КОНТИНЕНТ АТЛАНТИС

— 26 —

«Пункт 16. Внимание игрокам, использующим платформы „Экс-Файтер-200“, „Экс-Файтер-500“ или „Трэшхолд“! Если с момента подключения Вас к Потоку прошло более 30 секунд, то произвольное отключение Вами главного сценария Потока может вызвать фрагментарное зависание нейронной системы Вашего аккаунта, а также — вызвать легкий электрошок. Во избежание этого рекомендуется не прерывать сражение и продолжать вести бой независимо от текущей игровой ситуации, даже если Ваше поражение очевидно. Согласно правилам регулятора, отключение от нейронной системы происходит автоматически — либо в случае Вашей „смерти“, либо „победы“ — для перехода к следующему игровому сценарию…»
Олег с улыбкой вспомнил, как впервые он, будучи еще студентом, подключился к знаменитой «Космик суперсталк» — одной из тысяч «потоковых» игр, которые буквально накануне были, наконец, официально разрешены правительством. И что именно этот «пункт 16» явился для него, как и для миллионов других «геймеров» по всему миру, самой главной «изюминой» нового — бионейронного поколения компьютерных сериалов: в этом чудовищно реальном и одновременно невероятно фантастичном «симуляторе жизни» впервые в истории «категорически не рекомендовалось» покидать игру по собственному желанию.
Бейся до последнего, умирай, но не сдавайся — пусть даже рушится мир вокруг — сегодняшний день словно стал живой иллюстрацией к «Суперсталку». Только ещё реальнее и страшнее, гораздо страшнее…
— Из еды у нас — вяленое мясо, сухари и рыба в фольге, — прервала его размышления Ника, выкладывая на стол запасы из рюкзака. — Есть ещё немного фейхоа, киви, ну и бананы, конечно же…
— Бананов тут и на деревьях полно, — хмыкнул Дэни, развалившись в кресле. — Вот только непонятно, настоящие они или тоже — мутанты…
— Вообще-то, сейчас уже пять часов дня, — сообщил Олег, подходя к столу. — Самое время перекусить. Вы — как, мистер Шариф, проголодались?
Старик не ответил.
Он неподвижно сидел у окна и молча рассматривал однообразный пейзаж за стеклом: несколько одинаковых трехэтажных корпусов, утонувших в густых зарослях лиан и дикого плюща. Так что отсюда ему было видно, пожалуй, только слегка выгнутые, сверкающие на солнце крыши, а также небольшой фрагмент улицы — узкую двухрядную дорожку, покрытую потрескавшимися пластиковыми панелями.
Собственно, в настоящий момент путники и сами находились в одном из таких корпусов — на третьем его этаже, запершись в бывшей комнате отдыха лаборантов. Они пробрались сюда около часа назад, выбив замок центрального входа в первое же здание, которое попалось им на пути. Тогда им всем хотелось только одного: отсидеться, отдышаться и прийти в себя после подъема из Первого уровня.
Наскоро очистив комнату от мусора, пыли и истлевших останков, опрыскав мебель и стены аэрозолью для дезинфекции из «ядерной» аптечки, Олег и его товарищи смогли, наконец, расслабиться и впервые за последние несколько часов вновь почувствовали себя в безопасности.
Впрочем, если верить Шарифу, Второй уровень не представлял для них сколько-нибудь значимой угрозы, во всяком случае — со стороны фауны. По словам старика, на уровне обитали лишь стаи крыс да время от времени охотящиеся на них птеро.
Растительность здесь была уже не такая буйная, как внизу; папоротники, пальмы и лианы — и те росли в основном возле зданий — там, где имелись пласты декоративной когда-то почвы… «Вода почти вся уходит вниз, — объяснял Шариф, — зверье из лабораторий передохло, не дав потомства. А все, кто смогли вырваться — спустились в джунгли Первого… Думаю, пока трястись от страха не стоит, хотя и расслабляться — тоже: неизвестно, кто тут еще водится. Или что…»
Путники расселись обедать. Олег планировал сразу после еды начать обследование уровня на предмет следов Косты и Тэй — до наступления темноты оставалось еще достаточно времени.
