ПАРАДАЙЗ.RU

— 18 —

— У вас руки дрожат.
— Ничего, скоро пройдет.
— Может коньячку? Буквально глоток?
— Да нет, спасибо. Подайте, пожалуйста, хлеб.
— Да-да. Сейчас.
Лурье открыл упаковку с тостами и понюхал содержимое.
— Вроде вполне съедобные. Они же, знаете, обычно долго хранятся. Хотя я их и не люблю. Сколько вам?
— Парочку. А это что за плоды?
— Тамарилло. По вкусу похожи на наши помидоры. Попробуйте.
Они сидели на веранде летнего ресторанчика в квартале от Управления полиции и завтракали.
Холодильные шкафы не работали, и всё их содержимое было испорчено. Зато в кладовой нашлись овощи, сыр для тостов, тушеное мясо в банках и рыбные консервы. Сенатор принес из бара бутылку коньяка, набор рюмок в деревянном ящичке и стеклянную вазу с шоколадными конфетами.
Несмотря на бессонную ночь Лурье выглядел довольно бодро и энергично.
Сергей молча поедал мясо с тостами, запивая всё это минеральной водой.
В отличие от сенатора, он чувствовал сильную усталость и всё же не мог не любоваться открывающимся с веранды видом Стар Вэй, или Звездной улицы, как её называл Лурье, на которой, собственно, и находился ресторанчик.
Освещенные ярким солнцем пальмы, растущие на изумрудно-зеленых газонах у самой проезжей части улицы, каждая из которых окружена специально посаженными ярко-красными, а также желтыми цветами.
Современные, из стекла и стали, белые, белые с розовым, или просто разноцветные высотные здания, некоторые — причудливой формы, со скошенными или скругленными углами, придавали улице оригинальный и необычный вид.
Тут же, между ними, виднелись и невысокие дома. Одни — такие же разноцветные, в тон многоэтажкам, другие — наоборот — строго белые, в так называемом «колониальном стиле», напоминающие особняки Новой Англии.
Особый колорит улице придавали фонарные столбы, стилизованные под старинные европейские газовые светильники XIX века и украшенные навесными букетами.
Вообще, обилие растительности — и цветов, и деревьев — было отличительной чертой не только Арго-Сити, но и, видимо, всего Острова. Сергею пришло на ум, что если бы не факт загадочного исчезновения всех его жителей, Остров вполне можно было бы принять за гигантский санаторий класса «люкс», а кто-то, и вообще, мог бы назвать это место «земным раем».
Покончив с завтраком, Сергей отодвинул от себя пустую тарелку и откинулся на спинку кресла.
— Прежде чем я пойду спать, да-да, именно спать, так вот, мне бы хотелось подвести некий итог. А также обсудить с вами, Игорь Германович, несколько пустяковых вопросов. Потому, что в отличие от вас, я весьма ограничен во времени и, кроме того, всегда тороплюсь прояснять непонятные для меня моменты.
Лурье кивнул, и налив себе в рюмку немного коньяку, поднял глаза на Сергея.
— Итак, будем считать, что проблема приезжих головорезов у нас решена. Во всяком случае, до того момента, пока мы не встретим кого-нибудь ещё, — начал Сергей, — но вообще, настоящие проблемы у нас впереди.
Во-первых, необходимо выяснить, что произошло с электричеством, и постараться немедленно восстановить энергоснабжение на Острове или хотя бы здесь, в Арго-Сити. Без этого я не могу продолжить поиски, а кроме того, большинство дверей в официальной части столицы заблокировано именно из-за отсутствия электричества.
Во-вторых, даже если мне не удастся найти нужного мне человека, я не покину Остров, пока не выясню следующие обстоятельства: куда исчезли его жители, что здесь произошло и кто во всём этом виноват (если, конечно, кто-то виноват).
В-третьих, меня крайне беспокоит тот факт, что у явно молодого человека в кармане документы с датой рождения 1970 года. Причем, на фотографии — он сам.
Кстати, как он сюда попал — тоже неясно. А всё неясное обычно таит в себе больше всего опасностей.
