ПАРАДАЙЗ.RU

— 17 —

За годы своей службы Сергей повидал немало.
И хотя основной его специальностью были операции, связанные с подводным плаванием, время от времени и ему приходилось применять оружие.
Делать это он не любил. Настолько, что в свое время ему даже пришлось пройти особый тренинг и приобрести сомнительный навык слегка отстранять сознание в ситуациях, требующих стрельбы по живым мишеням.
Сергей понимал, что во многих случаях применение оружия оправдано и даже неизбежно, но так и не смог до конца привыкнуть к этой части своей работы.
Нелепое, бессмысленное убийство — ведь он даже не знал, в кого стреляет — произошло молниеносно и словно помимо его воли. Нападавшие были вооружены, агрессивны, их было несколько, и в этом — его оправдание.
А что оправдывало их? Идея? Религия? Присяга?
Или, может быть… Страх?
К удивлению Сергея, бородач не проснулся даже после того, как из-под руки у него был выдернут «калашников». Похлопывания же по плечам лишь привели к тому, что парень повалился на пол и продолжал храпеть, лежа на мягком ковре коридора.
Затягивать процесс пробуждения было некогда.
Держа в одной руке наготове автомат, второй рукой Сергей взял незнакомца за волосы, приподнял его обратно в сидячее положение и слегка ударил головой об стену.
Спящий открыл глаза.
Сергей тут же отступил назад, держа «Вереск» на уровне головы собеседника.
— Привет, амиго.
— Quien ti? (Кто ты?)
— Кто я? Me llamo la Muerte. (Меня зовут Смерть.) А вот ты кто такой?
— No comprendo. (Я не понимаю).
— То есть ты заявился на русский остров и не понимаешь по-русски?
Парень молчал.
— В общем, так. Или мы с тобой общаемся, или мне придется тебя убить, о’кей? — Сергей демонстративно прицелился в голову бородача.
— No, por favor. (Не надо, пожалуйста)
— Нет, ты что, правда — не понимаешь? Хорошо. Do you speak English?
— Yes. Little.
— Вот! Уже лучше. Теперь давай так, — Сергей перешел на английский, — я спрашиваю, а ты отвечаешь. Ты перестаешь отвечать или врешь — я стреляю тебе в голову и иду дальше по своим делам. Договорились?
Парень кивнул.
— Итак. Кто ты такой?
— Меня зовут Курро. Я из Сан-Хосе.
— Ты — американец?!
— Нет. Сан-Хосе — это столица моей страны. Я из Коста-Рика.
— Хорошо. Что ты тут делаешь?
— Я, мой брат и его друзья приплыли сюда неделю назад.
— Откуда и на чем?
— Из Пунта Суарез. У нас моторный катер.
— Сколько вас?
— Нас шестеро. Пабло остался на катере. А мы впятером высадились.
— Зачем вы сюда приехали?
— Но это наш остров. Мы часто сюда приезжаем.
— Ты что, смеешься надо мной? Как это — ваш?
— Я не знаю, в чем дело. Но мы были здесь полгода назад. Тут не было домов. Не было улиц. Тут был лес. Это наш остров.
— Где катер?
— Он исчез!
— Как это — исчез?
— Вместе с Пабло. Мы пришвартовались. Вечером. Как всегда было. А Пабло спал. Мы высадились и пошли. Вдруг мне стало плохо. И всем стало плохо. Мы пошли обратно на катер. Но катер исчез. Мы пошли по берегу, но катера нигде не было. Если бы Пабло завел мотор, то мы бы услышали.
— Что дальше?
— Потом мы увидели, что кругом дома и улицы. Но людей не было.
— Дальше.
— Мы стали искать ночлег. Но никого не встретили. Тогда мы сами взяли еду и вино в магазине и решили переночевать. Но потом тоже никто не появился. Мы решили найти здесь корабль и уплыть домой, но сначала нам нужно было запастись пищей…
— Пищей?
— Да. И водой. И ещё одеждой.
— Так… Сначала вам нужно было вволю пограбить. А потом вы начали пировать и увлеклись… Теперь скажи мне, амиго. Какого черта вы все увешаны оружием и кидайтесь на каждого встречного? Если ты мне не скажешь, кто вы такие и зачем приплыли сюда, за сотни миль, я пристрелю тебя. Мне и так уже надоело слушать твое вранье.
— Мы не кидаемся. У нас оружие, потому что мы живем в джунглях, а там очень опасно.
— Постой. Я, кажется, понял. Вы — из кокаиновой «семьи» что ли?
— Нет, нет! Нам не нужен никакой кокаин!
— О'кей, всё ясно. Я так понял, что вы плыли куда-то по своим кокаиновым делам и перепутали острова, но как вы…
— Мы ничего не перепутали! Это наш остров! Мы были здесь полгода назад и раньше часто здесь бывали. И весь остров обходили много раз. Тут кроме черепах, никто не живет! А сейчас тут город. Кто его построил — не знаю. И никто не знает. Если бы катер не пропал, мы бы уже уплыли…
— Или версия похуже. Ты с твоими дружками уже бывали здесь по приглашению Платона. А сейчас ты сидишь и делаешь из меня идиота. Потому, что первое: этот город стоит здесь уже лет десять, как минимум, и не заметить его нельзя. И второе: вокруг острова установлено защитное поле очень опасной природы, преодолеть которое вы бы не смогли. Вот и скажи, мне пристрелить тебя или ты всё-таки начнёшь нормально отвечать?
