ПАРАДАЙЗ.RU

— 21 —

— А я не верю, что они погибли! Посмотрите — ни крови, ни следов какой-либо катастрофы. Они ушли. Или их увели. Но они должны быть живы. Так не бывает, чтобы погибло столько людей — и абсолютно никаких следов!
Сергей молчал.
Он сидел на кухонном табурете, в то время как Кирилл ходил из угла в угол по квартире своих родителей.
Ещё по мере приближения к Острову, Кирилл начал мрачнеть — Сергей дал ему свой бинокль, в который молодой человек смог наблюдать безлюдную набережную и прибрежные улицы Порт-Ройаля. Возможно, что там, на Колибри, он так и не поверил до конца в историю про катастрофу, и лишь на катере начал осознавать весь смысл произошедшего.
Проехав по пустынным кварталам Арго-Сити и войдя в дом, где жили его родители, Кирилл окончательно пал духом. Уже полчаса он бесцельно бродил по комнатам, открывал дверцы шкафов, растерянно перебирал вещи.
Сергей же терпеливо ждал, пока Кирилл немного придет в себя после первой волны шока.
— Они работали в «Пасифик». Мама — менеджером, а отец — инженером. Когда я закончил колледж, у меня уже была работа в «Либертиз». А потом мне дали отдельную квартиру рядом с работой, и я уехал от родителей. Последние несколько месяцев я почти их не видел. Что же сейчас делать?
— «Пасифик» — это фирма?
— Это строительная компания Острова. Тут ведь ещё много работы. Остров планировали расширять и продолжать застраивать. Сергей, давайте пойдем?
— Конечно.
Выйдя на улицу, они не стали садиться в автомобиль, на котором приехали сюда, а просто пошли пешком в направлении центра города.
— Ты знаешь, у меня тоже ощущение, будто люди не погибли, а куда-то ушли. Я понимаю, что так может казаться именно от отсутствия следов бедствия и тел погибших. Но ощущение очень сильное, — Сергей не был уверен, что, пытаясь успокоить Кирилла, говорит правду, — и мы обязательно должны выяснить, в чем дело.
— А других вариантов у нас и нет. Лично мне ехать некуда. Остров — мой дом. Даже если я останусь здесь один. Или вдвоем с этим придурком Лурье.
— Кстати, почему он тебе так не нравится?
— Да не то чтобы не нравится… Просто я считаю, что ему не место среди сенаторов. Сенатор, по моему мнению, это достойный человек, мудрый, всегда готовый прийти на помощь любому жителю Острова. А Лурье всего лишь хитрый и расчетливый чиновник, который в свое время проник в окружение Платона Евгеньевича.
— Не знаю. Мне он показался просто напуганным человеком. Старым упрямым занудой, хотя, в сущности, он совсем не старый…
— Да ну его к черту! Говорить о нем ещё… Сергей, давайте зайдем сюда.
Кафе «Русские блины».
«Русская и украинская кухня.
Бизнес-ланчи ежедневно.
Французские и грузинские вина.
В выходные работаем до утра».
Небольшое двухэтажное заведение представляло собой довольно странный симбиоз типичного российского блинного фастфуда и итальянского рыбного ресторанчика.
Войдя вовнутрь, Кирилл двинулся прямиком к барной стойке. Не выбирая, он взял с полки крайнюю бутылку и направился по винтовой лестнице на второй этаж.
Сергей молча последовал за ним. Поднявшись по ступеням, он оказался на широком балконе, где стояли столики для обеда на свежем воздухе. Кирилл тем временем вынул из стойки с чистыми приборами фужер для газированной воды и присел за один из столиков.
— Давно я здесь не был…
— Ты ничего не будешь есть?
— Не буду. Не полезет мне еда. Да вы не беспокойтесь, напиваться я не собираюсь.
— Я и не беспокоюсь. Кстати, можешь называть меня на «ты». Что делать будем, Кирилл?
— Для начала надо посетить мою квартиру. Там найдется кое-что для того, чтобы попасть в энергоблок. Да и не только, — Кирилл с усилием отвернул пробку и налил в фужер немного светло-коричневой жидкости.
— Ты думаешь, у тебя дома не побывали люди из службы безопасности «первой зоны»?
