КОНТИНЕНТ АТЛАНТИС

— 28 —

Утро нового дня встретило их ослепительным солнцем, которое заполнило собою каждый кубический миллиметр их временного пристанища, не оставляя никому даже малейшего шанса продолжать свой сон.
Олег проснулся с трудом. К своему удивлению, он довольно долго — в течение минуты или двух — не мог вспомнить, кто он и как сюда попал: настолько крепким и глубоким оказался его сон после жуткого и бесконечно долгого «вчера». Когда же память, наконец, вернулась, Олег пошевелился и попытался подняться, что тоже удалось ему не сразу.
Выяснилось, что он спал практически на голом полу, откатившись в сторону из тесного пространства термоткани, где сейчас просыпалась Ника. Дэни же уснул сидя, прислонившись спиной к двери — там, где оставил его Олег для предрассветного дежурства. Что касается Шарифа, то тот уже был на ногах — возле окна; казалось, что он и вовсе не ложился, хотя ночью из угла, где старик постелил себе кусок брезента, доносился негромкий храп.
— Девять утра, — удивленно пробормотал Олег, бросая взгляд на ручные часы. — Мы, кажется, проспали…
— Проспали что? — Дэни разлепил глаза и удивленно огляделся по сторонам. — Воду?
— Дождь был полчаса назад. Вернее, его подобие, — хмыкнул Шариф, не оборачиваясь от окна. — Если поспешить, то можно успеть собрать влагу в ландшафтных оросителях. Это такие разноцветные керамические желоба вдоль фасадов… Вчера я видел несколько уцелевших.
— Я понял, — кивнул Олег. — Дэн, подымайся.
Вскоре, с двумя пластиковыми емкостями под воду и с неизменным оружием в руках, Дэни и Олег покинули комнату и спустились вниз, на первый этаж — к выходу из башни. Возле выхода они остановились, некоторое время не решаясь размотать с дверных скоб кусок провода, запирающий створки. После минувшей ночи пространство снаружи воспринималось как огромное невидимое существо из другой галактики — абсолютно чужое и потому враждебное.
— Приготовься, — Олег торопливо развязал узлы на проводе и резко дернул его на себя. — Открываю!
Однако раздвинув створки дверей, они не увидели за ними ничего нового. Вокруг всё те же пустынные кварталы и мертвые корпуса зданий.
— Пошли!
Быстро, почти бегом Олег пересек улицу и направился к одному из домов, на котором виднелся желоб оросителя. Дэни с заряженным арбалетом в руках двигался следом. Его задачей был не сам сбор воды, а контроль за тем, чтобы никто не проник в «Алгол» через незапертый вход. Поэтому юноша шагал не спеша, настороженно озираясь по сторонам.
Процедура слива дождевой воды из желоба выглядела довольно простой: достаточно было слегка приподнять его с одного конца, чтобы с другого — оставшаяся внутри жидкость стекла в подставленную емкость. Однако самой воды внутри каждого оросителя оставалось крайне немного — очевидно из-за жары и обилия в желобах трещин — поэтому Олегу пришлось изрядно повозиться, чтобы собрать тот минимум, за которым они вышли.
Всё это время ничто не нарушало мертвой тишины окружающего их пространства, никто не помешал им и не вторгся на примыкающую к башне территорию.
— Ну, что ж, пока достаточно, — рассуждал Олег на обратном пути к «Алголу». — Днем попробуем найти что-нибудь ещё… Ты не помнишь, сколько у нас обеззараживающих капсул?
Идущий рядом с ним Дэни уже было открыл рот, чтобы ответить, как вдруг резко остановился и схватил Олега за руку.
— Смотри! Вчера этого не было…
На серебристо-матовой поверхности башни, как раз над входом в «Алгол» виднелась свежая — крупными черными буквами — неизвестно кем оставленная надпись: «REST IN PEACE».
— «Покойтесь с миром», — угрюмо перевел Олег и огляделся по сторонам. — Когда мы выходили, ты этого не заметил?
— Ну, — смутился Дэни, — я больше смотрел по сторонам, а не на двери.
— Но внутрь никто не входил?
— Нет.
— Ты уверен?
— Клянусь.
— Тогда держи, — Олег протянул товарищу одну из емкостей и снял с плеча винтовку. — И бегом наверх!
Однако наверху, в здании ретранслятора, всё оставалось без изменений. Когда запыхавшиеся Дэн с Олегом достигли последнего этажа «Алгола» и буквально ворвались с свое временное убежище, то обнаружили там ничего не подозревающих Нику и Шарифа, которые мирно сидели на полу и о чем-то беседовали.
Услышав рассказ Олега, они помрачнели.
— Надеюсь, ты не забыл запереть двери внизу когда возвращался? — Шариф поднялся с пола и вновь занял позицию у окна. — Думаю, нам стоит убраться из башни. Мы здесь как в ловушке.