— Говори, урод, а то сейчас отправлю на тот свет вслед за твоим братом! — последнюю фразу Сергей произнес по-русски.
Но Курро никак не отреагировал на русские слова, как будто действительно их не понимал.
— Сеньор, я говорю правду. Разрешите мне сходить в туалет? И где мои друзья?
— Зачем вы убили полицейского?
— Мы никого не убивали!
— Вы убили безоружного человека. Ни за что. Знаешь, что я могу с тобой сделать за это?
— Сеньор, мы никого не убивали!
— Вставай, пойдешь со мной, — Сергей решил отвести парня в Управление полиции, где наверняка найдется надежное запираемое помещение.
Горе-часовой стал медленно подниматься, держась за стену. Встав на ноги, он закашлялся и слегка наклонился вперед, как будто его тошнило.
— Эй, амиго, можешь хлебнуть из своей бутылки, раз уж тебе так…
В эту секунду Курро внезапно бросился на Сергея. В руках у него блеснул неизвестно откуда взявшийся нож.
Раздался хлопок, как будто открыли шампанское — Сергей нажал на курок инстинктивно, даже не успев ни о чем подумать. Курро угодил ножом Сергею в плечо скорее по инерции, так как в тот момент он был уже мертв.
Царапина от ножа оказалась неопасной, но немного кровоточила. Постояв с полминуты рядом с убитым, Сергей пошел обратно в квартиру, на ходу доставая из кармана фонарь — настала пора позвать сенатора.
Лурье пришлось встречать на ступенях, Сергей был уверен, что, поднявшись на шестой этаж и увидев труп, сенатор тут же убежит, забыв про все договоренности.
— Наконец-то, а я уже начал волноваться. Сижу и сижу, а сигнала нет… С вами всё в порядке? — Лурье начал говорить ещё на лестнице, как только увидел снизу Сергея, стоявшего на площадке последнего этажа.
— Да, всё нормально. Поднимайтесь.
— Ну и хорошо. И слава Богу… — шумно дыша, сенатор наконец преодолел последний пролет, — а то знаете, как бывает… Господи! Кто это?!
— Игорь Германович. Давайте возьмем себя в руки и спокойно пройдем со мной вон в ту квартиру. Предупреждаю сразу, там ещё четверо таких же…
— Тогда зачем нам??? Давайте вообще уйдем отсюда. Неужели больше находиться негде?
— Разумеется, уйдем. Но сначала вы должны взглянуть на покойных и попытаться определить: те ли это люди, которые на вас напали. К тому же, надо их обыскать.
— Да, конечно. Вы правы. Пойдемте, посмотрим. Хотя я почти ничего не запомнил, ведь всё произошло так быстро…
Солнце уже взошло, и в квартире было достаточно света.
— Вы знаете, Сергей, я никого не могу узнать среди этих людей. Возможно, это были они, а возможно — нет.
— М-да. Это хуже. Мы не можем быть уверены, что на Острове не бегает ещё какое-то количество таких же красавцев.
— Что за чертовщина! Ума не приложу, откуда они взялись. Вы же сказали, что «Купол» работает. Хотя… Ведь вы же как-то попали сюда!
— Там, где прополз я, ни за что бы не пролезли эти герои. Скажите, господин Лурье, а не могли бы это быть люди, которые приплыли сюда незадолго до катастрофы по приглашению кого-нибудь из руководства Острова?
— Ни в коем случае! Количество людей, которые могут приезжать сюда извне, крайне ограничено, и о каждом таком посещении я информирован, как и все остальные сенаторы.
— Ну что ж, тогда пойдемте. Нам здесь нечего больше делать.
— У них при себе нет ничего, что бы проливало свет на то, кто они, и как сюда попали. Если, конечно, не принимать во внимание бредни этого бедняги, — они подошли к лестнице, и Сергей кивнул в сторону тела Курро, лежащего на ковре. — Кстати, «ради протокола», давайте глянем и на него?
Они приблизились к убитому.
— Постойте… Это — он! Я узнал его! — Лурье ухватил Сергея за руку, как только тот развернул тело Курро лицом к свету. — Это он стрелял в Мишу. Видите, он худой очень, и у него борода.
— Вы уверены?
— Конечно! Он был несколько секунд хорошо освещен фарами. И берет этот я вспомнил…
— Ну, теперь хоть какая-то определенность. Так. А это что? — Сергей рассматривал картонную книжечку, которую вынул из кармана штанов Курро. — Похоже, водительские права. Забавно, до сих пор из картона делают, а не из пластика… Стоп! Игорь Германович, пожалуйста, ещё раз посмотрите на лицо убитого. Сколько, по-вашему, ему лет?
— Сказать трудно, но думаю, что лет двадцать пять, от силы. Вы знаете, латиноамериканцы всегда выглядят старше своих…
— А теперь посмотрите сюда, — Сергей протянул сенатору найденный документ с черно-белой фотографией.
«Республика Коста-Рика.
Управление дорожной полиции Сан-Хосе.
Водительское удостоверение № …
Франциско Мануэль Эррера.
Дата рождения: 11.03.1970
Удостоверение выдано: 16.10.1991
Действительно по: 16.10.1996
Сержант (подпись неразборчиво)».