— Думаю, побывали. И, тем не менее, я уверен, что всё на месте.
— О'кей. Что потом?
— Ну, а потом — в «первую зону». Как-то раз, около года назад, меня и ещё одного «айтишника» попросили помочь разобраться с локальной сетью энергоблока, что-то у них там не получалось. Так что в гостях у энергетиков я уже бывал.
Он залпом выпил содержимое фужера и поморщился.
— Ух и горькая, зараза… В отличие от дверей всех остальных технических помещений, дверь на входе в энергоблок можно открыть не только электронным ключом, но ещё и с помощью аварийного кода, который вводится вручную. Поэтому я предполагаю, что мы сможем легко туда проникнуть.
— Так ты ещё и взломщик сейфов! Неужели защита энергоблока настолько проста, что ты берешься открыть её, не глядя? Такие объекты обычно бывают очень хорошо защищены.
— Так вы не забывайте… ты не забывай, что в обычных условиях на дверь всегда направлена видеокамера охраны. Кроме того, сам энергоблок находится на охраняемой территории «первой зоны». Не говоря уже о том, что на Остров в принципе невозможно попасть чужаку. Хотя сейчас я уже ни в чем не уверен.
— Возможно, я вызову у тебя подозрение, но всё-таки спрошу. Ты что, действительно сохранял информацию, поступающую с камер Научного центра?
— Какие, к черту, подозрения… Вряд ли всё это было задумано лишь с целью узнать, где хранятся записи, — он вновь наполнил фужер, — так вот, ничего я не сохранял. Вообще. Как я уже говорил, будни Научного центра меня совершенно не интересовали.
— Тогда почему они так всполошились?
— Ну, может, там и было что-то секретное, откуда мне знать. Да и куда бы я стал всё это записывать? Ни матриц никаких не хватит, ни кристаллов. Это же тысячи, если не десятки тысяч терабайт информации!
— Мда, немало…
— Так ведь в каждом кабинете обычно по две-три камеры, а где-то и по пять.
— Мы сможем восстановить их работу?
— Конечно. Для этого нужны две вещи: электричество и сеть «вирчел». При подаче энергии сервера включатся автоматически, и сеть заработает. Соответственно, заработают и камеры. Если, конечно, нигде не нарушены коммуникации и исправны все сателлиты. Мне останется только проконтролировать, чтобы всё функционировало без сбоев.
— Тогда чего мы ждем?
— А мы не ждем. Сейчас немного приду в себя, и пойдем. Тут не так и далеко — пешком минут двадцать.
— А прокатиться ты не хочешь?
— Честно — нет.
— О'кей. Как скажешь.
Выйдя из кафе, они не спеша зашагали по вымощенному желтой плиткой тротуару, двигаясь по направлению к центру города.
— Ну, вот ты, насколько я понимаю, привилегированный сотрудник информационного центра, имеешь какие-либо версии случившегося?
— Какие у меня могут быть версии? Если бы это было стихийное бедствие, оно либо утащило бы вообще всех, либо, наоборот, остались бы многие. А тут выглядит так, будто исчезли все, кто находился на Острове или близко рядом с ним.
Если бы это были последствия каких-то экспериментов, например отравление, или бактерии, то никто бы не успел так оперативно скрыть все следы. И главное, кто и зачем стал бы их скрывать?
— Ну, а если эксперимент был как раз направлен на исчезновение людей?
— Сергей, я допускаю, что там, откуда ты прибыл (даже если ты — действительно американец, а не шпион «Моссада»), возможна ситуация, когда власти экспериментируют над собственным населением. Но могу тебя уверить: здесь, на нашем Острове, такое просто невозможно.
— Да я и не говорю, что это было намерено. Возможно, произошел какой-то непредсказуемый побочный эффект.
— Знаешь, все эти гадания напоминают мне споры об австралийской «Общине клонов», «Бермудском треугольнике» и прочей подобной чепухе. Но ничего, скоро восстановим сеть и многое будем знать наверняка.
— Надеюсь. А кстати, в «Бермудском треугольнике» происходило нечто подобное: в море находили яхты и корабли в полном порядке и с нетронутыми вещами, но без единого человека на борту.
