ПАРАДАЙЗ.RU

— 12 —

Третье письмо Марины (редактированная версия).
«Здравствуйте, мои родные!
Время летит так быстро, что мне кажется, будто прошлое письмо я отправляла вам ещё вчера, а на самом деле прошло целых пять месяцев.
Каких-то особых перемен в моей жизни не произошло, я всё так же живу в „Пеликан Пойнт Билдинг“ и работаю в порту. Правда, сейчас я ещё хожу в колледж, а на работу езжу только после обеда — начальству главное, чтобы было чисто, и не важно, во сколько я приезжаю.
Кстати, благодаря тому, что я сейчас работаю во второй половине дня, мне дали ключи от офисов, чтобы я могла прибираться в любое время. Старший офицер сказал только, что до вечера я должна успевать, потому что в 19.00 дежурные охранники блокируют все двери и включают „автономку“, и чтобы никого из посторонних не было.
Вообще, немного непонятно, от кого такие меры предосторожности. Даже если кто-то чужой и проберется на наш Остров, то его очень быстро поймают, ведь кругом камеры. К тому же, новое лицо тут сразу все замечают. Я когда приехала, ко мне первое время многие подходили и спрашивали, откуда я и как меня зовут.
В колледже очень здорово! Есть основные дисциплины, которые надо посещать всем, а остальные ты сам выбираешь из списка по желанию на весь курс. Главное, чтобы был минимум по часам для выбранной специализации. Я выбрала биологию. Сказали, что те, кто выбрал биологию, будут больше проводить лабораторных занятий, чем лекций, а это — гораздо интереснее.
А ещё в колледже очень прикольно учат английскому.
Всех сначала тестируют, потом распределяют по небольшим группам. Каждая группа обучается у отдельного учителя. Все учителя — американцы, и есть ещё два англичанина. Они обучают совсем не так, как было в школе в России. Занятия тут больше похожи на встречи старых друзей, чем на уроки, мы просто общаемся, и учитель рассказывает нам новые слова и правила.
В нашей группе учитель — американец Стивен, ему 29 лет, он из Чикаго. Девочки говорят, что он …
[фрагмент удален]
Я уже облазила весь Остров и изучила все его достопримечательности. Недавно я узнала, что в нескольких километрах на восток от Острова, почти у самого „Купола“, есть ещё один крошечный островок, и что там какой-то технический объект. Про него никто ничего не знает, а мне Олег рассказал по секрету, он от рыбаков узнал. Туда раз в неделю ездит катер береговой охраны и, скорее всего, ничего важного там нет, потому что на катере всегда только двое наших портовых офицеров и больше никого. Но раз вы просили писать обо всем странном, то я и пишу.
Ещё я узнала, что в Научном центре тоже, оказывается, есть жилой корпус и там живут ученые, которые ведут самые важные исследования.
Я вам писала раньше, что в доме у нас живет семья ученых из Израиля, так вот недавно они переехали жить в Научный центр. Мне, правда, показалось, что им не очень хотелось покидать „Пеликан“. Вечером, когда я шла с работы, они как раз грузили свои вещи на фургончик. Когда я спросила, куда они уезжают, Гила (это жену так зовут) сказала, что они теперь будут жить в Научном центре, потому что у них очень много работы. А сама выглядела расстроенной.
Мне стало интересно — почему, и я решила вечером зайти к Ольге и порасспросить, Аркаша ведь тоже работает в Научном центре.
Я не люблю ходить к Ольге, у них какая-то атмосфера в доме нервная постоянно — то ссорятся, то мирятся. Ну, зашла, а толку никакого.
Ольга говорит: Гила и Натан сейчас ведущие специалисты в своей области, им даже ночевать дома некогда, поэтому им удобней будет в Научном центре жить. А Гила расстроена потому, что никому неохота из „Пеликана“ переезжать, особенно если ты тут почти десять лет прожил, как они.
Аркаша влез как всегда, говорит, мол, у них выбора не было, руководство центра если решит, чтоб переехали, то переедешь.
Ну и понеслось. Ольга говорит, а что-то тебя вот не приглашают жить в Научный центр, хотя ты весь из себя талантливый. А Аркаша возмутился и говорит, я же биолог, ученый, а не шарлатан как эти фундаментальщики. Мол, на Дне рождения у Витьки в том году были ребята из лаборатории фундаментальной физики, такую чушь несут, что слушать стыдно, „как только Платон их терпит, видимо из жалости деньги платит“.
Ну да, сказала Ольга, они-то вон „Купол“ создали, а ты пока даже разрешение на покупку машины не заработал… В общем, всё в таком духе, и я ушла.
Ольга может быть и красивая, как некоторое считают, но характер у неё такой, что нормальные люди…
[фрагмент удален]
Я понимаю, что пользы вам от меня, наверное, никакой. И хотя вы запретили мне „заниматься самодеятельностью“, я просто хочу попробовать узнать что-нибудь важное.
Первым делом решила купить бинокль. После колледжа зашла в „Лайт-маркет“. Там, на третьем этаже, всякие такие товары продаются, для активного отдыха. Так самое удивительное: ни биноклей, ни подзорных труб нет! Даже телескопов нет.