Исходя из вышеперечисленного, уважаемый Игорь Германович, я вынужден вновь поставить вас перед выбором. Либо вы, наконец, рассказывайте мне всё, что знаете, а я, по возможности, помогаю вам, либо вы продолжаете хранить все ваши «государственные тайны», и мне до вас нет никакого дела. Причем, даже тогда, когда я начну колоть вам аэрон-морфин.
А как прикажете поступать? Энергоблок я найду и без вас, но кто мне расскажет, что за темные дела творились в Научном центре и что за люди сидят в башне? Нексус — вы её назвали?
— Боже, Сергей… Ну зачем вы так? Разве я — против того, чтобы помочь вам? Я готов прямо сейчас отправиться в энергоблок! Но Нексус… Поймите, это не моя тайна, и я давал клятву. Вы же сами наверняка тоже не нарушаете своих клятв? Я вас уверяю, что…
— Не пейте много коньяка, Игорь Германович. В сочетании с тремя кубиками аэрон-морфина он дает последствия в виде нешуточной головной боли. Вообще говоря, мне даже не стоило предлагать вам что-либо. Гораздо проще было сразу действовать. Но я почему-то всегда верю в добрую волю людей.
— В таком случае, я всё-таки выпью. И ещё. Сережа, добрая воля никогда не должна основываться на угрозах… Хорошо, хорошо. Не об этом сейчас речь.
В общем, так. На северо-западе Арго-Сити находится довольно мощная ГЭС, наш основной источник энергии. Кроме того, почти на всех высотках, и не только, установлены солнечные элементы. Однако автономного питания здесь не существует, вся энергия аккумулируется в едином энергоблоке, а потом распределяется на необходимые объекты. Это, несмотря на определенные сложности, было сделано намерено: в случае нужды всегда можно было отключить от питания менее значимый объект, чтобы снабжать более значимый.
Энергоблок находится в «первой зоне», рядом с Научным центром (вы можете прямо отсюда увидеть линии электропередачи) и занимает не очень большую площадь, хотя и уходит довольно глубоко под землю.
Доступ туда можно осуществить как с помощью электронного ключа, который есть и у меня и который не сработает из-за отсутствия того же электричества, либо с помощью аварийного кода, который, к сожалению, я не знаю.
Но у меня есть одна гипотеза, как туда попасть, о ней — чуть позже.
Теперь о Нексусе.
Делать там совершенно нечего. Освещается он специально изолированными аккумуляторными лампами, которые, скорее всего, уже скоро погаснут. В Нексусе содержатся… Содержались результаты биологических исследований: мутанты и клоны животных.
А необходимость в особом источнике энергии для Нексуса обусловлена чрезвычайной уникальностью полученных образцов и недопустимостью их случайной гибели из-за аварий на энергоблоке. Как видите, скрывать мне особо нечего.
— Почему же вы сразу этого не рассказали? И почему Нексус — государственная тайна?
— Ну, так я же вам говорю! Здесь работает много людей. В том числе, и американцы. А в Нексусе живут клоны, производство которых (после событий 2012 года) является в США особо тяжким преступлением.
С учетом того, что в будущем режим изоляции Острова планировалось отменить, а также того, что Остров в определенной степени зависит от США, факт проведения экспериментов по клонированию строго засекретили и обязали принимать клятву всех посвященных. Как я мог сказать это вам, тем более что вы — американский гражданин? Я надеюсь, что, будучи агентом частной фирмы, вы не станете во избежание…
— Игорь Германович, вы сказали, что у вас есть гипотеза, которая поможет нам попасть в энергоблок.
— Да-да. Я как раз хотел про это рассказать. В общем, понимаете, у меня есть предположение, я повторяю — лишь предположение! — что на Острове находится ещё один уцелевший человек. И я думаю, он сможет нам помочь.
— Так. С этого места поподробнее, пожалуйста.
— Дня за три до этого… До этой… В общем, до всего происшедшего, у нас тут случилось небольшое ЧП.
Понимаете, в коммуникационном центре, он называется «Либертиз», на самом верху есть особый технико-аналитический отдел. Я сейчас не буду рассказывать, для чего он создан, не в этом суть. Дело в том, что там работают лучшие специалисты по компьютерным сетям, можно сказать — компьютерная элита Острова.