— Если верить карте «Стэлларка», то на Третий есть только два выхода, — заговорил Дэн. — И оба они — в центре, примерно в трех кварталах отсюда. Но прежде чем пойти туда, я хочу подать какой-нибудь сигнал Косте и Тэй — на случай, если они где-то неподалеку.
— Хорошо, так и поступим, — решил Олег. — Предлагаю развести костер, с клубами черного дыма — но не здесь, а где-нибудь возле одного из выходов на Третий уровень. Как бы там ни было, это привлечет их внимание.
— Или еще чье-нибудь, — хмыкнул Шариф.
— А я думаю, стороннего внимания уже можно не бояться, — неожиданно сказала Ника. — Ведь он и так всё знает о нас.
В комнате повисло молчание.
— Он — это кто? — осторожно спросил Олег. — «Стэлларк»?
— Нет. Дьявол.
Путники переглянулись, словно ожидая друг от друга возражений или превращения сказанного в шутку, но никто не возразил и не улыбнулся. И даже Шариф, который почти всегда имел свое, отличное от других мнение, на этот раз промолчал.
От этой внезапно сгустившейся атмосферы страха, готовой в любую секунду перерасти в панику, Олегу стало не по себе.
— Послушайте, — решительно заговорил он, — никакого дьявола не существует. А если он где-то и существует, то явно не здесь…
— Откуда такая уверенность? — поднял глаза Дэни. — Ты что — в курсе его планов?
— Да при чем тут… Поймите, дьяволу нет нужды нас запугивать — он гораздо страшнее и изобретательнее ночных шутников. Зачем марать стены буквами, если можешь легко ослепить людей яростью или просто отнять у них разум?
— А тебе не кажется, — сощурился Шариф, — что как раз именно это он сейчас и делает?
Старик отошел от окна и, снова взяв в руки свой посох, указал им на Дэна и Нику.
— Посмотри на них! Ты видишь — они уже трясутся от страха… Мало того, они готовы бежать отсюда со всех ног, лишь бы никто не пугал их ночным стуком в дверь или средневековыми молитвами из «оповещалки»! Поэтому дьявол или не дьявол, но думаю, явно кто-то серьезный — тот, кто давно здесь обитает — решил основательно заняться нами. Хотя, убей не понимаю — зачем…
— Этот «кто-то» мыслит исключительно человеческими категориями, — продолжал Олег. — Во всяком случае, проявлений чего-то неземного и потустороннего я пока не увидел. Нас запугивают, с неясной целью — либо хотят чтобы мы ушли, либо отвлекают внимание от чего-то важного. Однако у нас есть оружие и здравый смысл, поэтому будем продолжать поиски, невзирая на весь этот спектакль. Впереди — Третий уровень, и мы, как уже решили, разведем возле перехода большой костер. А теперь — всем тридцать минут на умывание и завтрак. Ровно через полчаса — выходим!
* * *
Покинуть «Аглол» им удалось лишь спустя полтора часа. Немало времени ушло на поиск и выкручивание из блоков ретранслятора миниатюрных полупрозрачных цилиндров — индикаторов термозащиты — единственных, по словам Шарифа, элементов системы, подверженных горению. «Эти штуковины сделаны из полипренферола. Их трудно поджечь, зато когда они горят, то выделяют густой черный дым», — рассказал старик. — «Наберем пару десятков — и наш костер заметят даже с орбиты. На которой, правда, никого нет…»
В итоге, собрав лишь около десятка цилиндров, путники покинули здание «Алгола» и вновь оказались на вымерших улицах Кроноса. Теперь они направлялись к самому центру Второго — туда, где находились корпуса местной больницы, главный энергораспределитель уровня, а также — основной и аварийный выходы на Уровень Три.
Из-за жары, которая из вкрадчивой утренней постепенно превращалась в нестерпимую полуденную, они старались держаться в тени зданий, шагая друг за другом в непосредственной близости от стен корпусов. Время от времени Олег непроизвольно заглядывал в окна, мимо которых он проходил, моментами отмечая про себя некоторую странность, а в иногда и вовсе — абсолютную ирреальность увиденного.
Вот лаборатория, где работали с растениями: обилие стелажей с прямоугольными пластиковыми ящиками и пронумерованными подставками для вьющихся побегов. И здесь же — огромные, занимающие половину всего пространства, прозрачные хирургические полусферы, предназначенные явно не для растений, а как минимум для представителей фауны. Выглядело это так, словно кто-то пытался искусственно связать разные формы жизни в некий симбиоз при помощи примитивной лазерной биокоррекции. Особенно поражали сами кресла-сканнеры внутри полусфер: глядя на них, было невозможно определить, для каких именно живых существ они созданы — нелепые узкие и вытянутые платформы с несколькими парами креплений для конечностей.
