КОНТИНЕНТ АТЛАНТИС

— 30 —

Это был совершенно необычный уровень. Точнее, совсем не такой, каким представлял его Олег. Бродкастер только назывался проспектом, представляя собой, по сути, широкий, без крыши коридор между многочисленными кабинетами и лабораториями, часть из которых имели полноценные, хотя и прозрачные, потолки, а часть — выдвигающиеся горизонтальные панели.
«Улицы» же и вовсе таковыми не являлись, а служили лишь переходами из одного сегмента уровня в другой. Для человека, незнакомого со структурой Третьего, весь уровень выглядел как одна огромная лаборатория, превращенная — по чьему-то сумасшедшему замыслу — в громоздкий и запутанный лабиринт.
Через каждые пятьдесят или сто метров коридоры разделялись контрольными шлюзами, каждый из которых был оснащен парой раздвижных створок — по счастью, практически везде распахнутых настежь. Судя по всему, режим секретности на уровне был еще строже, чем внизу: вместо названий на дверях помещений красовались лишь лаконичные таблички с буквами и четырехзначными номерами, так что определить снаружи — что именно находится за дверями, было невозможно.
— За мной! Сюда! — торопил всех Дэни, выучивший план Третьего уровня ещё до похода. — До конца тоннеля вперед, а потом — направо. Там Ученый Совет и администрация, надеюсь, нам удастся спрятаться внутри…
Впрочем, кого-либо подгонять не было никакой нужды. Путники и так почти бежали по гулкому коридору Бродкастера, а если бы не Шариф, то бежали бы ещё быстрее: старик то и дело спотыкался, словно нарочно норовил упасть и отстать от остальных.
— Вы уверены, что стрелять бесполезно? — прокричал Олег на ходу, обращаясь к Шарифу. — Может, у него есть уязвимость?
— Спасайтесь… — Прохрипел тот вместо ответа. — Бросайте меня и бегите к ограждению, там невысоко…
— Куда?! — услышав это, обернулся Дэн. — Зачем — к ограждению?
— Бегите… Спускайтесь… На Второй, — старик совсем запыхался. — И прячьтесь, уж не знаю где… До ночи дизастер встанет… И не сможет догнать… Энергия…
Сзади послышались удаленные и глухие, идущие словно из-под пола звуки: похоже, робот достиг здания энергоблока, который сейчас находился прямо под ними, и в данный момент как раз пробирался через его этажи.
— В каком смысле — энергия? — Олег немного притормозил, чтобы Шариф смог хоть что-то ему сказать. — И почему дизастер до ночи встанет? Отключится?
— Сегодня — не простой день… Особенный… — Едва слышно бормотал старик, с трудом поспевая за всеми. — Сегодня, ближе к полуночи, сядут последние гравитоны Кроноса… Они не вечные… И всё, что было заперто — откроется… А всё, что движется — застынет… Четырнадцатое мая… Дата «ноль»… Именно поэтому мы и здесь…
— Откуда вы знаете, какой сегодня день? — спросила Ника, до этого молча следовавшая за Дэном. — Вы подключались к «Стэлларку»?
— Календарь, — только и смог выдохнуть Шариф. — У меня дома — календарь…
Они, наконец, добрались до поворота к Ученому Совету и свернули на узкую «улицу», которая вместо потолка была покрыта темными панелями из углеродного стекла. Звук шагов здесь был приглушенный, почти неслышный: «улица» имела пластиковый, с резиновыми вставками пол.
— Теперь — прямо! — воскликнул Дэни. — В Ученом должны быть укрытия, на случай тайфунов. Или противопожарные боксы. Отсидимся там…
— Безумцы! Бегите к ограждению и прыгайте, спускайтесь вниз! — из последних сил выкрикнул Шариф. — Он будет здесь через пару минут. У вас еще есть шанс, спасайтесь…
Олег сбавил шаг — чтобы отставший старец от всех смог снова с ним поравняться, и уже протянул ему руку, как бы встречая его, но тут… произошло нечто совершенно неожиданное.