Так вот. Один из его сотрудников, непонятно зачем, но думается, что просто из любопытства, или ребячества (ему двадцать пять лет), неведомо как взломал один из обслуживающих систему безопасности серверов и похитил пароли доступа от практически всех камер наблюдения на Острове. В том числе, и от камер, установленных в Научном центре.
В связи с тем, что в системе безопасности были использованы разработки, о которых он не подозревал, уже через неделю факт кражи паролей обнаружили и определили личность похитителя.
Как только об этом стало известно Вознесенскому, а ему доложили об инциденте практически сразу, он распорядился немедленно задержать этого человека и в тот же момент, не допрашивая, отправить в строгую изоляцию на островок Колибри. Там есть небольшой жилой бокс, вполне подходящий для этих целей.
Кабинет же молодого человека тотчас закрыли и опечатали, а всех, кто был в курсе дела, предупредили о строгом неразглашении. Хотя в этом не было особой нужды — почти все посвященные являлись сенаторами.
Мне было поручено посетить арестованного как раз в тот день, когда случился этот… апокалипсис, ну или как назвать-то, в общем, вы поняли.
— Да, продолжайте.
— Я должен был просто поговорить с ним. Объяснить, что сурово наказывать его никто не собирается, чтобы он просто подумал и прочее. Подготовить, одним словом, к большому разговору с Вознесенским.
— Ну, и как поговорили?
— А он не стал разговаривать. Я провел там полтора часа. И так, и эдак с ним, а он просто дерзил, или отмалчивался.
— Миша, ваш сопровождающий на Колибри, был в курсе — зачем вы туда едете?
— Да. Он был частично информирован о происшедшем, так как именно ему было поручено наблюдать за Колибри и за тем, чтобы режим изоляции островка никто не нарушал.
— Почему вы думаете, что арестованный сейчас там и не исчез, как остальные?
— В момент исчезновения он, как и мы с Мишей, был на островке, и если тут есть какая-либо зависимость от местонахождения, то весьма вероятно…
— Постойте-ка! Так вы с самого начала допускали, что на Колибри сидит взаперти живой человек, и даже не удосужились подумать — а есть ли у него еда?
— Еда? Да там продуктов хватит на месяц, как минимум! Ещё в первый же день был дан приказ отправить на островок достаточно провианта, чтобы не мельтешить потом перед нашими рыбаками, плавая туда каждый божий день.
К тому же, я не был уверен, что юноша остался на Колибри. Да и сейчас не уверен. Я же не знаю, почему мы с Мишей уцелели, в то время как остальные исчезли.
— Допустим. Но почему вы думаете, что он может нам помочь?
— Опять же, я так не думаю. А всего лишь предполагаю… Видите ли, Вознесенский опасался, что парень мог скопировать и сохранить всю информацию, полученную с камер. Спрятать куда-нибудь. А ведь там, помимо этого, могли быть ещё какие угодно коды и пароли. (От того же энергоблока, например). Вот мы и хотели с ним аккуратно, без спецсредств и лишних свидетелей пообщаться и всё уладить. Но не успели.
— Что значит «всё уладить»?
— Это совсем не то, что вы, наверное, подумали. На Острове исключено любое насилие! Тем более что он — один из лучших наших специалистов. Мы хотели только поговорить и всё.
— Поговорить и всё? О’кей, пусть будет по-вашему. Мы сможем попасть на островок?
— Да, конечно сможем. На катере.
— Вот и отлично. Значит, туда мы и отправимся. А сейчас, Игорь Германович, не пойти ли нам поспать?
— Всё-таки поспать?
— Ну да. Конечно, не весь день, и даже не полдня, но три-четыре часа мне, например, не повредят. Да и вам тоже.
— Что ж, согласен. Где предпочтете расположиться?
— С вашего позволения, в Управлении полиции, на посту перед вертолетной площадкой. Я видел там бронированную дверь, которая запирается изнутри. Ну, а вы, уважаемый сенатор, устраивайтесь, где пожелаете!
— Я просто в шоке от вашего «доверия», Сергей.
— Встречаемся ровно через три с часа за этим столиком. Приятных снов!