ПАРАДАЙЗ.RU

— 16 —

Несмотря на медленную скорость и выключенные фары, они добрались до Арго-Сити довольно быстро: дорога была прямой и идеально ровной. К тому же, на Острове в принципе не существовало по-настоящему серьезных расстояний.
— Вот здесь направо. Сейчас, когда доедем до конца улицы, тоже направо, и всё — мы фактически возле «первой зоны».
— Так. А людей с оружием вы где встретили?
— Видите вон то четырехэтажное здание с башенкой на крыше? Это и есть «Лайт-маркет». Только я всё-таки думаю, что нам не стоит…
— И ещё. Откуда бы мы с вами могли осмотреть близлежащие улицы? Какой-нибудь высокий дом жилой, может?
— Тут, собственно, жилых-то не так и много. Зато административные есть. Вон «Либертиз», например… Там отличный обзор, но, скорее всего, все двери заблокированы… Ага! Вот неплохое место — Управление полиции, они же круглосуточно работают… Работали… В общем, там, скорее всего, нет запертых дверей, да и смотреть будет удобно.
— Скоро начнет светать, нам бы побыстрее определяться.
— А вот оно, Управление. Тормозите.
— Какое-то чересчур большое… У вас что, так много полицейских?
— Вовсе нет. Это же только название. А вообще, кроме полиции, здесь размещаются муниципальные службы, гражданский суд, ЗАГС и прочее.
Возле здания Управления, между стоящими в ряд пальмами, виднелось несколько темных силуэтов автомобилей, видимо патрульных. Сергей припарковался рядом. Они вышли.
Металлические жалюзи вестибюля были подняты, а стеклянные двери подъезда действительно оказались не заперты. В здании было темно и безлюдно, как и везде.
Поднявшись на самый последний этаж и пройдя через пустующий там пост, Сергей и его спутник оказались на крыше, которая служила, помимо прочего, ещё и вертолетной площадкой. Здесь же темнели оба вертолета, принадлежащих полиции Острова.
— Вот, глядите, это — «Либертиз», это — Звездная Аллея, это — «Лайт-Маркет», а вон дорога, по которой мы сюда приехали. — Они стояли на краю крыши, держась за поручни ограждения.
Наступали предрассветные сумерки, и Лурье уже неплохо ориентировался. Сергей же пока не снимал очки ночного видения.
— Вот — Научный центр. Белую Резиденцию отсюда почти не видно из-за деревьев. Она рядом с Научным центром, но далеко не такая высокая: там где три, а где четыре этажа. А вот это… — сенатор замолчал и покосился на Сергея. — Это — Нексус.
Будучи частью Научного центра, но стоявшая в стороне от его корпусов, довольно высокая, цилиндрической формы постройка резко выделялась из общей картины темных и мрачных зданий «первой зоны» и всего остального предрассветного пейзажа: внутри башни, которую Лурье назвал «Нексусом», был свет.
Он был довольно тусклым, но, несомненно, это было ни что иное, как искусственное освещение.
— Ну вот, всё оказалось очень просто, Игорь Германович. Там либо кто-то из администрации, либо ваши вооруженные до зубов «друзья».
— Я так не думаю, — угрюмо ответил сенатор. — В Нексус невозможно проникнуть без воли находящихся там лиц. А освещение там отдельное и не зависит ни от каких генераторов.
— Как интересно! И кто же они, эти «находящиеся там лица»?
— Я не могу вам этого сказать. Даже под дулом автомата. Это — государственная тайна, и я давал клятву. К тому же, уверяю, это никак не поможет вам найти человека, которого вы здесь ищите.
— Вот как! Значит, государственная тайна? Господин Лурье, о чем вы тут вообще говорите? Или вы продолжаете верить, будто ваше «государство» до сих пор существует? О’кей, тогда покажите мне его! Ничего, кроме необитаемого острова, брошенных домов и вашего перепуганного лица, я здесь не вижу. И уж тем более не вижу здесь государства.
Итак, кто в той башне?
Сергей взял сенатора за руку выше локтя и, крепко сжимая, придвинулся к нему почти вплотную.
Лурье молчал, упрямо глядя в сторону.
— Хорошо. Об этом позже. Я и так догадываюсь кто там. Но почему вы так уверены, что напавшие на вас люди не сидят сейчас внутри этого… Нексуса?
— Это полностью исключено.