В очередной раз споткнувшись, Шариф не смог удержаться на ногах и не дойдя до Олега буквально пяти шагов, неуклюже упал на пол. Олег тут же бросился на помощь, однако ему не хватило секунды: раздвижные двери шлюза, который находился как раз между ними, внезапно ожили и с громким пронзительным шипением захлопнулись прямо перед его носом. Захлопнулись, разделив их двумя слоями своих бронированных створок и узкими вертикальными вставками из пуленепробиваемого стекла.
— Эй, вы там!!! — так громко, сколько хватало сил, закричал Олег, не понимая сам к кому обращаясь. — Откройте дверь! Немедленно!
Резко, рывком он сдернул с плеча винтовку и, размахнувшись, ударил прикладом по мутной поверхности стекла.
Бух! Глухой удар, но даже — не единой трещины.
— А ну-ка…
Олег ударил еще раз, и еще. И снова безрезультатно.
— Проклятье…
Подбежали, вернувшись, Ника с Дэном — запыхавшиеся и перепуганные. В дрожащих от волнения руках Дэна возник взведенный, но совершенно бесполезный сейчас арбалет. Оглянувшись на их шаги, Олег отступил от дверей и хрипло произнес:
— Отойдите назад… Я попробую разбить стекло.
Он поднял дуло винтовки повыше — чтобы выстрелить в верхнюю часть вставки, отвернул в сторону лицо и, зажмурившись, нажал на спуск.
— Ба-бах!!!
Оглушительно ударило по ушам. Стекло треснуло и чуть надломилось, однако не выпало, оставаясь почти монолитным.
— Сейчас…
Олег вновь прицелился — уже в место надлома — и выстрелил повторно, уже не пугаясь грохота. На этот раз цель была достигнута: толстая стеклянная вставка растрескалась на множество мелких осколков, которые хотя и удерживались за счет скрепляющей их сетки, но, тем не менее, перестали быть монолитом.
— Получай!
Он с силой ударил по стеклу прикладом, и осколки посыпались на пол. Готово. Олег опустил винтовку и в этот момент, сквозь прямоугольное отверстие в дверях, увидел как с проспекта на их «улицу» — со стороны Шарифа — медленно заворачивает дизастер.
— Шариф! — отчаянно закричал Олег в отверстие. — Держитесь! Я буду в него стрелять.
— Не надо, не трать патроны…
Старик уже успел прийти в себя — теперь он сидел на полу, возле стены и даже не смотрел в сторону приближающегося к нему робота.
— У нас мало времени, поэтому сейчас — просто слушай…
Он закрыл глаза и монотонно заговорил, словно читал некий текст: без выражения, тихой скороговоркой.
— Доктор Редберн был великим провидцем. Он подключался к инфополю напрямую — через свой внутренний бессознательный канал — и мог видеть не просто будущее, а — реальное будущее, которое, как известно, давным-давно предопределено. Когда он умер, нашлись люди, которые захотели клонировать его, и нашлось правительство, которое заплатило за эту гнусность. Они желали иметь собственного провидца — того, кто подчиняется им. Но в процессе репликации что-то пошло не так, и вместо «Редберна номер два» они получили монстра. Злобное существо, человек и не человек одновременно. Он не умел видеть будущее, зато мог свободно — тоже через своё бессознательное — подключаться к инфополю всего человечества. И этот монстр родился здесь, на Кроносе…
Въехав в коридор, дизастер на мгновенье остановился, словно осматривался, а затем — с помощью все те же роликов на своих «ногах» — неспешно двинулся в сторону сидящего на полу Шарифа.
— Клон рос и развивался, постепенно превращаясь в самого настоящего дьявола, — продолжал старик. — Он знал почти всё, поскольку легко «читал» мозг любого человека на планете, но при этом желал миру только зла. Когда его авторы осознали — что именно они создали, то решили уничтожить монстра. Но не успели: началась эпидемия, и всем стало не до него. Чудовище заперли здесь, на Третьем, на клон-станции в блоке «Альфа 9», и он до сих пор находится там…
— Так он жив?!
