ПАРАДАЙЗ.RU

— 15 —

Четвертое письмо Марины (редактированная версия).
Здравствуйте!
Как давно я не писала вам! Несколько раз садилась написать, но не получалось всё.
Потому что рассказывать особо было нечего.
Я окончила первый курс колледжа и после летних каникул перейду на второй. Тем, у кого нет работы, или работа только на полдня, как у меня, предложили поработать летом в Научном центре младшими лаборантами. Я сразу же согласилась и уже через неделю приступаю.
Правда, работать я и другие ребята из колледжа будем не в самом Научном центре, а только во вспомогательных лабораториях. Но всё равно это будет интересно.
Нас уже водили туда на экскурсию, там всё очень красиво, везде много цветов и экзотических растений. В оранжереях живут какие-то маленькие птички, как они называются — я не знаю.
Соскучилась я по животным. Тут ведь, если не считать коров со свиньями на фермах, животных очень мало. Птицы только всякие, попугайчики небольшие, а в Зеленом Мысе несколько туканов живет. Вот ещё кошек привезли на сухогрузе не так давно. У нас дома раньше жили целых две кошки…
[фрагмент удален]
…Из вспомогательных лабораторий, конечно, есть переходы в «первую зону» (это так называется территория, где расположена Белая Резиденция и Научный центр и где живут сенаторы и учёные). Но проходить туда могут только те, у кого есть специальные пропуска. У студентов их, конечно, нет.
На работе в Порт-Ройале всё без особых перемен. Мой друг Олег перевелся из операторской в секьюрити. Ему удобнее посуточно дежурить, чем в дневную смену каждый день. Если его дежурство выпадает на выходные, то он в порту один остается на всю ночь, только полицейский патруль под утро приезжает проверять.
В одну из таких ночей Олег позвал меня к себе в гости. Сначала мы сидели в кабинете и смотрели фильмы, а после проверки, когда патруль уехал, мы отключили «автономку» и залезли на маяк. Он хоть и невысокий, но всё равно там очень здорово. А ещё на маяке есть очень мощная подзорная труба. Днем в неё, наверное, можно посмотреть, как выглядит «Купол».
Олег мне по секрету рассказал, что оказывается, в Порт-Ройаль не только сухогруз приходит с другой стороны, но и другие «посетители» наведываются. Они очень редкие и про них никто не знает. Олег даже сам их толком не видел.
Он рассказал, что как-то месяц назад пришел на смену, заступил вечером, как обычно, и стал от нечего делать в компьютере копаться, где хранятся ежедневные отчеты по каждой смене. И увидел, что позавчерашний файл полностью удален, хотя в тот день дежурил Саня, его приятель.
Олег же всегда такой любопытный, не поленился, позвонил старшему офицеру (тот ещё не ушел) и сказал, что срочно надо съездить домой на 15 минут. Соврал, что выключить что-то забыл. А сам съездил и привез из дома особую программу для восстановления данных.
Да по дороге ещё Сане позвонил. Спросил: ты дежурил позавчера, не находил мои ключи?
Саня говорит, нет, не находил. И вообще, говорит, в тот день, он толком и не дежурил. Вечером, как он заступил, в порт приехал полицейский офицер незнакомый, а с ним — ещё двое: парень и девушка с сенаторскими жетонами.
Они сказали ему до утра идти домой — они будут внеплановую проверку безопасности проводить. А утром, когда он пришел, файл стёрт был уже. Саня подумал, что, наверное, проводилась какая-то секретная проверка, вот и стерли всю запись.
Олег тогда программу запустил, и стал восстанавливать уничтоженный файл. А когда восстановил, то увидел, что там почти нет ничего. Потому что проверяющие отключали камеры по всему периметру, и ничего не сохранилось.
Но в закрытом терминале они отключили не сразу, потому что там ещё дополнительные камеры есть, которые отключаются только из кабинета старшего офицера порта, и туда кому-то из них пришлось специально подниматься. Наверное, полицейский и ходил. А терминал-то уже открыли, и около двух минут записывалось, что там происходило, пока и эти камеры не отключили.
