АБСОЛЮТНАЯ ВЛАСТЬ

— 4 —

По мере приближения астероида, поверхность планеты Земля всё больше становилась похожей на разноцветный гигантский глобус из трёхмерного комикса. С каждой секундой она стремительно увеличивалась в диаметре, открывая всё новые и новые миллионы своих чудесных и неповторимых фрагментов: ослепительно синие океаны, черные, красные или зеленые материки, на которых явственно проступали леса, горы, пустыни…
Вскоре показались и чернеющие города, покрытые зеленой сеточкой дикой растительности и прорезаемые серыми паутинками давно заброшенных дорог.
Пустые глазницы ушедшей эпохи. Мертвые города мертвого мира.
Мегатонный, огненно-красный болид ворвался в атмосферу и, став от этого ещё более свирепым, с ужасающим рёвом зашел на свой последний виток.
Минуту спустя колоссальный взрыв светом тысячи солнц озарил равнодушный и холодный космос, превратив в чудовищный водородный факел когда-то великую планету.
Андрей открыл глаза.
Восемь часов утра. В комнате было темно и немного душно: приехав домой глубоко за полночь, он едва смог раздеться и добрести до дивана — до такой степени он устал, поэтому «мультиклимат» так и остался не включенным.
Андрей пошарил рукой по полу, но пульта не обнаружил.
Пришлось вставать. Ноги до сих пор немного гудели и не желали слушаться, но он, тем не менее, добрался до окна и ткнул пальцем в «OPEN». Тяжелая створка медленно поползла в сторону, и вместе с ревом утреннего мегаполиса в гостиную ворвался прохладный весенний ветер.
Постояв с минуту возле окна, Андрей вернулся на диван и забрался обратно под теплое двухслойное одеяло. Но как только голова коснулась подушки, воспоминания набросились на него с новой силой.
Воспоминания?!
Пугающе отчетливая картина давно вымершей планеты, столкнувшейся с гигантским астероидом, вновь встала у него перед глазами.
Синтетический «оптимизатор» NN-2014 (жаргонное название — «Укус гейши»), помимо легкой эйфории и растормаживания эмоциональной сферы, резко обострял долговременную память и вызывал парамнезию — ложные воспоминания, а также смешение реального и воображаемого. Но Андрею больше нравилась версия некоторых заядлых «психоделистов» о том, что NN-2014 способен, якобы, будить «сверхпамять» — наследие миллионов прошлых реинкарнаций индивида.
Однако сейчас изучать «наследие реинкарнаций» хотелось меньше всего, и Андрей в который раз упрекнул себя за вчерашнюю слабость. Как он и предполагал, завершение вечера в «Меконг Дельта» оказалось вполне достойным: и массаж, и двойной «биррекс» с профессиональными «джюн», и полёт на псевдо-антиграве… Позволять себе «Укус гейши» явно не стоило.
Впрочем, судя по времени, уже совсем скоро эффект «оптимизатора» должен полностью исчезнуть.
Андрей протянул руку, пододвинул к дивану журнальный столик и, нашарив на столике сигареты, закурил, стряхивая пепел в пустой бокал.
Спать почти не хотелось. К тому же, растревоженная память выталкивала на поверхность всё новые и новые эпизоды и никак не желала успокаиваться.
Он неожиданно вспомнил институт и начало своей репортерской карьеры: наставника Лёшу и первый самостоятельный материал… Друзей из «Red Quadro» — независимой студии экстремальных операторов, Андреаса, Энрико, Валеру-Гнома, Николь, других молодых фанатиков со всего мира, отважившихся противопоставить свои «дикие» репортажи официальной медиа-доктрине.
Контракты, сенсации, командировки. Кошмарная, едва не стоившая ему жизни поездка в Мексику, интервью, взятое в плену у психопата Матсумото, съемки «ожившего» кладбища Минского Института Генетики…
А ещё полёт на Фудзияму, когда в кабине вертолета — только он и Николь, площади и фонтаны весеннего Неаполя, свободное падение в нирвану настоящей любви и вечный, почти сумасшедший бег от обыденности… Всё это было невообразимо давно. В прошлой жизни?
Он усмехнулся. В отличие от космических катаклизмов, его молодые годы не были ложной памятью. Настоящую жизнь ни с чем не спутаешь и не забудешь. Как нельзя забыть собственную неуспокоенность и свою извечную тягу к авантюрам и авантюристам.