— Можно разжечь костер или пострелять в воздух, — рассуждал он вслух. — Если ребята где-то неподалеку, то они запросто могут нас услышать. Также предлагаю поискать хорошее место для обзора, чтобы когда стемнеет, мы смогли увидеть любой источник света… У кого ещё какие идеи?
— А можно сразу махнуть на Третий уровень, — предложил Дэни, жадно набрасываясь на пищу. — Оттуда уж точно всё видно будет. К тому же, Коста вряд ли планировал долго торчать здесь, на Втором… Ведь все ответы — на Третьем.
— Ответы… — Эхом отозвался Шариф, продолжая сидеть у окна. — Без знания истинных вопросов. Глупцы…
Из еды он ограничился только сухарями и стаканом воды, не взяв при этом ни единого куска мяса.
— А ты, видимо, все знаешь? — прищурился Дэн, перестав жевать. — Сам-то чего сюда поперся, раз такой умный?
— Да, кстати, мистер Шариф, — вмешался Олег, — за время нашего путешествия у меня тоже возникло к вам несколько вопросов. И будет лучше, если мы проясним эти моменты прямо сейчас, не откладывая — иначе я и мои друзья будем чувствовать себя неуютно. Надеюсь, вы позволите?
Тот молчал, отрешенно глядя в окно.
— Итак. Вопрос номер один, — Олег поднялся из-за стола и принялся расхаживать по комнате. — Вы сказали, что работали здесь ещё до эпидемии. Однако, попав на Кронос, вы ведете себя так, словно жили тут все последние годы. Откуда столько знаний о Городе?
Старик продолжал молчать.
— Хорошо. Вопрос номер два. По какой причине вы, рядовой сотрудник службы по вывозу мусора, вдруг оказались на экспериментальной подводной станции — среди прошедших строгий отбор ученых и экспертов мирового уровня, да еще перед самым началом эпидемии?
— А действительно! — воскликнул Дэни. — Мне почему-то никогда не приходило это в голову…
— И наконец, вопрос номер три, — Олег перестал ходить и остановился рядом с Шарифом. — Вопрос, который минуту назад вам задал мой друг. Почему, с какой целью вы находитесь сейчас на Кроносе? Мы ищем беглецов — Косту и Тэй, а вот что здесь делаете вы?
Ника, как и остальные, тоже перестала есть, и в ожидании ответа замерла, уставившись на старика.
— Ты все сказал? — Шариф, наконец, отвернулся от окна и обвел взглядом присутствующих. — Вот и хорошо. А теперь скажу я. Твои вопросы смешны и ничего не стоят. Точнее, они ничего не меняют… Однако я отвечу на них. Отвечу для того, чтобы вы перестали играть в заговоры и пусть хотя бы ненадолго, но повзрослели.
Он помолчал.
— Так вот. Сперва — о знаниях… Как тебе, наверное, известно, там, на станции — я имею в виду «Дипкапс» — уже много лет никто не живет. Она заброшена, и никто давным-давно не спускается в ее отсеки — ни просто так, ни по делу… Однако все эти годы, пока на станции была энергия, «Стэлларк» транслировал туда всё свое видео — вернее, видео с камер, установленных на Кроносе. Не со всех, конечно же, а только с тех, что уцелели…
— Что?! Вы хотите сказать…
— Никто из наших об этом, понятное дело, не знал. Да я и сам обнаружил случайно, сколько лет уж прошло… Отправился я как-то вниз — сейчас и не вспомню зачем — просто спустился пешком, по шахте… У меня был фонарь, плюс в секторах еще светила «аварийка». Погулял, помнится, подобрал кое-что, и уже перед самым подъемом решил заглянуть в «технический». Мало ли, думаю, полезного там — вряд ли, но может, гравитон где-нибудь забыли выкрутить или хотя бы «гелий»… Ничего, конечно же, я тогда не нашел — Сардонис со своим братцем прошерстили сектор задолго до меня, но в одном из боксов — как раз, когда я проходил мимо, мое внимание привлекло странное, едва заметное свечение. Вхожу туда и вижу — над стационарами, в углу моргает древняя «трехмерка», вспомогательный узел для энергетиков, но всё равно сетевой, разумеется… Взглянул на экран, а там… места уж очень знакомые! И незнакомые одновременно… В общем, сделал сигнал, через оптику, да вывел обычный «трассер» — прямо до своего дома на Хризантемах. Первое время часто смотрел, изучал, во что превратился Город, потом забросил — надоело…
— Получается, что сейчас…
— Нет. Уже полгода как реактор на станции умер. Поэтому ни трансляции больше нет, ни сигнала… А что касается моего «загадочного» назначения на «Дипкапс» — так тут, вроде бы, всегда всем было понятно. Разве что кроме тебя. Или вон его, — кивнул старик в сторону Дэна. — Все просто: на станции срочно понадобился дополнительный оператор блоков. Самый обыкновенный «конвейерщик», или ты думаешь — ученые воздухом питаются? А взяли меня потому, что помог мне один человек, и не просто человек, а — из Ученого Совета, друг мой хороший… Без него я не то что на станцию — вообще на Атлантис бы не попал: тут такие контракты были, сколько на континенте и близко не заработать! Так что никаких заговоров, умник. Здравый смысл, не более…
— Хорошо, убедили, — кивнул Олег. — Однако остается последний вопрос. Зачем вы здесь? Что вы ищете на Кроносе? И это, пожалуй, самый главный для меня вопрос.