Ничего особенно там не было, конечно. Вошла небольшая яхта. А на палубе человек стоял. Когда яхта пришвартовалась, то парень с девушкой поднялись по трапу и обнялись по очереди с этим человеком. А потом они все вместе спустились вниз, видимо в каюту. И на этом запись обрывается.
Я Олегу сказала, что он зря нос сует куда не надо. Сенаторы же не просто так с кем-то встречаются. Раз они это делают, значит, это нужно всем нам — «Купол"-то по пустякам никто открывать не станет, даже на одну минуту.
А Олег ответил, что вообще-то, о фактах появления в порту судов, не записанных в расписании, надо немедленно сообщать либо старшему офицеру, либо сразу Комиссару полиции. Мало ли, говорит, вдруг это государственная измена.
Олег старше меня конечно, но иногда ведет себя как школьник какой-то. Работа у него просто скучная, а он такой любопытный. Временами мне кажется, что он…
[фрагмент удален]
…А днем не зовет в гости почему-то.
Я сейчас просто вспомнила, как ходила к Кириллу в „Либертиз“, тоже ночью.
Тогда я ещё не знала, что Кирилл окажется таким „шибко умным“.
Он позвонил мне как-то вечером и говорит, ну как дела, что делаешь, и т. д. Я говорю: ничего не делаю, кино смотрю.
Говорит, приходи прямо сейчас в „Либертиз“, я тут один, а на входе друг мой сегодня дежурит. Посмотришь, где я работаю, тебе понравится.
Пришла, тут же совсем рядом. Захожу в вестибюль, вижу: Кирилл стоит рядом с охранником, анекдоты какие-то ему рассказывает. Охранник на меня посмотрел, ничего не сказал. А Кирилл говорит — пойдем, я тебе весь мир покажу.
Зашли в лифт, стали подниматься. Я чувствую, от Кирилла вином пахнет. Я говорю, ты что же, на дежурстве выпил? Он говорит, так у меня дежурство-то творческое, тем более что ночь уже, от одного бокала вреда никому не будет.
Приехали мы на самый последний этаж, но пошли не сразу в офис, а сначала поднялись на смотровую площадку.
Вид, конечно, потрясающий! Весь Остров — в огнях разноцветных, даже на крышах многоэтажек огоньки горят.
Я говорю — жаль, фотоаппарата нет, чтобы такую красоту сфотографировать, а Кирилл смеется — я тебе прямо сейчас по вирчел сколько хочешь фоток отправлю, у меня знаешь какой альбом.
Постояли мы там ещё немного, потом спустились в офис к Кириллу. Он его называл, правда, „студией“.
Внутри просто обалденно! Весь огромный кабинет — лично его. Просторная комната в виде полукруга, и та стена, которая круглая — она вся из стекла. А через неё весь город — как на ладони! Вдоль стены этой стоят столы со встроенными компьютерами. Причем и компьютеры больших размеров, и мониторы тоже огромные.
Всего пять или шесть компьютеров, уже не помню точно сколько. И ещё куча всяких приборов на столах, тоже к компьютерам подключенных.
Ещё кресла меня поразили. Два огромных кресла из непонятного материала, но внутри, видимо, жидкость какая-то, садишься — и проваливаешься как будто в облако, даже вставать не хочется.
Кирилл меня усадил в одно такое кресло, а сам встал сзади и подкатил к монитору, говорит — сиди просто и смотри, а я тебе планету показывать буду.
Сначала на мониторе образовался вид какой-то улицы, на которой просто невероятно много людей. И выглядят так, словно они сюда со всего мира приехали. Кирилл говорит, это — камера уличного наблюдения на Оксфорд-стрит, в Лондоне. Этот город ещё называют „Новый Вавилон“.
Потом на экране возник лес такой красивый — парк Гран-Парадизо, Италия. Здесь в любое время года влюбленные гуляют.