— Допустим. Тогда где они?
— Сергей, смотрите! Там — свет, или мне кажется? — сенатор указывал куда-то в противоположную от Научного центра сторону.
От очков ночного видения толку было уже немного. Сергей сдвинул их на лоб и достал портативный цифровой бинокль. В здании, на которое указывал Лурье, в одном из окон последнего этажа, действительно, можно было различить слабый свет. Либо его отражение.
— Что это за строение?
— По-моему, это жилой дом.
— Ну что ж, пойдемте, посмотрим.
Уже спустившись вниз, перед самым выходом из Управления, Сергей спросил:
— Игорь Германович, а ведь здесь, в полиции, наверняка есть полная база данных всех жителей Острова, включая их адреса?
— Зачем же так сложно? Получить информацию об адресе и телефоне любого гражданина Острова можно, не выходя из своего дома. Достаточно просто обратиться по сети вирчел к общедоступному справочнику. Только сами видите: ни сеть, ни компьютеры не работают.
— Ничего. Надеюсь, скоро заработают.
— Так. Обойдемся без машины. И старайтесь шагать потише.
— Хорошо. Вон за тем углом будет видно весь дом целиком.
Подойдя ближе, они уже отчетливо увидели слабый свет в двух верхних крайних окнах.
Сам дом стоял посреди зеленой лужайки, на которой почти не было деревьев, и которая отлично просматривалась со всех сторон.
— Игорь Германович, сейчас вы осторожно отойдите к дороге и сядьте вон в тот
автомобиль. Сидите тихо и внимательно смотрите на эти два окна. Как только увидите тройные вспышки от моего фонаря, смело вставайте и идите туда. Спокойно, прямо через двор и по лестнице наверх, в квартиру.
Мой сигнал будет означать, что-либо никакой опасности нет, либо она успешно устранена. И неважно, услышите ли вы до этого звуки выстрелов или что-то ещё, вы должны уяснить: я подаю сигнал, вы — бегом ко мне. Договорились?
— Хорошо. А если…
— А если в течение двух часов я не появлюсь и не подам сигнал, или на вас кто-нибудь нападет здесь, на улице, то заводите автомобиль, поезжайте обратно в Санта-Розу и ждите меня в том же особняке.
И кстати, проверьте, есть ли в машине достаточно энергии, как только сядете в неё.
— Да, конечно.
— Ну, всё, я пошел. Не скучайте.
— С богом.
Прямоугольный по периметру шестиэтажный дом был не очень большим и имел всего один парадный вход, причем с торца. Сергею понадобилось обойти здание почти полностью, прячась за высокими подстриженными кустами, пока он не достиг места, где можно было подобраться к дому без риска быть замеченным из окон.
Конечно, совсем не обязательно, что в квартире — те самые люди, о которых рассказал сенатор, там запросто мог прятаться кто-нибудь из оставшихся горожан. И тем не менее, действовать нужно было с максимальной осторожностью.
Сергей обратил внимание на небольшой фургон для доставки мебели, припаркованный рядом с домом. Автомобиль был оставлен почему-то не на стоянке, а на газоне, прямо перед парадным входом, что немного выбивалось из общей картины.
Становилось уже совсем светло.
Выбрав кратчайший путь, Сергей, скрытый в этом месте кронами деревьев, быстро подбежал к дому и с разбега вскочил на широкие перила балкона первого этажа. После чего, хватаясь за декоративные приспособления для поддержания обильно вьющихся здесь растений, влез на второй этаж.
На этот раз ему повезло меньше: балконная дверь была заперта изнутри, и, рискуя быть услышанным, Сергею пришлось выдавливать её плечом.
В квартире, куда он проник, также, как и везде, никого не было.
Сразу бросилось в глаза то, что беспорядок здесь был значительнее больше, чем обычно. Настежь распахнутые шкафы, опрокинутые стулья и разбросанные повсюду вещи наводили на мысль о непрошеных гостях.
Квартира оказалась настолько просторной, что Сергей не сразу нашел из неё выход.
Выйдя в коридор, он обнаружил широкую, с ковровым покрытием, лестницу, и, стараясь двигаться как можно тише, начал подниматься на шестой этаж.
Дойдя до пятого этажа, Сергей отчетливо услышал чей-то храп, доносящийся сверху. Ощущение было такое, что спят прямо на лестнице.