С самого детства Андрея привлекали люди с «синдромом абсолютной власти». Так он называл тех, кто был способен противопоставить себя общему порядку, подняться над толпой, переступить все барьеры и выбрать свой особенный, неповторимый путь к цели. Цели, которая всегда масштабна, всегда шокирует и поражает воображение.
Личности известных преступников, террористов, лидеров повстанческих движений или просто «охотников за удачей» вызывали у него особый, неподдельный интерес, и даже сейчас, находясь в возрасте Христа, он продолжал, при случае, отслеживать их судьбы.
Внезапно захотелось пить. Пришлось опять подниматься и, закутавшись в одеяло, брести к гостевому холодильнику за «нарзаном». Потом — искать этот чертов пульт. В такие минуты появлялось желание снова обзавестись кетч-гёрл. Говорят, на «прислугу-плюс» сейчас вполне приемлемые цены…
Напившись вдоволь, он решил не возвращаться на диван, а расположиться в кресле и посмотреть телевизор.
Так и есть. Пульт валяется на полу под столиком. Первым делом Андрей включил потолочные вентиляторы и поднял влажность до «семерки», и только потом оживил монитор ТВ-станции.
Попереключав бесцельно каналы, он выбрал в меню функцию «Поиск/запись» и ввёл ключевые слова: «Париж» и «Санкт-Петербург». В ожидании, пока программа закончит сканирование, кликнул на канал «Азия».
«- … в течение целого года жильцы вашего дома — а их, если не ошибаюсь, всего восемьдесят девять человек — в любой момент могли видеть всё, что происходит в вашей квартире посредством почти сотни скрытых камер наблюдения?
— Да, это так. За соседями, в свою очередь, наблюдали миллионы телезрителей по всей стране. Правда, уже в записи…
— Скажите, что вы почувствовали, когда узнали об этом? Возникло ли у вас желание как-нибудь отомстить организаторам шоу?
— Ещё бы! Я даже разработал целый план, как я это сделаю. Кроме того, полученный гонорар позволил мне стать обладателем целого арсенала всевозможных полезных вещей для осуществления моего замысла.
— Полезных вещей? И, конечно же, оружия?
— Разумеется.
— Таким образом, вы превратились в участника нового шоу! Действительно, проект „Убей их всех“ стал настоящим прорывом в медиа-бизнесе и лидером реалити-драйва ушедшего года! Скажите, Максим, а как отнеслась к происходящему ваша жена? Ведь, насколько я знаю…»
Прозвучал короткий сигнал.
«Сканирование завершено. Найдено: 52 сюжета из раздела „Новости“. Запись на микродиск?»
 — Этот парень, похоже, скоро станет участником шоу «Похороны», — Андрей нажал на пульте «ОК» и отключил трансляцию.
Пора уже было идти умываться, завтракать и потихоньку начинать готовиться к поездке. А ведь он до сих пор не отправил Веронике фото на паспорт!
«Внимание. Диск не предназначен для записи. Пожалуйста, вставьте чистый диск».
— Больно ты умный, — пробормотал Андрей, вспоминая, что он, и вправду, забыл заменить диск с подборкой о «Движении Хаос», которую показывал Гному, на чистую матрицу. Пришлось опять подниматься и искать в секретере новую упаковку.
А кстати. Они же вчера так и не досмотрели «Гимн отрицанию», как называл подборку Андрей. В своё время он сам «склеил» этот материал из фрагментов репортажей, интервью и различных программ, посвященных терроризму и, в частности, «Движению Хаос». Жаль, Гном, не оценил…
«Движение» было одной из любимых тем Андрея. Он прекрасно понимал, что люди «Хаоса», скорее всего, просто зомбированные фанатики, и то, что они делают по приказу своих главарей, это путь в никуда. Но не восхищаться их дерзостью и целеустремленностью он не мог. Угон истребителя «МиГ-35», похищение миллиардера Сенчина, неудачное, но безумно смелое нападение на федеральный банк, взрывы, поджоги, ограбления…
«Запись завершена».
Андрей достал из системы свежезаписанный диск с новостями Парижа и Санкт-Петербурга, которые планировал просмотреть во время приема ванны, ткнул на пульте «Обогрев пола» и, сняв со спинки стула халат, отправился совершать утренний туалет.
* * *
Бандероль доставили после обеда.