— Редберн предвидел всё это, и поэтому послал тебя сюда. Ты из другой эпохи, из другого, далекого пласта времени, и поэтому клон не может «считать» тебя — ведь твой разум до сих пор находится вне текущего информационного поля планеты. Таков истинный смысл твоей миссии. Сегодня угаснут последние гравитоны Кроноса, и монстр вырвется из клетки. Вырвется и начнет размножаться. Ты должен убить его. Убить, пока он не добрался первым… До Уровня Четыре…
Олег видел, как дизастер приближается к старику, и на всякий случай отступил от отверстия в дверях, направив винтовку на робота. Возможно, на его поверхности существуют какие-либо уязвимости, хотя надеяться на это не стоит… Лучше надеяться на то, что дизастер не собирается никого убивать, а просто ведёт наблюдение.
Робот остановился и замер в двух метрах от Шарифа. Ничто не выдавало в нем интерес или внимание — он либо отключился, либо ожидал команды хозяина.
— Убей зверя, русский! — повысил голос Шариф, не глядя на робота. — Блок «Альфа 9». Найди и убей. И тогда ты сможешь попасть на Уровень Четыре, а оттуда — ты сможешь вернуться…
— Вернуться куда? — Олег, наконец, разглядел черную круглую точку у сгиба «ноги» дизастера — там, где у человека находится лодыжка, и тщательно прицелился.
— А вместе с тобой — и весь остальной мир… И ещё, запомни, клона зовут Аллан…
Пщщщщщ!
Резко вскинув «руку», дизастер направил ее на Шарифа — и старика тотчас окутало облако желтоватого пара.
Он умер почти мгновенно — Олег видел, что Шариф не успел даже закрыть глаза. С глухим стуком его тело упало на пол, а коридор наполнился едким, похожим на вонь от реоксина запахом. Бесценная жизнь — оборвана за долю секунды чьим-то простым нажатием кнопки на пульте, струей из ядовитого баллона, автоматично и равнодушно, словно жизнь — не человека, а паразита…
Олег выстрелил. И тут же, не дожидаясь реакции робота, выстрелил ещё и ещё.
Однако стальной убийца никак не реагировал на выстрелы. Безмолвно застыв над телом жертвы, он замер, словно прислушиваясь, но при этом, казалось, не ощущал ни грохота стрельбы, ни ударов винтовочных пуль по броне своего стального «тела».
— Уходим, Белый! — прокричал сзади Дэн. — Он же сейчас очнется!
Уходим… Олег бросил последний взгляд на убитого старика и, опустив винтовку, стал сначала медленно, а потом всё быстрее отступать от дверей шлюза. Дизастер же сохранял неподвижность.
Они успели добежать до следующего поворота, когда робот ожил и тронулся вслед за ними: стало слышно, как он подкатил к запертым дверям, и как через секунду те послушно распахнулись перед ним. Никаких сомнений: и роботом, и дверными запорами управлял один и тот же разум. Теперь весь вопрос лишь в том, как долго они сумеют продержаться, и на сколько — с точностью до минуты — хватит заряда батареи дизастера.
Эти мысли вихрем пронеслись в голове Олега, в том время как он сам, вместе с Никой и Дэном, продолжал их общий смертельный марафон внутри узкого коридора Третьего уровня. Можно было, конечно, разделиться, снизив тем самым общие шансы на встречу со смертью, но кто знает, кого первым предпочтет убить робот — кто значится следующим в его безжалостном «алгоритме задач»?
По логике, если им управляет клон, то следующим в списке должен стать Олег, ведь именно он, по словам старика, несёт теперь для клона главную угрозу. Однако у монстра может оказаться и своя, совершенно иная логика. Иначе, зачем ему было убивать физически слабого и абсолютно безвредного Шарифа? Ведь старик к тому времени уже всё успел рассказать…
Или не всё?
Они преодолели очередной поворот тоннеля… До входа в здание Учёного Совета оставались считанные метры, когда двери последнего, ведущего к Совету шлюза, автоматически захлопнулись, отрезав беглецов от главного аварийного бункера — их последней надежды. Ведь даже выбив дверное стекло, преодолеть шлюз невозможно: открывшийся проем был бы слишком узким.