— Может быть, и главный, — прищурился старик. — Может быть… Но на него я отвечу не сейчас.
— Вот как… И когда же?
— Скоро. Уже совсем скоро, — Шариф на мгновенье опустил глаза вниз, словно о чем-то вспомнив, а затем поднял взгляд на Олега. — Это я тебе обещаю.
***
Около часа спустя они покинули свое временное пристанище, которое Дэни тут же окрестил «База», и вышли наружу — на душные, раскаленные за день от солнца улицы Второго уровня.
Здесь царили такие же, как и на всем Атлантисе, упадок и запустение, с той лишь разницей, что из-за значительно меньшего объема растительности, а также исходного единообразия архитектуры и общей скудости дизайна, наступившие изменения выглядели не столь контрастно и зловеще, как в некоторых других местах архипелага.
Мусора на улицах почти не было. Заменяющая тротуар полимерная плитка сохранилась практически везде, при этом она не заросла травой и не прогнила, а лишь кое-где потрескалась от времени. Вокруг — ни ржавых автомобилей, ни вросших в землю электрокаров: вплоть до самого дня своей гибели Второй уровень продолжал оставаться полностью пешеходным.
Решив двигаться по направлению к центру, путники сначала — с большой осторожностью — обследовали прилегающий к «Базе» короткий, состоящий из трех корпусов квартал. После чего, осмелев, они перебрались на соседнюю — перпендикулярную к кварталу улицу, где смогли укрыться от палящих лучей солнца в естественной тени зданий. Здесь Олег и его товарищи впервые столкнулись с неожиданным препятствием: уровень, по давно забытым соображениям не то безопасности, не то сохранения некоего порядка, оказался — с помощью ограждений из того же полимера — разделен на сектора, для прохода через которые требовался определенный уровень доступа. Либо… выстрел в задвижку замка стрелой из арбалета.
— За каким чертом им понадобилось делить улицы? — Дэни опустил арбалет и слегка толкнул ногой дверь со свежевыбитым запором. — Они что, с ключ-картами тут все передвигались? Или с чем?
Пластиковая дверца неохотно отворилась, открывая проход на следующую улицу, ничем не отличающуюся от предыдущей.
— Ну да, с картами, — усмехнулся Шариф. — Старых «гиперов» насмотрелся, наверное? Тут каждому имплант вживляли под кожу, с опознавателем. Ученый — проходи, техобслуга сектора — стой. Чтобы никакой лишней беготни в рабочее время…
И он первый шагнул в проход.
Так они миновали еще три квартала, не встретив на своем пути ни малейших признаков жизни. Как, впрочем — и каких-либо следов Косты и Тэй. Уровень словно вымер: как ни прислушивался Олег, ему не удалось уловить ни криков птиц, ни клекота птеро, ни даже привычного гудения насекомых.
— Не нравится мне это, — поделился он с остальными. — Как будто их всех кто-то сожрал. Или напугал… Я здесь даже мух не вижу.
— Возможно, это тот, кто впустил нас сюда, на Второй, — невесело отозвался Дэни, — и кто двери за нами запер. Не верю я в случайные срабатывания замка, да еще повторно: открылось — закрылось…
— А думаешь, кто это был? — спросила Ника. — Какой-нибудь умный мутант? Или, может быть… дьявол?