К тому времени Андрей уже успел искупаться, совершить пробежку по парку и даже немного погонять мяч со скучающими охранниками своего жилого комплекса, окончательно избавившись, таким образом, от всех последствий вчерашнего вечера.
Сидя за рабочим столом кабинета и рассеяно внимая «постядерным» аккордам лондонского файрджаза, он занимался подготовкой генератора стикбо-плёнки, необходимой субстанции для изменения отпечатков пальцев, когда прибыл курьер.
«На чай» вполне хватило сотни. Выпроводив юношу, Андрей прямо в прихожей вскрыл пластиковую коробку и достал удлиненный конверт из свинцовой фольги с приклееным сверху белоснежным стикером. Надписей на стикере не было.
Он поднялся обратно в кабинет, где расположился за вторым столом, поменьше, стоящим у противоположной стены, на котором помимо настольной лампы находились лишь старинный миниатюрный ноутбук и фаянсовая пепельница.
Итак, приступим. Андрей аккуратно выложил на столик содержимое конверта.
«Еврокард. Виза-Платинум».
«Дорожные расходы. Пин-код: 5555. Сумма: 20.000 евро. (вычтено из гонорара)», — гласила крошечная записка, приклеенная к кредитке. Надпись, судя по почерку, была сделана женщиной, очевидно, самой Конти. Андрей перевернул карту и прочитал имя владельца: «Oleg V. Prokhorov».
Паспорт.
Российская Федерация. Министерство иностранных дел.
Прохоров Олег Валерьевич. 14 января 1987 года рождения. Город Москва.
Теперь… Контейнер с загрузочным кристаллом для стикбо-гена. Присутствует. Очень хорошо. Десять минут потерпеть жжение от застывающей пленки — и на три недели получаем новые отпечатки пальцев, зашифрованные в паспорте двадцатизначным кодом.
Второй контейнер. Здесь, видимо, вся необходимая информация. «Распечатать, прочитать, уничтожить». Как всегда. Будет сделано.
Билет на поезд «Мегаполис-Экстра», рейс Москва — Санкт-Петербург, одноместное V.I.P.-купе. Отправление: сегодня, в 23.55, прибытие: завтра в 5.50 утра. Что ж, поспать, скорее всего, не придется. Зато никаких самолетов, и это радует.
Впрочем, его нелюбовь к полётам была вызвана вовсе не боязнью сканирования аэропортовским детектором. Слова о том, что имплантант можно засечь сканером, были ложью, направленной на увеличение гонорара, не более. Сумасшедший Лебедев, видимо предчувствуя скорый запрет своих исследований, проделал очень большую работу в поисках универсального защитного контейнера для нити и за считанные месяцы успел перепробовать не одну сотню материалов.
Камера Андрея, вживленная в его левую надбровную дугу, относилась к классу «Биокс-3. Ультра». Она практически не содержала металлов, не являлась источником микроизлучений и поэтому была абсолютно неуязвима для любых известных науке средств обнаружения.
Он подключил кристалл к компьютеру.
«Загрузка».
На мониторе отобразились три папки: «Маркус (переписка)», «Прохоров О.В. (краткая биография)», «Суперадо (общая подборка из СМИ)».
«Отправка на печать». «Переплёт».
Огромный, похожий на бачок для нагревания воды, профессиональный принтер, стоящий в углу комнаты, ожил и негромко загудел, готовясь превратить эфемерные мегабайты в аккуратные брошюры из термостойкой бумаги.
Ближайшие часы придется посвятить чтению и «вхождению в образ».
В ожидании завершения процесса печати, Андрей активировал в ноутбуке скайпфон-менеджер.
«Введите желаемый для набора номер».
— Гемоглобин, — произнес Андрей в микрофон. Звуковой анализатор «задумался» на мгновение и, опознав кодированный приказ своего владельца, послушно отправил далеко за океан невидимый импульс.
Длинные гудки.
— Здравствуйте, вы позвонили в офис компании «Рико-Терра», — произнес по-испански приятный женский голос. — Пожалуйста, оставьте своё сообщение после звукового сигнала, и мы вам перезвоним. Спасибо.
— Вадик, трубочку возьми.
Послышалась приглушенная музыка на фоне какого-то шума, похожего на звук двигателя.
— Привет, Рубин, — ворчливо отозвался мужской бас, — чего надо?
— Ты, где, Вадик? Опять в Майами, в молодость играешь?
