КОНТИНЕНТ АТЛАНТИС

— 6 —

Встречающих было двое: молодой человек и девушка.
Оба смуглолицые, улыбчивые и черноглазые, словно брат и сестра — безо всякого сомнения, они являлись потомками уроженцев Индии или Пакистана; юноша был облачен в легкий бежевый костюм из тонкого хлопка, а его спутница — в светло-голубой сальвар-камиз. Помимо таблички с названием клиники, она держала в руке персональный лист гостя с именем и фотографией Олега.
— Здравствуйте. Меня зовут Анджана. А его — Джей, — защебетала девушка. — Нас прислали за вами по поручению доктора Редберна. Как долетели, мистер Вершинин?
И видя некоторое замешательство Олега, спросила:
— Надеюсь, вы говорите по-английски?
— О да, леди, — улыбнулся Олег. — Может быть, не так бойко, как вы, но моих навыков вполне хватает, чтобы вас заверить: долетел я просто отлично. Ну, что, поехали?
— Дорога предстоит долгая, — проговорил Джей, — поэтому, если хотите, мы могли бы сначала пообедать. Здесь, в Хитроу, есть на выбор парочка неплохих ресторанов…
— Если честно, мне не терпится поскорее прибыть на место и завершить, наконец, мое сегодняшнее путешествие, — пожал плечами Олег. — Я не прочь перекусить, но будет лучше, если мы выберем что-нибудь быстрое и недорогое. Например, «Рипаблик» или пиццерию…
— На втором этаже имеется «Маруш-кебаб Хауз», — кивнул юноша. — Сервис фулл-автомат. Десять минут — и никаких проблем.
— Что ж, традиционная «английская кухня» мне не повредит, — усмехнулся Олег. — Пусть будет маруш-кебаб. И кстати, напоминаю: отныне моё здоровое питание — уже не моя проблема.
* * *
«Гостевой транспорт»: небольшой двухдверный «купер» — ждал их на втором этаже парковочного комплекса.
К удивлению Олега, за руль села девушка, в то время как он сам и молодой человек расположились на заднем сидении автомобиля.
— Отсюда до клиники — примерно два часа езды, — сообщил Джей. — Но многое зависит от полиции…
«Купер» завелся и стал медленно выбираться из ряда.
— Скажите, а мы будем проезжать Лондон? — спросил Олег, с любопытством глядя в окно. — И почему что-то зависит от полиции?
— Видите ли, — охотно заговорил юноша, — за последние два года резко обострилась проблема нелегалов. Люди высаживаются на южном побережье и направляются вглубь страны — дальше на север. Полиция принимает меры. Останавливают и проверяют автомашины, иногда перекрывают магистрали.
— Беженцев скоро негде будет селить, — добавила Анджана, не оборачиваясь. — Увы, Британия — это всего лишь остров…
«Купер» наконец-то покинул парковочный уровень и, спустившись по туннелю наружу, почти сразу же оказался у выезда на широкий «хайвэй», по которому нескончаемым потоком двигались плотные ряды автомобилей.
— Я слышал, в Европе ситуация с беженцами гораздо более серьезная, — рассеяно проговорил Олег, разглядывая высаженные вдоль дороги сосны, кипарисы и невысокие пальмы. — Но вообще, начинаю понимать нелегалов — мне уже здесь нравится.
— Яхоу, — выдохнула девушка, резко выжимая газ и выезжая на магистраль. — Пристегнитесь, ребята — тут повсюду видеокамеры…
— Через Централ Лондон не поедем — нет времени, — Джей помог Олегу защелкнуть замок ремня безопасности, после чего включил телевизор. — Хотите посмотреть новости?
Их автомобиль постепенно перебрался в крайний правый ряд и заметно ускорился. Анджана вела машину не по-женски уверенно и резко, почти агрессивно.
— Кому нужны твои новости, Биг Джей? — засмеялась она. — Хотя бы из окна, но пусть лучше гость посмотрит нашу великую страну. В ближайшие месяцы такой возможности у него уже не будет.
И чтобы не слышать ничьих возражений, девушка включила «Мьюзик рэйн»:
— «А сейчас на нашей волне — группа «Атомик вермахт». Давайте, парни, уничтожьте этот мир! В эфире — композиция «Железом и кровью»!
И через секунду загрохотала музыка.