— Дьяволы не едят мух, бэйб, — усмехнулся Дэн. — Тут явно что-то другое. Поэтому пока не начало темнеть, предлагаю вернуться на «Базу». А завтра утром…
— Смотрите, — перебил его Олег. — Вон там, слева — что за строение?
Все остановились.
Примерно в квартале от них, возвышаясь над корпусами на добрый десяток метров, величественно застыла сверкающая на солнце стальная конструкция, чем-то напоминающая башню старинного маяка. Верхняя её часть, судя по всему, являлась не то радаром, не то излучателем, и представляла собой слегка вытянутую к полюсам и состоящую из прозрачного полимера сферу диаметром не меньше, чем диаметр самой башни.
— Это «Алгол», — произнес Шариф, прищурившись, разглядывая сферу. — Точнее, одно из его «зеркал»… Когда-то считался главным ретранслятором планеты Земля, проект НАСА…
— И что он транслировал? — поинтересовался Олег. — Волны?
— Да мне-то откуда знать, — пожал старик плечами. — Мы поднимались туда только раз — после урагана «Пинк Лиззи», когда полуровня засыпало песком. Кто-то должен был прибираться…
— А что там внутри?
— Ничего. Модули, операторская, мониторы… Все как везде, только тесновато.
— Отлично! Как раз то, что нам нужно. — Олег оглядел остальных. — До темноты еще не меньше часа — успеем подняться на башню. Понравится — там и заночуем. Ну, а нет — вернемся на «Базу». Кто против?
— Назад на «Базу» можем и не успеть, — нахмурился Шариф. — Если при подъеме на «зеркало» возникнут проблемы, то ночлег придется искать на бегу и без света.
— Тогда сделаем так. Малейшее препятствие — тут же возвращаемся, — решил Олег. — Но башню посетить нужно прямо сейчас. Оттуда просматривается больше половины уровня, и мы сможем увидеть огни. Если они будут, конечно…
Шариф пожал плечами.
— Как хочешь. Но помни: вокруг нас, по сути, лабиринт. И ночная тьма легко превратит его в кошмар…
— Тогда поспешим. А все разговоры — после. За мной!
Переглянувшись, путники двинулись дальше — к подножию башни «Алгол».
* * *
Шариф оказался прав: внутрь «Алгола» они попали совсем не так скоро, как планировали.
Квартал, который пришлось преодолеть Олегу и его товарищам для того, чтобы приблизиться к башне, весьма отличался от своих предшественников. Корпуса здесь выглядели совершенно по-другому: потрескавшиеся и местами даже осыпавшиеся стены, покосившиеся крыши и чернеющие на фоне зарослей мха окна без стекол. Сама улица также пребывала в плачевном состоянии: выломанные — целыми блоками — полимерные плиты покрытия, поваленные, словно взрывом, стойки коммуникаций, зияющие многочисленными проломами панели ограждения.
Путники продвигались медленно и осторожно, постоянно озираясь и прислушиваясь — окружающий пейзаж действовал на всех угнетающе.
— Кто-то неплохо повеселился, — мрачно заметил Дэни, кивая на вывороченный с корнем осветительный столб. — Одно радует: это случилось не вчера…
— Похоже на последствия тайфуна, — отозвался Олег. — Но почему настолько избирательно?
Они дошли до конца квартала и остановились на перекрестке.
Отсюда башня была видна уже полностью, включая ее основание. Можно было рассмотреть невысокое, заросшее травой крыльцо на двух металлических опорах; узкие, забранные защитной сеткой окна первого этажа; и… распахнутые настежь раздвижные двери входа. При этом, «Алгол» выглядел почти как новый — особенно на фоне необъяснимых разрушений на прилегающей к нему улице: ни одна из его частей не обнаруживала на себе даже малейших следов повреждений — ни само строение, ни сферическое «зеркало» ретранслятора.
— Надеюсь, внутри — никого, — проговорил Олег, снимая с плеча винтовку. — Дэн, арбалет. И смотри по сторонам, если что — сразу бей. А теперь — вперед.
Быстрым шагом, почти бегом они устремились к входу в башню.
До захода солнца оставалось менее получаса. Кронос постепенно погружался в сумерки.