Очень медленно, стараясь ступать бесшумно, Сергей продолжил подъем и, достигнув шестого этажа, действительно увидел спящего человека. Тот сидел на полу коридора спиной к стене и, вытянув ноги, мирно спал.
Это был молодой парень, лет двадцати пяти, высокий и худой, с густой черной бородой, одетый в рыбацкие штаны и длинный грубый свитер серого цвета. На ногах его были нелепого вида кирзовые сапоги, задранную подбородком вверх голову увенчивал берет, а правой рукой спящий, судя по всему — часовой, прижимал к полу автомат Калашникова.
Сергей наклонился, при этом задев и чуть не уронив стоявшую на полу массивную бутылку, и стараясь не дышать, аккуратно нащупал рожок автомата, отстегнул его и сунул в карман куртки.
Спящий даже не пошевелился.
Сергей переступил через ноги бородача и продолжил путь к квартире, которая находилась в самом конце коридора, и откуда через приоткрытую дверь падала бледная полоска света.
Подойдя почти к самой двери, он услышал негромкий мужской голос с явно пьяными интонациями. Причем, язык был не русский и даже не английский.
Сергей переключил пистолет-пулемет в режим стрельбы очередью и приготовился войти внутрь. Говоривший слегка повысил голос, и Сергей смог определить, что язык — испанский.
Он не владел испанским, и помнил лишь несколько выражений, которые остались в памяти после командировки в Венесуэлу четыре года назад. Но даже если бы и владел, ему вряд ли удалось бы разобрать слова, доносящиеся из-за двери.
Постояв ещё с полминуты, Сергей оглянулся на фигуру сидящего в коридоре человека. Убедившись, что тот продолжает спать, Сергей включил лазерный прицел на «Вереске» и вошел в квартиру.
Как он и предполагал, прихожая здесь отсутствовала, а вместо неё сразу за дверью располагался огромный холл.
За низким прямоугольным столом, на котором стояло несколько бутылок и тарелка, полная сигарных окурков, в деревянных креслах сидело трое мужчин. Точнее, двое из них дремали, а третий что-то говорил, обращаясь к спящим.
Всё это освещалось несколькими свечами в подсвечнике, который стоял на полу.
«Буэнос диас», — спокойно произнес Сергей и направил «Вереск» на говорившего.
Увидев Сергея и не обращая внимания на автомат, тот неожиданно проворно поднялся, опрокинув кресло.
В руке у него был обрез.
Сергей нажал на спусковой крючок. Раздался чавкающий металлический звук. Человека отбросило назад, а его тело задергалось от града пуль.
Двое других сидящих за столом людей, вскочив на ноги, даже не успели понять, что случилось. Увидев в руках одного из них ещё один «калашников», а в руках второго револьвер, Сергей, не прекращая удерживать спусковой крючок, просто слегка повернул дуло «Вереска» по направлению к ним. С грохотом изрешеченные тела повалились на пол.
Внезапно распахнулась дверь одной из комнат, и в проеме показался ещё один человек, вооруженный пистолетом. При этом он что-то крикнул.
Сергей вновь нажал на курок, но автомат, дернувшись раз или два, затих: в «Вереске» иссякли патроны.
Человек выронил пистолет и, схватившись рукой за дверь, начал медленно съезжать по стене, оставляя на ней кровавый след. Глаза его были открыты и глядели куда-то вверх.
Сергей замер и, оцепенев, несколько секунд смотрел на убитого, не опуская слегка дымящийся автомат. Затем медленно, словно во сне, шагнул на середину комнаты.
Паркет был забрызган кровью. В воздухе висел синеватый дым и запах горелой кожи. Одно кресло было опрокинуто, второе осталось стоять возле изуродованного автоматной очередью стола. На противоположной стене виднелись свежие следы от пуль.
Сергей вдруг осознал, что только что убил четверых человек. От этой мысли его замутило, и захотелось немедленно выйти отсюда на свежий воздух.
Стараясь не смотреть на мертвые тела, он достал из внутреннего кармана куртки полный магазин, вставил его взамен пустого и переключил «Вереск» на одиночную стрельбу.
Затем вернулся к двери и выглянул в коридор. Часовой возле лестницы всё также безмятежно спал.
Тщательно осмотрев квартиру, Сергей убедился, что здесь больше никого нет, по крайней мере — живых, и отправился беседовать с человеком на лестнице.