Какое-то время Олег действительно был занят разглядыванием пролетающего за окном ландшафта, поскольку открывающиеся ему картины радикальным образом отличались от всего того, что он привык видеть у себя дома.
Необычайно чистые, миниатюрные и не очень, ярко-красного кирпича домики, утопающие в зелени садов и крошечных, обнесенных коваными оградами парков — типичный для Британии пейзаж городских окраин то и дело нарушался всевозможными чудесами ультрасовременной архитектуры. Причем, определить предназначение того или другого здания порой было просто нереально: странные конструкции из стали, стекла и керамики, уходящие ввысь иногда на добрую сотню метров, могли оказаться как промышленными, так и жилыми постройками.
— Биохимический концерн «Сай Мирра». Склады, — кивнул Джей на несколько одинаковых циркообразных строений, обнесенных кирпичным забором. — А там, за ними — видите трубы? — знаменитый Королевский клон-питомник…
— Понятно. А это что за небоскреб?
— Не знаю. Но, похоже, он относится к действующей системе тюрем. Иначе что бы делал на его крыше армейский геликоптер?
Свернув с магистрали на одной из развилок, они проследовали по мосту и въехали в исключительно жилую зону. Всё те же одинаковые двух- и трехэтажные кирпичные домики, крошечные магазины, мечети, а также буддистские часовни.
— Собственно, мы сейчас и так находимся в Городе, — сказал Джей, неотрывно глядя в окно, — хотя и на очень большом расстоянии от его центра. На выезде дорога ненадолго поднимается, и оттуда можно будет увидеть минареты Большого Лондона. Если, конечно, у вас хорошее зрение…
Вскоре на пути им встретился один из передвижных блок-постов британской полиции: огромный бронированный автобус, рядом с которым находилось несколько вооруженных людей. Несмотря на свою весьма суровую экипировку: автоматы в руках, а также каски и надетые поверх формы бронежилеты, полицейские выглядели весьма миролюбиво и расслаблено и не обращали никакого внимания на проезжающие мимо них автомобили.
— Похоже, сегодня относительно спокойно, — произнесла Анджана, убавляя громкость музыки. — Если так пойдет и дальше, то мы успеем в Кембридж до начала «Приговоренных к жизни». Сегодня серия с Моникой и Рахмини, и я бы не хотела пропустить.
— Перешла на девушек? — хохотнул Джей. — Имей в виду, в конце второго сезона весь клан Шанти погибнет…
— Откуда такая информация?
— Ты наивна как дитя, мой сапфировый дождь. «Теридиан» транслирует сериалы для Европы почти на месяц раньше, чем для нас. А пароль от «стэлса» можно купить у любого менялы.
— Но ведь это же незаконно!
— Ты можешь позвонить в «Ти-Эй-Джи» и сообщить им о взломе глобал-кода. Думаю, робот-оператор тебя похвалит.
— Именно так я и поступлю. Так что там с кланом Шанти?
— Сначала расскажи, в кого ты влюблена — в Рахмини или в Монику?
— Такой рассказ стоит подороже любого безлимитного тикета, Биг Джей пройдоха…
Слушая их веселую и бессмысленную болтовню, Олег не заметил, как задремал.
* * *
— Доброе утро, ваша светлость! Вставайте, вас ждут великие дела.
Раздался тонкий писк зуммера, и тотчас глухо зашумел двигатель, сопровождаемый характерным стальным звуком, как если бы где-то совсем рядом поднимался разводной мост или работала электролебёдка.
Олег открыл глаза.
За окном уже стемнело. «Купер» замер в ожидании возле высоких ворот, которые освещались сверху двумя мощными прожекторами. В их ослепительно ярком свете металлические створки медленно ползли в стороны, открывая перед «купером» широкий черный прямоугольник въезда.
— Мы что, — Олег перевел осоловелый взгляд на сидящего рядом юношу. — Уже???
— Институт продления жизни. Клиника Ангуса Редберна, — негромко отозвался тот. — Вэлкам.
В этот момент автомобиль тронулся с места и медленно въехал внутрь. Ворота за ним начали закрываться.
— Средневековый замок какой-то, — прошептал Олег, увидев впереди ещё одну стену: на этот раз — из натянутой между столбами металлической сетки. — Или тюрьма. Особого режима…
«Купер» вновь остановился, и рядом с машиной возникли фигуры двух вооруженных охранников, один из которых держал в руке включенный электрофонарь.