Я спросила продавца, он говорит — на Острове такого не найти, потому что это не привозят. Разве что вот, театральный, пожалуйста, если вам на концерты ходить. А зачем мне театральный?
Ну, хорошо, нет — так нет. Пошла в отдел фото-видео, давай спрашивать технику с хорошим „зумом“, но тоже ничего подходящего не продают. То есть фотоаппаратов навалом, а чтобы издалека приближать можно было — нет таких. Купила один, с самым большим приближением, который у них был, может удастся что-то интересное сфотографировать.
Уже три раза была в церкви, которая в Зеленом Мысе. Там, за церковью, есть небольшое кладбище. Ведь даже здесь люди умирают. Отец Виталий рассказал, что все, кто на кладбище похоронен, погибли от несчастных случаев, а от старости или болезни — никого.
Отец Виталий ещё сказал, что здесь, в Зеленом Мысе будут строить мечеть для мусульман и часовню для американцев. У них, оказывается, вера иная, чем у православных.
Теперь про медицину.
На Острове всего одна центральная больница, она в Арго-Сити, рядом с Научным центром, и три медпункта: в Порт-Ройаль, в Санта-Розе, и в Зеленом Мысе.
Когда я поступала в колледж, меня направляли на медосмотр в центральную больницу, чтобы я могла получить пропуск в лаборатории. Больница очень красивая и внутри, и снаружи. Кабинетов много всяких, а врачей — наоборот — немного. Потому что люди болеют редко. Говорят, что на Острове самая передовая медицина в мире. И витамины и лекарства лучшие, и лечат самыми современными методами.
Олег рассказал, как года три назад он заболел воспалением легких, перекупался видимо, и попал в больницу. А в больнице врач осмотрел его и говорит, ничего мол, сейчас укол поставим, и сразу выздоровеешь. И правда, через два часа Олег выздоровел и с тех пор не простывал больше никогда.
Тут, скорее всего, какие-то секретные лекарства делают, в Научном центре, потому что я никогда раньше не слышала, чтобы так лечились люди.
Продолжение.
Прошла неделя.
В квартиру Гилы и Натана переехал новый жилец. Ему двадцать четыре года, и он будет жить один.
Мне стало интересно, почему ему одному дают такую большую квартиру (в отличие от моей, квартира Гилы и Натана огромная и занимает почти весь девятый этаж). А он сам зашел ко мне, и сказал, что он и его друзья будут отмечать его переезд в „Пеликан Пойнт“, и что он приглашает в гости всех девчонок из нашего дома. А кроме меня из ровесников тут только Инга с третьего этажа и всё.
Ну, мы с Ингой конечно пошли, любопытно же, что за новый жилец такой.
Его зовут Кирилл, и он очень интересный, в том смысле, что знает очень много всего.
Пришли его друзья, ещё трое мальчиков, принесли вино, фрукты и ещё мясо какое-то. Они называли Кирилла почему-то Стэлс. Посидели очень хорошо, слушали музыку, разговаривали. Оказывается, я так много пропустила хорошей музыки, которую сюда привозят, и много фильмов тоже не посмотрела хороших, надо будет наверстать.
Когда я спросила, почему Кириллу дали такую квартиру, да ещё в „Пеликане“, если он не ученый, он засмеялся и сказал, что он работает на последнем этаже „Либертиз“, и ему даже автомобиль дадут, если он попросит.
„Либертиз“ — это высоченное офисное здание в Арго-Сити, там располагаются все службы коммуникаций, включая телецентр, мобильную связь и интернет.
Я спросила, а что там такого на самом последнем этаже? Он говорит, ну там работают специалисты по компьютерным сетям. Я говорю, так ты, наверное, хакер, он с друзьями переглянулся и говорит, как-нибудь позову тебя туда в гости, если будешь хорошо себя вести, и всё узнаешь. А Дима, его друг, сказал, мол, не слушай его, тебя всё равно не пустят в „Либертиз“ без пропуска, а на последний этаж — тем более.
Потом мы ещё пили вино и танцевали.
Кирилл позвал меня на балкон, и стал рассказывать, что он приехал сюда с родителями из Иркутска почти десять лет назад (сейчас они живут на Лазурной улице), и что он ещё в школе увлекался компьютерами, и поэтому с ним мало кто дружил. А здесь ему очень хорошо, у него очень много друзей, и ещё много чего рассказывал. Затем он стал говорить, что…
[фрагмент удален]
…И только вчера позвонил. Я как раз была на работе и не могла долго разговаривать.
Мобильная связь здесь, кстати, бесплатная и говорить можно сколько хочешь, без ограничений.
Некоторые покупают телефоны с видео, чтобы можно было лицо видеть, но мне так не нравится.
Кирилл сказал, что в „Либертиз“, конечно, посторонних не пускают, но когда он будет на суточном дежурстве, он договорится с охранной, чтобы меня впустили поздно вечером. Он, наверное, воображает, что я с ума схожу и мечтаю о том, чтобы посмотреть на его компьютеры. (Хотя, в целях сбора информации это может оказаться полезным и поэтому, по возможности, я туда схожу).
А сейчас письмо заканчиваю, потому что писать пока больше не о чем.
Regards, Марина».