ПАРАДАЙЗ.RU

— 28 —

Когда Сергей вошел, первое, что он увидел, был поверженный сервер, уже отключенный от сети и стоящий на полу. Кирилл не удосужился даже привинтить на место боковую стенку.
Та часть стола, которую сервер занимал ещё час назад, теперь была загромождена всевозможными предметами. Электрочайник, несколько одноразовых стаканчиков со следами кофе, отвертка, обрывки проводов, стопка компакт-матриц для записи, найденных Кириллом, видимо, где-то здесь, в кабинете, недавно открытая бутылка вина — весь этот беспорядок свидетельствовал о недавней битве Кирилла с электронным соперником.
Сам Кирилл сидел в том же кресле и, не отрываясь, глядел в монитор.
Несмотря на радостное возбуждение от успеха, а также от выпитого вина и кофе, бессонная ночь давала о себе знать: под глазами у него появились едва заметные круги, а взгляд стал слегка осоловелым.
— Отличная работа, Кир! Молодчина! Что пьешь? Ого, «Шато Лафорж».
— Да вон в шкафу нашел, там целый бар. Ты где пропадал? Я уже начал психовать.
— Извини, просто решил пройтись и потерял счет времени. Долго возился?
— Ну, как и предполагал, в районе двух часов… А что ты делал на Гринвэй?
— Так ты шпионил за мной, гнусный тип?
— Я не шпионил, а просто смотрю: тебя уже полтора часа нет. А я как раз сертификаты выдрал, ну и дай, думаю, по улицам пошарю, где ты там. Активировал камеры на перекрестках. Вижу: идёт по Гринвею, ничего не боится.
— Это только так кажется, что не боюсь. Я всегда начеку. Ты ещё не смотрел, что в Научном центре?
— Пока нет. Тебя же ждал.
— Тогда что, может, приступим?
— Вот кресло, падай. Я уже вывел изображение на два монитора, чтобы нам не толкаться.
— Ну, Кирюха… Сегодня воистину твой день. Запускай.
Около часа они внимательно изучали изображение на мониторах, поочередно переключая камеру за камерой.
Из-за отсутствия в Научном центре электричества полноценно обозревать можно было только те помещения, которые освещались естественным образом, то есть через окна. Впрочем, таких было большинство.
К разочарованию Сергея, да и Кирилла тоже, абсолютно ничего нового они не узнали. Если не считать того факта, что внутри Научного центра также, как и везде, никого не было.
Какие бы лаборатории или кабинеты не появлялись на экранах, везде наблюдалась одна и та же картина: столы и кресла, диковинная аппаратура, компьютеры, всевозможных размеров контейнеры с образцами непонятно чего, завалы бумажных папок на стеллажах, одним словом, типичная обстановка, присущая любому исследовательскому комплексу, но — без сотрудников.
Впрочем, не всё здесь выглядело так уж обыденно.
В одной из комнат, тесно заставленной металлическими столами, можно было разглядеть странные образования фиолетового цвета, похожие на мох. Очаги этого мха в большом количестве встречались не только на полу, но и на стенах, а кое-где даже на потолке. Создавалось впечатление неведомой болезни, которая вместо людей поражала помещения, оставляя после себя следы в виде гигантской плесени.
Ещё в одной лаборатории, больше напоминающей медицинский кабинет для грязелечения, в глубоком, но без воды, бассейне находился внушительных размеров скелет необычного животного, не то гигантского червя, не то трилобита. Судя по обилию всевозможных пластиковых трубок, а также проводов, подведенных к самому краю бассейна, можно было предположить, что когда-то монстр был жив.
Однако больше всего Сергея заинтересовала гигантская установка неизвестного предназначения, расположенная внутри огромного зала, похожего на цирк со стеклянным потолком. Стекло было темноватым, но отлично пропускало свет, поэтому Сергей смог внимательно рассмотреть странную конструкцию.
В самом центре находился открытый стеклянный «стакан» диаметром около трех и высотой около шести метров, имеющий гладкое керамическое дно. На расстоянии ещё примерно трех метров «стакан» окружали высокие и узкие металлические цилиндры, имеющие узкие продольные прорези. К каждому цилиндру были присоединены толстые связки кабелей, которые уходили куда-то в сторону, видимо, к общему источнику.
Всего цилиндров Сергей насчитал шестнадцать штук.
— У тебя есть версии, что это? — спросил Сергей.