— Гуд ивнинг, пипл. Кто это к нам приехал на ночь глядя?
— Не свети в глаза, Салим, — ответила девушка, опуская боковое стекло. — Привезли новенького. Разблокируй коридор в сектор «четыре».
— Йес, мэм, — охранник направил свет фонаря на заднюю дверцу. — Привет, Джей. Что там за парень рядом с тобой?
— Понятия не имею. Мы подобрали его в километре от Бигглсуэйда.
— Всё шутишь… Весёлой вечеринки, приятель, — офицер улыбнулся и помахал Олегу рукой, после чего повернулся к напарнику. — Открой «четверку», включи оповещение. Пусть Картер встречает гостя.
Оживленные электронным импульсом, створки очередных ворот бесшумно разошлись, и автомобиль двинулся дальше, по совершенно безлюдной аллее. Он не проехал и десяти метров, как вдруг по обеим сторонам дороги одновременно зажглись два ряда неоновых светильников, освещая «куперу» путь своим тусклым голубоватым светом.
— Ничего себе, — вполголоса произнес Олег, рассматривая в окно нависшие над дорогой темные силуэты деревьев. — Да у вас тут целый лес.
— Это — парк института Редберна, — также тихо ответил Джей. — По величине он один из самых крупных в графстве. И один из самых красивых…
— Эй, вы там, прекратите бормотать, — засмеялась девушка. — От вашего шепота у меня мороз по коже.
— Сочувствую, леди, — отозвался Олег. — Но эта мрачная темнота вокруг делает нас детьми.
— Вообще-то, внешнее освещение выключено в связи с требованием правительства об экономии энергии, а вовсе не для того, чтобы пугать вновь прибывших. Так что расслабьтесь, мистер Вершинин, и приготовьтесь получить удовольствие.
— Надеюсь, вы говорите об ужине?
— Почти. Вас ждет процедура регистрации у доктора Картера. А ещё — потоковое мультисканирование. Детекторы Хорна, анализы на ВИЧ, САРКС, и полное инфект-обследование.
— Скажите, а просто спать по ночам здесь не принято?
— Прежде, чем лечь спать, господин новичок, необходимо сначала получить пропуск в жилой корпус и ключ-карту от своей комнаты. Всё это возможно только после прохождения экспресс-тестов.
— Постойте, а вдруг я окажусь больным? Меня что — отправят назад?
— А вы как думали? — хмыкнула Анджана. — Здесь не санаторий.
— Разумеется, при обнаружении легкого недуга вас вылечат без лишних слов, — вмешался Джей. — Но если вы прилетели с чем-то серьезным, то я вам не завидую.
— В каком это смысле?
— Подписывая договор, вы согласились с тем, что не имеете хронических, наследственных или инфекционных заболеваний, которые требуют длительного лечения, — вкрадчиво, но вполне доброжелательно начал объяснять юноша. — И теперь, если выяснится, что вы умышленно скрыли факт наличия болезни, вам грозит судебный иск о возмещении ущерба, а также процедура ареста — в случае отсутствия у вас необходимых средств. Мне очень жаль, сэр.
— Релакс, пипл, — усмехнулся Олег. — Не стоит понапрасну напрягаться. Я читал контракт — раз, и я абсолютно здоров — два… Кстати, а что это за собор у нас прямо по курсу?
Возвышающиеся над деревьями здание, подсвеченное всё теми же неоновыми фонарями, и вправду походило на средневековый собор — высокое, с остроконечной крышей и двумя узкими боковыми башнями.
— Центральный офис, — сообщил Джей. — Построен всего пять лет назад, но выглядит, согласен, как древний христианский храм. Издержки современной авторской архитектуры.
Чуть слышно шурша по гравию колесами, автомобиль неторопливо свернул с аллеи и, выехав на такой же безлюдный, широкий двор перед «собором», проследовал к ярко освещенному крыльцу, расположенному с торца здания.
К удивлению Олега, на крыльце их ждал всего один человек. Невысокий пожилой чернокожий мужчина в странном, похожем на больничный халат костюме — он спустился к ним сразу же, как только «купер» остановился напротив лестницы, а его пассажиры стали выбираться наружу.