Не менее экзотическую картину можно было наблюдать и в окнах другого — уже соседнего корпуса. Практически все пространство внутри абсолютно пустого помещения занимала невообразимая — прозрачная, словно из стекла, спиралевидная горизонтальная конструкция, проходящая, очевидно, через весь первый этаж здания. Из-за многолетних наростов плесени и грязи на своей поверхности эта огромная спираль наводила на мысль о тоннеле для гигантского червя или змея, которого — с непостижимой сегодня целью — могли когда-то вывести местные ученые.
«Отделение молекулярной биологии», — потускневшая табличка на дверях корпуса словно подтверждала такую гипотезу, заставляя путников ускорять свой шаг — как если бы воображаемый монстр мог до сих пор находиться внутри тоннеля.
Однако возле окон следующего, третьего по счету корпуса путники решили остановиться — для того, чтобы рассмотреть еще более удивительный и совершенно необъяснимый феномен. Открывшиеся им за мутными стеклами интерьеры — заставленные шкафами и пластиковой мебелью кабинеты — поражали своей чистотой и полным отсутствием мусора и пыли. Загадочные островки идеального порядка посреди разрухи и многолетнего запустения приводили в замешательство и могли напугать сильнее иного хаоса, поскольку предполагали чье-то активное присутствие.
Шариф был единственным, кто ничуть не удивился, а наоборот — казалось, даже обрадовался увиденному. Некоторое время он разглядывал сияющее чистотой помещение за окном, удовлетворенно хмыкая, после чего направился к остальным окнам здания — вероятно, чтобы убедиться в правильности своих догадок.
— Кажется, теперь я знаю, кто колотил к нам в дверь этой ночью, — сообщил он, наконец, закончив обход. — Хотя и непонятно, откуда им управляют… Идем дальше!
Они возобновили свой путь, и Шариф, который на этот раз шел последним, принялся негромко объяснять.
— В этих лабораториях когда-то творилось многое, но сейчас уже никто не узнает — что. Уборщики внутрь не допускались, а мусор собирали сами сотрудники — наше дело было только увозить полные контейнеры. Однако на случай серьезных проблем — утечек опасных реактивов или смертоносных бактерий — на уровне существовала мобильная группа утилизаторов. При возникновении малейших подозрений на угрозу для жизни или здоровья персонала они появлялись и ликвидировали опасность. Но даже они — в особых ситуациях — не входили в пораженный сектор сами, а посылали вместо себя специальных роботов.
— Типа роботов-сапёров — как у полиции? — не оборачиваясь, спросил Олег.
— Да, что-то похожее. Модель «DIS-7» или, как их еще называли, дизастеры*. Легкие, быстрые, практически неуязвимые — они всегда справлялись гораздо лучше людей. Дорогущие штуковины… Позже их стали использовать не только при авариях, но и в различных тестах, где требовалась повышенная мощность и устойчивость…
— Как ими управляют?
— Дистанционно. Со специального пульта…
Старик задумался.
— Честно говоря, я про них даже не вспоминал, пока не увидел эти вычищенные комнаты, — проговорил он после паузы. — Похоже, на уровне сохранился как минимум один работающий дизастер, и кто-то развлекается, посылая его щекотать наши нервы стуками в дверь и зловещими надписями.
— Тот, кто стучался в «Алгол», был явно не робот, — возразил Олег. — Удары были беспорядочными, словно исходили от живого существа.
— Дизастер имитирует все движения хозяина — того, кто им управляет. Так что при желании он может вам даже сплясать — я ведь говорил: это очень и очень дорогой робот.
— А в свободное время его заставляют прибираться в пустых комнатах? — усомнился Дэни. — На безлюдном уровне… Зачем?
— Понятия не имею, — пожал плечами Шариф. — Возможно, прежде чем отправить робота к нам, его тестировали на предмет исправности и заряда батареи. А может, и чего-то другого…
Некоторое время путники шагали молча.
— Скажите, — решился Олег на свой главный вопрос, — а этот робот… Дизастер… Способен ли он — при желании хозяина, разумеется… Ну, или как-нибудь самостоятельно, выйдя из-под контроля, например…
— Способен ли он убить нас? — договорил за него Шариф. — Я правильно тебя понял?
— Да, — хмуро кивнул Олег. — Правильно.
При этих словах все идущие разом сбавили шаг и вскоре остановились, ожидая ответа старика.
— Хороший вопрос, — усмехнулся тот, задирая голову к небу. — Хороший, простой, и главное — своевременный. Так вот, ответ мой будет таким же простым: да, способен. И если поступит команда, то «DIS-7» сделает это мгновенно и не раздумывая.
Он помолчал.
— Сказки про добрых роботов кончились, детишки. Дизастер найдет нас и уничтожит в считанные минуты, как опасных бактерий, и никаких шансов — имей мы при этом хоть тысячу винтовок… Проще говоря, мы живы, пока не нажата кнопка… А кстати… Чего это все вдруг замолкли? Надеюсь, я никого не расстроил? Что ж, тогда отлично. Тогда — вперед, к Третьему уровню!
И оттолкнув в сторону остолбеневшего Дэна, Шариф переложил посох из одной руки в другую и решительно двинулся дальше.