту, кроме него и Андрея, в ангаре не осталось никого.