— Почему так поздно? — бросив короткий взгляд на девушку, человек в халате подошел к Олегу. — Здравствуйте. Как долетели? Я слышал, последнее время в Хитроу усложнилась процедура контроля… Меня зовут доктор Джереми Картер.
— Добрый вечер, сэр. Моя фамилия — Вершинин, — вежливо поздоровался Олег. — Рейс прибыл без опозданий, а ваши люди встретили и доставили меня просто безупречно…
— О да, вынужден признать, иногда им это удается, — улыбнулся доктор. — Однако сейчас у нас с вами мало времени. Мне необходимо провести небольшое, но крайне важное обследование вашего организма. Исключить, так сказать, любые риски…
— Да, конечно, сэр, — кивнул Олег. — Меня уже предупредили.
— В таком случае, идемте. Чем быстрее приступим, тем раньше закончим.
Картер резко развернулся и, сунув руки в карманы халата, направился вверх по лестнице. Пожав плечами, Олег улыбнулся на прощанье своим спутникам и направился вслед за доктором.
Изнутри здание Центрального офиса выглядело совсем не так, как могло представляться снаружи.
Ослепительно белый, ярко освещенный коридор с покрытым зеркальной керамической плиткой полом и бирюзовыми полупрозрачными стенами. В коридоре не было ни стоек, ни кресел, ни каких-либо других предметов мебели или элементов декора. Кроме того, нигде не было заметно даже малейшего намека на двери. Впрочем, стены запросто могли оказаться раздвижными — Олегу уже доводилось видеть подобный интерьер в одном из московских развлекательных центров. Кажется, в «Андромеде»…
Коридор заканчивался просторным лифтом, двери которого из-за своих габаритов и цвета почти сливались со стенами.
— Уровень два, — скомандовал Картер, пропуская Олега вперед и входя следом.
Кабина медленно поползла вверх.
Второй этаж отличался от предыдущего лишь присутствием здесь персонала. Пока Олег вместе с доктором торопливо шагали по очередному коридору, навстречу им попалось несколько сотрудников — главным образом, молодых людей и девушек, одетых в такие же, что и Картер, светлые халаты.
— Вот мы и пришли. Кабинет превентивной диагностики, — доктор остановился возле одной из стен, и в ту же секунду прямо напротив него образовался входной проем. — Прошу вас.
Стандартный ритуал: раздевалка, скан-камера, ультрафиолетовый свет с потолка…
«Выбирая для себя жизненный путь, человек в действительности не совершает никакого выбора, поскольку любая из миллиона доступных ему дверей ведет в одну и ту же комнату».
Матовая виброллоновая пластина со светящимися буквами находилась почти на уровне глаз. Рядом с ней висело небольшое зеркало. Олег покосился на отражение своего лица и принялся раздеваться, складывая одежду на узкую металлическую полку возле самого пола.
— Надевайте халат и проходите внутрь установки, — раздался из динамика сверху голос Картера. — Вам необходимо встать в центре зеленого круга. Как только сделаете это, скажете «готов».
— Хорошо.
Само сканирование заняло не больше четверти часа, однако процедуры на этом не закончились. Покинув тесную бочкообразную кабину потокового конвертера, Олег оказался в биохимической лаборатории, где за невысоким пультом его уже ждал оператор — молодой человек в халате и защитной маске-респираторе.
— Исследование тканей на наличие вирусов, — глухо произнес он. — Кровь на «экспресс-робот тест» сдавали когда-нибудь?
— Да.
— Тогда пройдите к «центрифуге». Ваш зонд — номер один. Готовы? Начали…
Спустя час, когда процесс тестирования, а также все превентивные процедуры были закончены, Олег вновь очутился в кабинете Картера.
Доктор сидел за узким столом и, неотрывно глядя на экран гигантского настенного монитора, что-то набирал в цифровом блокноте-наладоннике.
— Присядьте, — кивнул он. — Сейчас я получу последние данные по вашему файлу, и можно будет подвести итог.
— Да, сэр.
Олег опустился в кресло напротив и от нечего делать принялся рассматривать миниатюрные голограммы, светящиеся над столом у доктора.
«Трансперсональное сознание — твоя личная дверь в бессмертие».
«Реальность — это то, чего ты никогда не видел».
«Не бойся».
Каждый тезис представлял собой отдельную картину и был снабжен соответствующей иллюстрацией в стиле «нео-постготик»: фантастические многоголовые существа, парящие в воздухе геометрические фигуры, пульсирующие «живые» поверхности.
