ПАРАДАЙЗ.RU

— 2 —

Покинув Агентство, Сергей Анатольевич, а для коллег по службе — просто Сергей, перешел через улицу и спустился в подземный паркинг, принадлежащий «Империалу», где не без труда отыскал оставленный им автомобиль.
Время близилось к обеду, и паркинг был до предела забит автомобилями желающих посетить многочисленные ресторанчики торгового центра.
Усевшись за руль, Сергей не стал заводить двигатель, а некоторое время просто сидел, глядя прямо перед собой.
Торопиться было некуда, шел третий день отпуска, а посещение Агентства, приглашение в которое Сергей получил сегодня утром, расстроило и без того скудные дневные планы — запастись на неделю продуктами, заехать в банк и парикмахерскую.
Как быстро меняются времена.
Федеральное Агентство Экономической Разведки (ФАЭР), созданное всего десять лет назад и благодаря новой государственной доктрине «Мирового экономического лидерства» получившее широчайшие полномочия, очень быстро превратилось в одну из самых мощных российских спецслужб, ощутимо потеснив традиционно главенствующую ФСБ.
Ещё не так давно любая информация об Острове Нового Солнца, ввиду чрезвычайной её важности, строжайшим образом контролировалась ФСБ, а все действия по делам Острова планировались и координировались исключительно на Лубянке.
Сегодня, увы, нет. Выскочки из ФАЭР расталкивают локтями «правнуков Феликса», и мало того, что частенько не считают нужным делиться информацией, так у них ещё хватает наглости обращаться в ФСБ за помощью в вопросе кадров.
Впрочем, размышляя обо всем этом, Сергей не испытывал каких-либо эмоций, как иные его сослуживцы. Он вообще не был ярым носителем корпоративного духа своего ведомства, справедливо полагая, что оно, это ведомство, в любую секунду может пожертвовать его жизнью без каких-либо особо веских к тому оснований, а просто — соблюдения Устава ради.
— Если Вы хотите продолжать занимать парковочное место, Вам следует доплатить, — обратился к нему охранник, поглядывая на электронный таймер возле «тойоты» Сергея.
— О'кей, я уезжаю, - ответил Сергей и завел двигатель.
Автоматически включилось радио.
«Премьер-министр Италии Заид Аль-Рашед выступил в ООН с осуждением ядерных испытаний, проводимых Мексикой в нарушение международных норм…
Снижение цены на нефть до 455 долларов за баррель вызывало стагнацию на ведущих торговых площадках в Токио и Пекине…
МИД Канады информирует об очередном сокращении квот на прием беженцев из Западной Европы…
Сильнейшие толчки земной коры зафиксированы в Тихом океане, сообщает Си-Эн-Эн…
Тебе одиноко? Смартфон „Санг-Янь“ передает не только запахи!»
Сергей медленно выехал из паркинга и поехал в сторону МКАД, желая покинуть центр столицы до начала приближающейся грозы. В последнее время политика ограничения движения и непомерных тарифов за использование автомобиля внутри МКАД начала давать результаты, так что некоторые шансы успеть у него были.
А ведь он ещё хотел заехать в банк.
Кстати, если допустить, что он, Сергей, согласится на предложение Агентства, то вопрос с банком решится сам собой: задолженность по кредиту либо погасится, либо перестанет волновать его навсегда.
Остается только решить: согласится он или нет?
К горлу опять подступил холодок. Сергея почти парализовало ощущение странной раздвоенности сознания.
С одной стороны, несмотря на характер своей работы и неплохую закалку, сейчас он испытывал сильный страх при мысли о возможной и весьма жуткой смерти — ведь если что, погибать придется одному, посреди океана, не от пули врага, а от неведомой силы, которая убьет его, даже не заметив.
С другой, он почти смирился со своей участью, в глубине души понимая, что на самом деле его внутренний выбор был сделан ещё там, в Агентстве, и что он уже не в состоянии отказаться.
А действительно, почему так мрачно? Почему обязательно смерть?
В любом случае, раз приглашают его, мастера по плаванию с аквалангом, и при этом торопятся, то, значит, какая-то уязвимость в защите Острова запросто может существовать. Но тогда другой вопрос: а что ждет его на Острове? И какое задание ему предстоит там выполнить?
— Ближайшее отделение банка находится в двухстах метрах справа по ходу движения автомобиля, — сообщил компьютер.
Сергей машинально начал притормаживать. Электронный приятель не обманул: среди многочисленных вывесок показался легкоузнаваемый трехцветный логотип в виде обязательного двуглавого орла и вензеля ЕГБР.
— Зайду всё-таки, — ответил компьютеру Сергей, — хуже не будет.
Вообще, с тех пор, как правительство монополизировало банковскую сферу, финансовая жизнь Сергея и остальных сограждан значительно упростилась — кредиты предоставлялись автоматически по мере приобретения любого имущества, исходя из информации о личности конкретного гражданина, которая хранилась в базе данных Единого Государственного Банка России.
Неудобство заключалось лишь в том, что при просрочке какой-либо выплаты, приостанавливалась выдача новых кредитов, и гражданин должен был личным появлением в любом отделении банка подтвердить факт того, что он жив и не отказывается от дальнейшей оплаты. Таковы правила.
Иногда Сергею казалось, что он никогда не сможет избавиться от состояния вечной задолженности, даже при его, в общем-то, высокой зарплате. Но со временем, он, как и большинство граждан, привык и перестал об этом думать.
Процедура идентификации и подписания очередного акта лояльности банку заняла около минуты, ещё примерно столько же ушло на распечатку выписки о состоянии его счета, а Сергей всё стоял и смотрел через стекло на девушку-операционистку, сидящую за столом и сортирующую бумаги.
Сходство было поразительным.
Наконец, когда девушка подняла глаза, он очнулся от оцепенения и, отведя взгляд, поспешно направился к выходу.
На улице его уже ждал дождь, но Сергей не спешил садиться в автомобиль. Стоя под струями воды, он некоторое время смотрел на беспрерывный поток машин. Затем нажал на сенсор смартфона.
— Алло.
— Слушаю вас, Сергей Анатольевич.
— Я согласен.
— Очень хорошо. Завтра в десять утра.
— До свиданья.