ПАРАДАЙЗ.RU

— 10 —

— Сейчас пятнадцать часов тридцать минут местного времени.
Обстановка на Острове без изменений. За полчаса до совещания мы связывались со спутником, прореха в защитном поле всё так открыта, как и три дня назад. Радиационный фон вокруг «Купола» в норме, то есть, говоря проще, никакой радиации.
Сергей молча слушал. В довольно просторной каюте помимо него и Константина находились: капитан авианосца и его первый помощник; майор ФСБ, начальник особого отдела корабля; командир спецназа Литвинов; командир десантного катера; и молодой ученый-физик, специалист по проблеме «Купола», прибывший сюда для исследований около двух месяцев назад.
— Глубина нахождения прорехи — сорок метров, дно преимущественно грунтовое, расстояние от прорехи до Острова — около девяти километров, — продолжал физик, — мы же сейчас находимся на расстоянии десяти километров от окружности «Купола».
Погода сегодня относительно спокойная, ветер слабый, осадков не ожидается. Прогноз на ближайшие два-три дня приблизительно такой же. Таким образом, внешние условия достаточно благоприятные для выполнения задачи.
— Насчёт условий я согласен, — взял слово Литвинов. — План таков. Выходим ровно в десять вечера. Возле контрольной точки катер будет уже через пятнадцать-двадцать минут, то есть как раз перед самым заходом солнца. Контрольная точка — это помеченный нами электронный буй, который указывает в каком примерно месте под водой находится прореха.
— После вашего погружения, — командир спецназа посмотрел на Сергея, — катер будет находиться с выключенным двигателем на поверхности четыре часа, на тот случай, если вам не удастся войти в прореху или возникнут какие-нибудь осложнения, требующие экстренного всплытия.
После того, как четыре часа истекут, катер вернется на исходную позицию, то есть сюда. Это делается для того, чтобы не привлечь внимание чересчур долгим нахождением катера в непосредственной близости от Острова.
Но, несмотря на это, нами будут обеспечены все меры, чтобы не прозевать ваше возвращение. В вашей экипировке, которую вы получите, есть электронный радиомаяк-передатчик в виде браслета, который будет каждые пятнадцать минут автоматически сообщать нам ваши точные координаты. (Естественно, только тогда, когда вы — за пределами «Купола»).
В случае утраты браслета вам достаточно будет просто находиться на поверхности воды в непосредственной близости от буя. Каждые три часа вертолет будет совершать облет участка над «точкой входа».
— Теперь о действии «Купола», — вновь заговорил ученый. — Природа защитного поля такова, что оно создает почти невидимую поверхность сферической формы, которая пропускает сквозь себя газы и жидкости без каких-либо последствий. Однако любое твердое тело, при попытке пройти сквозь эту поверхность изменяет свою молекулярную структуру в точках соприкосновения, немедленно превращаясь в жидкость. Причем, изменяет независимо от химического состава этого твердого тела, с одинаковой скоростью и для металлов и для легких материалов типа пластика или дерева.
Теоретически такое изменение состояния вещества возможно лишь под воздействием высоких или сверхвысоких температур, но в данном случае нам не удалось установить каких-либо тепловых эффектов.
Что же касается океанского дна, то защитное поле существует и там. Но его воздействие на твердь дна значительно слабее, оно уже не превращает твердое тело в жидкость, а просто изменяет его плотность. Это позволяет одновременно, и защищать «Купол» от подкопов, и не размывать дно в местах своего присутствия.
Вообще, не вдаваясь глубоко в теорию, скажу лишь, что данный эффект современной науке известен до сих пор не был, хотя об этом вы, наверное, знаете и без меня.
Продолжим о практической стороне. В воздухе поле заметно только с самого близкого расстояния, так как образует эффект «мутного стекла» и значительно затрудняет видимость сквозь «Купол», не ухудшая, впрочем, собственной светопроводимости.
В воде же, помимо аналогичного эффекта, действие поля на жидкость вызывает весьма своеобразные энергичные колебания этой жидкости на расстоянии 20−40 сантиметров по обе стороны от поверхности поля и создает ощутимый «эффект отталкивания», который при желании можно преодолеть, приложив определенные усилия.
Чего, кстати, я никому не советую делать! Попадание какой-либо части живого организма под действие поля и, как следствие, превращение её в жидкость, вызывает быструю и очень мучительную смерть, так как после этого превращения часть вашего тела остается некоторое время ещё живой.
— Вот же до чего додумались, сволочи, — проговорил фэесбешник, закуривая.
— Чтобы четко увидеть границы «входа», вам достаточно направить на него свет мощного фонаря. Помимо того, что незакрытый «Куполом» участок воды будет контрастировать с «мутным стеклом» защитного поля, вы увидите, скорее всего, проплывающих в отверстие мелких рыб и прочую морскую живность.
— А если фонарь вдруг погаснет, то я сам стану этой морской живностью, — заметил Сергей.
— «Окно» имеет форму узкой горизонтальной щели между дном и нижней границей Купола. Его площадь — около трех квадратных метров, так что место для маневра есть, — продолжал физик, как ни в чем не бывало. — Кроме того, фонарь работает на изотопах, и не погаснет даже после ядерного удара.
— Учтите, Сергей, что во избежание обнаружения вас возможным эхолотом, вы не сможете использовать никаких движительных устройств для подводного плавания, за исключением, разумеется, ваших рук и ног, — напомнил Антон.
— Было бы смешно тащить меня из другого полушария, чтобы я мог прокатиться здесь на подводном скутере. Но акваланг мне хотя бы дадут?
— Вашему самообладанию можно позавидовать, — улыбнулся спецназовец. — А что с американцами? — повернулся он к первому помощнику капитана.
— А ничего. За последние сутки — никаких перемещений. То ли ждут приказа, то ли наблюдают за нами. Они — за нами, мы — за ними.
— Как дембель и проститутка, — опять вставил майор, и присутствующие заулыбались.
— Господа! — заговорил вдруг Константин. Он поднялся из кресла и теперь внушительно возвышался над столом, — я прошу вас воздерживаться от излишнего веселья.
Хотя все мы здесь и выполняем определенную стратегическую задачу, давайте не будем забывать, что на Острове сейчас находится около ста шестидесяти тысяч человек. Это русские люди, пусть бывшие, но наши соотечественники. Возможно, там произошла серьезная катастрофа, и они могут нуждаться в нашей помощи, так что текущий момент достаточно ответственный. Я прошу, чтобы меня поняли правильно. Если у Сергея Анатольевича нет больше вопросов, то я предлагаю закончить совещание — человеку нужно отдохнуть перед погружением.
— Ну что ж, — первый помощник капитана поднялся, — совещание закончено. Антон, пожалуйста, лично проведи выдачу акваланга и остальной экипировки нашему гостю. Выход катера в 22.00 по местному времени. Все свободны.
Уже покинув каюту, и поднимаясь на палубу вслед за Константином, Сергей услышал, как фэесбешник, оставшийся внизу, вполголоса произнес:
— Да нашему спецназу только бы на Остров попасть, мы бы этим «соотечественникам» так «помогли»! Верно, Антоха?