— Ну, что ж, господин Вершинин, — проговорил, наконец, доктор, отрываясь от блокнота. — Состояние вашего здоровья можно считать удовлетворительным — по уже имеющимся данным оно вполне соответствует требованиям нашего института…
— Рад это слышать, сэр.
— Однако ваша ситуация не столь оптимистичная, как, возможно, вам бы хотелось.
Картер отодвинул клавиатуру в сторону и задумчиво уставился на Олега.
— Дело в том, что в настоящее время набор добровольцев в клинику уже закончен. Группы для научных исследований полностью укомплектованы, годовой график утвержден, средства распределены. Заявку, по которой вы были наняты, просто не успели вовремя отозвать, поэтому сейчас мы с вами находимся в весьма затруднительной ситуации…
В кабинете повисла тишина.
— Вот так поворот, — проговорил Олег растерянно. — Ничего не понимаю… Ваши люди могли бы сообщить мне об этом сразу по прилету. А ещё лучше — связаться с моим агентством в России. Вы ведь должны были получить запрос из консульства на подтверждение моей визы… Да и вообще, для чего тогда нужны все эти тесты?
— Господин Вершинин, — мягко прервал его Картер. — От лица института Редберна я приношу вам свои искренние извинения. Поверьте мне, лица, допустившие халатность и путаницу, будут строго наказаны. Но давайте, всё же не будем спешить.
Он поднялся из-за стола и сделал несколько шагов по кабинету.
— Поскольку договор с вами уже заключен, у руководства клиники есть только два пути. Первый: выплатить вам компенсацию в порядке, предусмотренном британским законодательством об офертах и контрактах, после чего отправить вас домой, и второй: предложить вам участие в различных испытаниях, которые не относятся к основной сфере деятельности института, но так или иначе связаны с проводимыми здесь исследованиями.
— Честно говоря, я не совсем понимаю, о чем идет речь, — пожал плечами Олег. — Поскольку я и до этого не имел ни малейшей информации об ожидающих меня испытаниях.
— Вот как? — доктор удивленно замер на месте. — Разве вам ничего не объяснили при заключении договора?
— Нет, сэр. Мне было сказано, что я всё узнаю на месте.
— М-да… Россия… — задумчиво протянул Картер, при этом в его голосе чувствовалось явное облегчение. — Ну, что ж, в таком случае, я думаю, у нас вполне может сложиться сотрудничество. Тем более что ваш гонорар и величина страхового обеспечения останутся неизменными.
Он вернулся к столу и вынул из бокового ящика узкий пластиковый конверт.
— Здесь ключ от вашей комнаты, господин Вершинин. Сейчас мой ассистент — его зовут Хонгхи — проводит вас в жилой сектор и поможет с обустройством. Отдыхайте, набирайтесь сил, а завтра, сразу же после ланча, у вас состоится встреча с руководителем группы прикладных исследований, который уже непосредственно ведет вас в курс дела.
— А вы разве не???
— О нет, — улыбнулся доктор. — Я всего лишь занимаюсь общей профилактикой — слежу за здоровьем персонала клиники. Через минуту здесь будет Хонгхи, он ответит на любой ваш вопрос…
— Скажите, мистер Картер, а что за рисунки у вас здесь повсюду?
— Какие рисунки? Ах, эти… — доктор покосился на одну из светящихся голограмм. — Иллюстрированные афоризмы. По-моему, весьма эффектно, вы не находите?
— И главное, они вполне подходят для такого места, как ваш кабинет, — согласился Олег. — Кто их автор?
— Полагаю, вы задали вопрос из вежливости, — усмехнулся Картер. — Высказывания принадлежат самому выдающемуся ученому Британии и, пожалуй, одному из самых ярких мыслителей в истории человечества: сэру Ангусу Редберну. Да и разве могло быть иначе?
Двери кабинета бесшумно раздвинулись, и на пороге замер молодой человек в темно-синей форме охранника, поверх которой был накинут белый халат. В одной руке юноша держал небольшой металлический чемоданчик, в другой — миниатюрный пульт, по всей видимости, заменяющий ему связку ключей.
— Идёмте, ваш «люкс» уже готов, — улыбнулся он Олегу. — И если мы поторопимся, то я смогу успеть раздобыть для вас что-нибудь на ужин.