— Разбегаемся по кабинетам! — выдохнул Олег и протянул винтовку Нике. — Беги и прячься! Сначала он пойдет за мной…
Девушка отступила назад, не глядя и словно уклоняясь от протянутого ей оружия.
— Дэни! — громко сказала она. — Ты идешь вправо. Мы — влево. И пусть Бог даст нам силы. Пошли!
Олег и Ника едва успели ворваться в первое же незапертое помещение на левой стороне коридора, как вслед за ними, из-за поворота на «улицу» неторопливо выкатился робот.
Похоже, он не особо спешил.
* * *
Это была довольно просторная комната, если не сказать — зал. Полутемное, с низким прозрачным потолком помещение в сотню с небольшим квадратных метров, являлось, по всей видимости, заурядной лабораторией, все свободное пространство которой занимали три ряда одинаковых стеклянных ванн — прямоугольных и глубоких.
Скупого света, который с трудом проникал сюда сквозь мутные, покрытые снаружи слоями грязи потолочные панели, вполне хватало чтобы разглядеть склоненные над каждой ванной сложные металлические конструкции, опутанные пучками проводов, а также — закрепленные на стенах мощные галогенные светильники, разумеется, давно пришедшие в негодность.
Другого выхода из лаборатории не было.
Пройдя между рядами ванн, Ника и Олег остановились у противоположной от входа стены, озираясь в поисках чего-либо, что могло бы помочь им спастись. Но вокруг ничего — ни вентиляционных люков, ни лестниц, ни даже пластиковой мебели. Только пустые ванны и провода. Отличное место для погребения…
— А что если, — облизнул сухие губы Олег, — разбиваем потолочную панель и лезем по светильнику наверх, наружу? Если постараться, то шансы неплохие — потолок низкий…
Не дожидаясь ответа, он вскинул винтовку и прицелился в стеклянную панель над ближайшим светильником. С одного выстрела вряд ли разобьется, но сейчас не время считать патроны…
В этот момент дверь отворилась, и в проеме возникла черная массивная фигура дизастера. Несколько секунд он стоял на пороге, словно вглядываясь в темноту, а затем медленно, едва вписываясь своими размерами в дверной проход, вкатился внутрь.
Вкатился и замер, остановившись буквально в паре метров от входа. Он стоял неподвижно, не издавая ни звука, и эта неподвижность его выглядела страшнее, чем любое движение.
— Давай, — одними губами произнесла Ника.
Олег нажал на спуск. Разорвав тишину, винтовка выпустила короткую очередь в потолок. Сверху тотчас посыпались осколки, однако панель частично уцелела: потолок оказался многослойным.
— Ещё!
И снова грохот: две коротких очереди вверх — и вот уже массивный кусок стекла, отломившись от панели, с шумом падает вниз, разбивая под собою ванны.
Робот всё еще неподвижен, но теперь ничто не способно обмануть их — в любую секунду он готов ожить и довести до конца начатое.
В комнате стало заметно светлее — из-за пробоины в потолке.
— Пошли, — не сводя глаз с робота, Олег слегка подтолкнул Нику к висящему под дырой «галогену». — Полезай скорее, пока он в отключке…
И тут дизастер пошевелился. Слегка качнув по сторонам своими огромными, без головы «плечами», он шагнул к ближайшему к нему ряду ванн. С полминуты он совершал странные движения, словно обследовал ванны на неясный предмет, после чего, неожиданно размахнувшись, резко ударил «рукой» по одной из них, разбивая её вдребезги.
Ника, которая уже ухватилась за крепежный штатив «галогена», собираясь влезть на него, разжала руки и спрыгнула назад, со страхом уставившись на робота.
— Господи, что он делает?
— Не знаю, — прошептал Олег. — Сердится…
Робот некоторое время постоял возле груды набитого им стекла, а затем медленно двинулся в сторону вдоль ряда, не обращая ни малейшего внимания на людей.
— Кажется, он нас не слышит, — предположил Олег шепотом. — Похоже, он вообще ничего не слышит. И двигается странно — как будто видит не оптикой, а радаром…
Дизастер остановился возле крайней в ряду ванны. Подняв на этот раз обе «руки», он на некоторое время завис над ней, а затем — с силой ударил по её стеклянным стенкам. Ванна разлетелась на осколки.