— Я про этот феномен, кроме названия, ничего, к сожалению, не знаю. А вот и мой дом.
Сергей увидел современный, белого цвета, двухподъездный многоэтажный дом слегка причудливой формы, с широкими балконами и уже привычными пальмами, растущими по всему периметру двора.
На высоте второго этажа, с угла здания, стену украшала цветная мозаика с изображением птицы и надписью на двух языках: «Пеликан Пойнт Билдинг».
Войдя в квартиру Кирилла, Сергей поразился деликатности местной службы безопасности: здесь не только не было разгрома, который обычно сопутствует обыску, а наоборот, везде сохранялся относительный порядок. Он с иронией вспомнил, что оставляют после себя его российские коллеги, неважно, обыск ли это у возможного резидента западной разведки или обычной плановой рейд по «прощупыванию» журналистов.
Квартира его нового «напарника» была действительно очень просторной. Не то пять, не то шесть комнат, огромная кухня с выходом в небольшой летний сад, ванная комната со встроенной мини-сауной, душевой кабиной и собственно ванной, больше похожей на миниатюрный овальный бассейн.
— Неплохо живешь, господин взломщик.
— Не жалуюсь. Правда, теперь это уже не имеет значения, — Кирилл, переодевшийся в спортивный костюм, с сумкой-рюкзаком на плече, наконец вышел из узкой комнатки, служившей ему гардеробом, — я готов. Осталось только кое к кому зайти за «волшебным» прибором. Это совсем рядом, — Кирилл улыбнулся.
Сергею оставалось только кивнуть. Он и так уже догадался куда они пойдут.
Квартира Марины оказалась точь-в-точь такой же, как и на фото: обстановка и мебель совершенно не изменились, и даже вещи, казалось, лежат на тех же самых местах. Лишь на стенах добавилось несколько новых картин, да на лоджии появился велотренажер.
Войдя в гостиную, Сергей увидел висящую на стене, над диваном, большую панорамную фотографию, в центре которой были запечатлены две девушки: Марина и её сестра. Судя по надписи, снимок был совсем недавний. Сёстры сидели за столиком летнего кафе на фоне впечатляющей панорамы океанского берега.
Марина здесь выглядела совершенно иначе, чем на невзрачной фотографии из досье ФАЭР. Несмотря на довольно резкие черты лица, девушка была по-своему интересной и привлекательной.
Её сестра Ольга, впрочем, показалась Сергею тоже довольно симпатичной. Да и особой разницы в возрасте у сестер он не заметил.
Кирилл деловито прошел на кухню, открыл верхний шкаф и достал оттуда крошечный ноутбук. К нему с помощью короткого кабеля был присоединен прибор размером с пачку сигарет.
— Вот. Я одно время собирался облазить все кабинеты на своем этаже в «Либертиз». Не с целью что-то стащить, сам понимаешь, а просто хотел «жучков» наставить, узнать, что обо мне люди говорят. Слава богу, что отказался от этого замысла: поймали бы. А приборчик остался.
— Какой миниатюрный…
— Ага. У отца сканнер был. Для каких-то там сверхточных замеров. Он его ещё из России привез. А тут свои приборы есть, японские. Он мне сканнер и отдал, а я его приспособил для всяких интересных штук, скоро сам увидишь. Надеюсь, тут никто им не баловался, и батарея не разряжена.
— Не пойму, почему Лурье не смог попасть к себе домой в Белую Резиденцию. Подумаешь, ворота заблокированы. Взял бы да залез. Как мы.
— Мы ещё не залезли.
— Немного осталось.
— Ты лучше держись крепче и не разговаривай. Внизу поговорим.
С помощью «одолженной» в гараже Управления полиции пожарной машины, а если точнее, с помощью выдвижной пожарной лестницы, Сергею и Кириллу удалось, наконец, преодолеть восьмиметровую стену вокруг «первой зоны». И теперь они собирались спускаться вниз по размотанному пожарному шлангу.
Опасаясь, что внутри «первой зоны» могут быть ещё какие-либо ограждения, и ориентируясь на видимую часть линии электропередачи, они выбрали для «штурма» тот участок стены, к которому энергоблок находился предположительно ближе всего.