— Понятия не имею. Похоже на излучатель какой-то…
Глядя со стороны, можно было предположить, что в «стакан» помещался какой-либо образец, а цилиндры воздействовали на этот предмет путем излучения либо как-то ещё. Однако это были лишь предположения, не более.
Сергей отметил, что один из кабелей, ведущий к цилиндру, был обугленный, словно после замыкания. Кроме того, в том месте, где пролегал обгоревший фрагмент кабеля, покрытие пола тоже потемнело и оплавилось.
Заставив камеру максимально увеличить изображение, Сергей начал осматривать прозрачную стенку «стакана», пытаясь определить материал, из которого тот сделан. Он не сразу заметил почти незаметную тончайшую трещину, которая пересекала значительную часть поверхности стенки. Было похоже на то, что в процессе какого-то эксперимента прибор не выдержал нагрузки и вышел из строя. Опять же, утверждать что-либо наверняка было невозможно.
— Знаешь, Кир. Я вот чего не могу понять: если катастрофа вызвана деятельностью Научного центра, то почему всё произошло вечером? Неужели Научный центр работал круглосуточно?
— Вообще-то, нет. Но некоторые, видимо, очень важные исследования велись в двухсменном режиме. Точно сказать не могу, я никогда особо не интересовался. Знаю только, что многие сотрудники работали во вторую смену, а кое-кто из ключевых специалистов даже жил там.
— Ну, хорошо. Мы с тобой сейчас просмотрели почти все камеры наблюдения Научного центра. Ты где-нибудь увидел хоть что-то, указывающее на произошедшую катастрофу?
— Лично я — нет.
— Вот и я тоже. Обгоревший кабель у этого, как ты его назвал, излучателя, не в счет — там даже возгорания не произошло.
— Даже и не знаю, что предположить. Может, попытаемся проникнуть внутрь?
— Возможно, это нам ещё предстоит. Включай камеры Нексуса.
— Но там нет камер.
— Как — нет? Ты же говорил, что при входе есть две.
— А, эти… Сейчас включу. Первая — на дверях, снаружи. А вторая — внутри Нексуса, но это промежуточное помещение, что-то типа шлюза.
— Да, я помню, ты уже рассказывал. Но, тем не менее, взглянуть надо. На всякий…
— Сейчас. Переключаю на шлюз Нексуса… О, что это?!
— Так. Спокойно.
Они замерли, глядя на монитор.
Камера показала небольшую комнатку-шлюз с узким санузлом без дверей. В комнатке находились стол со стулом, холодильник, узкий шкаф-пенал для одежды и небольшой диван.
На диване лежал человек.
— Кто это, Кир?
— Не знаю.
— Это не Вознесенский?
— Нет.
— Точно?
— Точнее не бывает. Ты что, сам не видишь?
— Я-то вижу. Просто мало ли… Кто бы это мог быть?
— Хм. Слушай, лицо вроде знакомое, но я не уверен.
Человек был одет в голубой халат и голубые брюки. На ногах — легкие сандалии. Определить точный возраст лежащего не представлялось возможным, но ему было явно за пятьдесят. При этом он походил на ученого или просто сотрудника Научного центра — типичная бородка и очки.
Увеличив изображение, Сергей пристально вглядывался в монитор. Судя по тому, что человек не двигался, а голова его была слегка задрана кверху, можно было предположить, что он мертв. Однако если допустить, что он погиб во время катастрофы, то есть неделю назад, то почему тогда не видно следов разложения?
Над диваном, прямо на кафельной стене шлюза огромными буквами было написано: «ПОМОГИТЕ!».
Надпись была сделана чем-то багровым. Сергей сначала решил, что это кровь, но затем увидел лежащую в углу комнаты банку из-под кетчупа, а возле неё — пятна такого же цвета.
— На камере установлен микрофон?
— По идее, на них на всех стоят микрофоны. Другое дело, что он мог быть отключен ещё при монтаже. Сейчас проверим.
Кирилл щелкнул «мышкой» по меню на экране.
— Показывает, что микрофон включен. Но это ничего не значит. Надо пробовать.
— Попробуем. Для этого нужен второй микрофон?
— Нет. У нас здесь модель монитора со встроенным селектором. В общем, смотри. На клавиатуре нажимаешь синюю клавишу — включается селектор, вы друг друга слышите. Нажимаешь зеленую — ты его слышишь, он тебя — нет. Нажимаешь F8 — отключается режим звука полностью.