Робот чуть сдал назад и, замерев на мгновенье, вдруг совершил нечто необъяснимое: резко отставил свою левую «руку» в сторону, и одновременно с этим попытался присесть на правую «ногу», выкатив её чуть вперёд. Это было похоже на фрагмент танца или на жест победителя — в том случае, конечно, если бы машина могла испытывать эмоции.
— Коста! — внезапно закричала Ника не своим голосом. — Это Коста! Это он управляет роботом!
Она с такой силой рванулась к дизастеру, что Олег едва успел удержать её.
— А ну, стой! Если это Коста, то зачем он преследует нас?
— Я не знаю, — горячо заговорила девушка, — не знаю! Но это его жест, так делает только он — когда забивает гол…
И словно услышав её, робот выпрямился и, казалось, внимательно посмотрел на них — так, будто увидел впервые. Затем — очевидно, приняв какое-то решение или получив команду — он сделал шаг по направлению к людям, но тут же уперся в очередной стеклянный «саркофаг».
Бам!
Дизастер сокрушил ванну «ногой», и стеклянные осколки захрустели под роликами его стальных опор. Вид у него был угрожающий, но при этом неестественно замедленный, словно робот нарочно растягивал удовольствие.
— Постой! Я, кажется, понял, — торопливо заговорил Олег. — Это квантовый радар. Хозяин монстра нас не слышит и не видит наших лиц! Он улавливает лишь уровень освещения да контуры силуэтов, и по ним — охотится на нас. Даже не понимая, кто мы! Но зачем?!
— Я не знаю… — Широко раскрыв глаза, Ника смотрела на приближающегося робота. — Так ты думаешь, он чувствует яркий свет?
— Откуда я…
— Фонарь! Сюда! Скорее!
Стремительно выхватив из рук Олега «лайтпэн», Ника включила его на максимум. В следующую секунду она шагнула навстречу роботу и, направив на него фонарь, медленно начертила в воздухе огромный светящийся знак: букву «К» — со стрелкой на верхней перекладине буквы.
Дизастер резко остановился, словно споткнувшись.
Его стальное Т-образное тело никак не выражало того, что творилось у него внутри, но казалось, там происходит нечто важное. Робот застыл без движения.
Выждав паузу, Ника повторила манипуляцию с фонарем. А затем — ещё раз и ещё. Робот не шевелился.
— Господь Всемогущий, — негромко произнесла девушка. — Ты слышишь мои молитвы… Кажется, он узнал меня.
Она опустила фонарь, и в комнате воцарилась тишина.
С минуту они молчали, слушая, как в этой оглушительной тишине бьются их сердца. Слушая и почти физически ощущая, как с каждым ударом в этих сердцах вновь оживает надежда.
— Давай, попробуем обойти его, — наконец, шепотом сказал Олег, глядя на застывшего монстра. — Если он понял, то он даст нам уйти. Если же нет…
Медленно, держась за руки, они отступили назад и стали пятиться вдоль стены, с каждым шагом удаляясь от застывшего робота. Затем, продолжая двигаться по периметру, они обошли почти всю лабораторию и оказались, таким образом, у дизастера за спиной — возле самой двери. Стальной монстр так и остался неподвижен, словно тот, кто им управлял, сейчас просто отключил его.
Приоткрыв дверь, Олег выглянул в коридор — на «улицу» — и убедившись, что там никого нет, обернулся к Нике.
— С той самой минуты, как мы оказались на этом чертовом Кроносе, я постоянно проклинаю себя. За то, что рискуя твоей жизнью, я взял тебя с собой. Прости меня за это! И если нам суждено вернуться…
Ника не дала ему договорить, обняв его и прижавшись к нему всем телом.
— Замолчи! И не смей просить у меня прощенья… Разве ты забыл? Мы — вместе, а вместе мы — навсегда.
И будто отозвавшись на слово «навсегда», улицы Третьего уровня наполнились ровным глухим шумом. Шумом синхронно — после долгих лет забвения — открывающихся дверей: это отдавали свой предсмертный импульс последние гравитонные батареи Кроноса.