Основная проблема была с Кириллом. За себя Сергей почти не волновался — ему неоднократно доводилось спускаться с различной высоты при помощи подручных средств, и поэтому сейчас его задачей было просто не дать «напарнику» сорваться.
Наконец, Кирилл благополучно достиг земли. Следом спустился Сергей.
Укрывшись в тени одного из деревьев, они осмотрелись. Никто не появился и не окликнул их.
В этом месте «первая зона» выглядела как городской парк, только без скамеек: ухоженные клумбы, подстриженные кусты, растущие ровными рядами деревья и аккуратные асфальтовые дорожки между корпусами.
— И который из них — энергоблок?
— Да вон он, пошли.
— Не торопись.
Через минуту, так не обнаружив вокруг ничего подозрительного, они покинули укрытие и не спеша зашагали к корпусам.
Энергоблок представлял из себя длинное, почти без окон, кирпичное строение высотой около пятнадцати метров. Сбоку к нему примыкала внушительная, в несколько раз выше его, металлическая конструкция, напоминающая Эйфелеву башню. Со всех сторон к этой «башне» тянулись многочисленные высоковольтные провода линии электропередачи.
Подойдя к зданию, они остановились.
Вокруг — никаких признаков чьего-либо присутствия.
Полная тишина.
Рядом со входом находилась будка поста охраны, внутри которой тоже никого не было. В паре метров от поста располагался пульт аварийной системы разблокировки дверей, который представлял из себя вмонтированное в стену стационарное устройство с черно-белым монитором и рядами кнопок.
Кирилл достал из сумки электроотвертку.
— Я откручу болты на передней панели, а ты пока поищи где-нибудь на территории противопожарный щит — нам нужен ломик.
Противопожарного щита поблизости не оказалось. Зато с торца здания был припаркован джип с надписью «Охрана». В его багажнике Сергей обнаружил приличных размеров монтировку.
— Как раз то, что надо, — Кирилл выкрутил последний винт и склонился на панелью. — Нам нужно оторвать вот эту верхнюю крышку. Остальное — моя забота.
— Верхнюю крышку, говоришь… Отойди-ка.
Отломав панель, они увидели пучки проводов, идущих от кнопок внутрь устройства. Кирилл убрал отвертку, достал из сумки ноутбук со сканнером, после чего начал прикреплять зажимы проводов сканнера к контактам кнопок панели.
— Простейший способ перебора паролей. На заре компьютерной эры это называлось «брутфорс». Каких-то десять миллионов комбинаций — и готово.
— Ага. «Каких-то».
Кирилл закончил монтаж и включил сканнер и ноутбук. Запустив на компьютере программу перебора, он удовлетворенно отметил:
— «До окончания работы программы: 22 минуты». Отлично. Зарядки батареи хватит на 6 часов, то есть — с избытком. Если здесь нет какой-нибудь дополнительной защиты, то можно считать, что мы — уже внутри.
Сергей наблюдал, как на мониторе ноутбука движется полоска, отображающая процесс сканирования. Внезапно она замерла, ноутбук издал высокий звуковой сигнал, а на мониторе возникла надпись: «Код доступа найден. Завершить программу?»
Через секунду послышался звук включаемого автономного электродвигателя, приводящего в движение двери энергоблока, а из динамика на пульте охраны раздался спокойный женский голос автоматического оповещения:
«Внимание. Работа всех систем энергокомплекса приостановлена. Работает только аварийный режим допуска».
Путь в недра энергоблока был открыт.
Сергей с большой вероятностью допускал, что «Купол» питается совсем от другого источника, нежели общая сеть энергоснабжения, и тем не менее, проникновение сюда открывало очень большие возможности.
На непредвиденный случай, они с Кириллом заблокировали входные двери обыкновенной бетонной урной, стоявшей возле поста, положив её на линию движения дверных створок. После чего приготовились входить.
— Не забывай, что на любых подстанциях неспроста существует система допусков, высокое напряжение требует осторожности и подготовки. Кроме того, возможно, что внутри нас могут ждать дополнительные меры безопасности. Поэтому, давай, не спеша и аккуратно, — оставив Кирилла чуть позади, Сергей подошел к дверям и осторожно заглянул в проем.
— Не шевелиться! Стреляю без предупреждения! Назад не смотреть!