— У тебя на бороде. Говори, что хотел.
— Сегодня кто-нибудь звонил?
— Да. Часа четыре назад. Скачали реквизиты «Каймана».
— Голос какой? Мужской или женский?
— Женский. Он записан. Нужен?
— Нет. Какие ещё новости?
— Процесс мировой глобализации выходит из-под контроля.
— Вадик, я серьезно.
— И я серьезно. Денег ждешь от кого-то? Так и скажи. Сколько?
— Двести штук. Фунтов.
— Нехило. О’кей. Упадут — пришлю квик-слип, как обычно. Это всё?
— В общем, да. Поживаешь как?
— Рубин, тут меня офицер ждёт.
— Какой ещё офицер?
— Такой. Скорость я превысил… В общем, бывай здоров.
— Ну, пока.
* * *
Три часа пролетели незаметно.
Сначала Андрей пролистал «свою биографию». Родился-учился, служил-торопился. Всё коротко и ясно, нужно только даты подучить на всякий случай.
Затем диалоги с Маркусом.
Здесь уже объем материала оказался совсем другим: он был не просто большой, а пугающе огромный. Хорошо ещё, что Конти заранее поработала над текстом, выделив в нём все ключевые и особо значимые места, а то бы Андрей не управился и за неделю.
Основная часть диалогов, на удивление, состояла из обычного трёпа старых приятелей, шуток, каких-то бытовых мелочей, и лишь изредка разговоры заходили о серьезных вещах. Причем порой создавалось впечатление, будто каждый из говоривших не особо интересовался словами собеседника, торопясь излить свои собственные тезисы, как это зачастую бывает во время излишне эмоциональных споров.
Тем не менее, Андрею показалось, что характер того, кто общался с Маркусом, ему поймать всё же удалось. И что удивительно, он сам во многом был согласен с теми сентенциями, которые составляли основу позиции «Олега».
Получается, что Вероника, если она, конечно, была искренней в диалогах, по своим взглядам была довольно близка к взглядам Андрея.
Конечно, вряд ли им доведется разговаривать на эти темы, да и вообще не факт, что они ещё когда-нибудь увидятся, но Андрею было приятно, что кому-то до сих небезразличны такие понятия, как «Индивидуальность», «Обособленность мышления», «Надличностная цель»…
С Маркусом всё оказалось гораздо сложнее. Чтобы более-менее определенно говорить о том, что это за человек, необходимо было прочитать присланный текст полностью и вникнуть во все нюансы общения.
Впрочем, Андрей особо не переживал на этот счёт. Из своего обширного опыта интернет-знакомств он давно усвоил, что в реальной жизни люди весьма отличаются от своих виртуальных «проекций». Причем даже тогда, когда ведут себя естественно и не стараются никого обмануть.
И уж тем более, когда стараются.
Вообще, странная история. Какие-то загадочные, могущественные люди вызывают к себе человека, даже не зная толком, кто он такой, а просто по беседам в сети. А вдруг он — сотрудник спецслужб, или наоборот, опаснейший псих, сбежавший из тюрьмы?
Ну, хорошо. Допустим, люди «Суперадо» настолько всесильны, что для них эти «мелочи» ничего не значат. Но кто сказал, что Маркус — один из них? Подумаешь, предсказал парочку биржевых кризисов… Гениальный фондовый аналитик — возможно, но почему сразу «преодолевший»?
Конечно, ещё предстоит встреча со вторым кандидатом в небожители, и тогда, возможно, что-нибудь удастся прояснить…
Андрей послал бы к чертям все эти кроссворды, если бы не одно «но».
Деньги.
Двести тысяч фунтов вот-вот должны лечь на счет принадлежавшей ему оффшорной фирмы, после чего можно будет как минимум на пару лет позабыть про слово «нету», как поётся в известной песне. А за это время он сможет наверстать упущенное, найти нового кодера, «отмывалу»…
Если же ему, чем чёрт не шутит, действительно удастся попасть на ритуал посвящения в «Суперадо», то тогда он — победитель вдвойне. Причем, в буквальном смысле слова.
— Подумаешь, «преодолевшие»! — произнес Андрей вслух. — Да мы сами много чего преодолели, чтобы бояться каких-то придурков. За двести-то штук.
— Ну, что же, Лазарус, тогда собирайся, — ответил он самому себе, поднимаясь с дивана.