А сейчас, говорит, приготовься, и на мониторе появился Новый Арбат, солнечный такой, народу как всегда — толпы. И лица, и одежду видно в мельчайших подробностях.
Я говорю — как это ты можешь видеть всё, что везде происходит? А он сразу весь раздулся от важности, и говорит, я имею доступы почти ко всем мировым системам видеонаблюдения, в том числе — и к скрытой системе наблюдения российского ФСБ.
Причем Россию, говорит, интереснее всего наблюдать, потому что там спецслужбы свои камеры куда хочешь ставят, в отличии от других стран. Могут и в баню, и в закрытый клуб, и в квартиру любую поставить — им всё можно.
Так ты, говорю, что, за людьми тут подглядываешь что ли? Он говорит, да нет вовсе, это побочный продукт как раз, а основная работа моя — вот, и к другому компьютеру меня подкатил.
Вижу: по монитору всякие бегущие строки ползут, таблицы разные, кучи цифр. Он говорит, смотри, тут все мировые биржи в режиме „онлайн“, наша команда на них капиталы Острова приумножает.
Я говорю, нам в колледже рассказывали механизм работы биржи, там же и проиграть можно. Он засмеялся и говорит, чтобы проиграть — надо играть. А мы не играем — мы работаем.
Я говорю, так погоди, у тебя что, компьютер к всемирному интернету подключен с правом не только на прием, но и на отправку данных? Он говорит — конечно, но отправлять можно строго команды на биржевые площадки, и больше ничего.
В общем, говорит, ты можешь пока развлечься и посмотреть, чем занимаются люди в любой точке земного шара, а я отойду на пару минут, у меня кофе закончился.
Он вышел из кабинета, а я вылезла из кресла и встала к окну, чтобы лучше город было видно.
Потом подошла к самому крайнему монитору и тронула клавиатуру. Монитор сразу включился и начал показывать что-то непонятное, там просто на черном экране полоска желтая и надпись: „До окончания сканирования осталось… 23%“.
Мне интересно стало, что он тут сканирует, нажала кнопку ESC. Тут же выскочила надпись: „Внимание! Процесс не завершен. Время ожидания 9 часов 36 минут“.
Я опять села в кресло, и тут вернулся Кирилл. Но он принес не кофе, а бутылку шампанского.
Тут я ему говорю — ты зачем меня сюда пригласил?
[фрагмент удален]
Неделю назад была третья годовщина, как Ольга с Аркашей поженились. Я знала, что вечером придут всякие гости, и решила просто днем заскочить и поздравить. А то и так их не вижу почти.
Пришла, подарила символический подарок: часы в спальню (Аркаша тут же начал свои идиотские шутки отпускать). Посидела у них немного. Аркашу, оказывается, назначили заместителем руководителя центра биологических исследований и прибавили ему зарплату.
Я его спрашиваю, а что Аркаша, правда ли, что там такие лекарства делают, что с одного укола можно любую болезнь вылечить? Он замялся, говорит, вообще да, делают. Но он, хотя и заместитель теперь, не знает, кто конкретно их разрабатывает. Шеф просто приносит сырую, но уже готовую разработку просто в виде текста, а соответствующий отдел уже доводит это до практического выпуска. А потом передают в отдел тестирования.
Я говорю, вот тебе здрасьте: не знаешь, кто разрабатывает, а сам — заместитель директора.
Тут Аркаша задумался и говорит, что всё это довольно странно. Он лично уже прочитал пару таких разработок. Выглядят они так, будто писал их далекий от науки человек с чьих-то слов, но, несмотря на это, „описанные в этих, фактически рукописях, технологии — необычайно интересны, бесспорно, гениальны и всегда верны“.
А я подумала, что удивляться особо нечего: таких изобретателей всегда держат в секрете. Даже здесь.
Вообще-то, кроме работы Научного центра, тут особых тайн на Острове и нет.
И хотя мне иногда кажется, что я зря стараюсь, уверена: пройдет время, и я всё узнаю. По-другому и быть не может.
А пока буду прощаться. Как только появится новая информация, сразу же напишу.
Regards, Марина».