Давай, приступай. А то мне чего-то боязно.
Сергей включил селектор.
— Внимание! Если вы нас слышите, подойдите к камере наблюдения.
При этих словах мужчина вздрогнул и резко сел на диване.
— Живой… — выдохнул Кирилл.
— Пожалуйста, встаньте и подойдите к камере наблюдения, — повторил Сергей.
Мужчина поднялся и, покачнувшись, снова сел.
— Наконец-то! Ребята, откройте шлюз!
— Но мы не можем открыть шлюз.
— Как — не можете? Что случилось? Откройте немедленно!
— Подождите. Сядьте и не волнуйтесь. Произошла авария. Мы хотим вам помочь, но мы не знаем, как открыть шлюз.
— Не знаете? Какая авария? Свяжитесь с постом охраны, пусть немедленно откроют дверь!
— Ещё раз повторяю, успокойтесь, сейчас мы вам поможем. Кто вы и как вас зовут?
— Так. Мужики. Это уже не смешно. Свяжитесь с постом охраны или сразу с Вознесенским, и вам быстро объяснят, кто я такой и как меня зовут! Выдумали тоже…
— На Острове произошла катастрофа. Похоже, что все погибли. Мы — сотрудники «Либертиз», и хотим вам помочь. Но пока не знаем — как.
— Господи… Как… Я…
Мужчина встал, шатаясь, дошел до санузла и, открыв кран, наполнил стоящий на раковине одноразовый стакан. Выпив воды, он вернулся на диван.
— Моя фамилия Соловьев. Илья Сергеевич. Вообще-то, я — руководитель Научного центра. Странно, что вы спрашиваете…
— Что произошло, Илья Сергеевич?
— С кем? Со мной?
— С вами.
— Сами видите — что. Я заперт в шлюзе!
— Видим. Но чтобы мы смогли помочь, расскажите, пожалуйста, поподробнее.
— Что рассказывать… Примерно неделю назад возникла необходимость в том, чтобы я посетил это место. Я и Вознесенский, мы пришли сюда. Переоделись. Платон сказал, чтобы я ждал, и что он вернется за мной через десять — пятнадцать минут. А сам прошел вот в эту дверь.
Но миновал час, а он всё не возвращался. Я начал вызывать пост охраны, но связи с ними не было. Связи вообще ни с кем не было! Я сижу здесь всё это время и жду. А теперь вы говорите, что не можете открыть двери… Я доел всё, что здесь было, ещё три дня назад…
Соловьев схватился за голову и стал раскачиваться вперед-назад.
— Илья Сергеевич, сейчас же успокойтесь. Мы вас оттуда выпустим. Причем скоро. Давайте лучше сосредоточимся и решим, как быстрее это сделать.
— Хорошо. Давайте. Я здесь первый раз. Дверь, через которую мы сюда зашли, открывал Платон. У него электронный ключ. Кроме него, ключа нет ни у кого. Но! Он сказал, что даст мне второй ключ. Второй ключ должен лежать где-то у него дома, и я не думаю, чтобы он был далеко убран.
— А что, если и второй ключ был при нём?
— Нет, я же спросил его. Он ответил, что только после моего визита сюда станет ясно, нужен ли мне вообще этот ключ. И что не взял его с собой. Поэтому вам нужно искать его в квартире у Вознесенского.
— Легко сказать… А как мы можем попасть к нему домой?
— Так. Сейчас соображу. Если, говорите, охраны нет, то можно так… Запоминайте. Вы сейчас идете к Резиденции. Карты допуска у вас нет, поэтому у главного входа не останавливайтесь, а сразу идите в обход здания слева. Увидите такой как бы подвальчик. Оттуда мусор вывозят.
Ещё дальше пройдете, там будет второй подвальчик. Спускайтесь по лесенке до дверей. Это технический вход. Он же аварийный.
Увидите на дверях табличку «Внимание! Зона 1». Табличку эту отрывайте, как хотите и чем хотите. Под ней рычаг. Рычаг потянете — включится аварийное питание и вылезет пульт с кнопками. Введете код вручную… Так. Сейчас. Записывайте код…220 110 990.
После того, как введете цифры кода, зазвенит звонок, смело входите внутрь.
— Куда потом?
— Потом ищите парадную лестницу, поднимайтесь по ней на самый верхний этаж. Увидите дверь. Можете её выломать, она обычная деревянная. Попадете на площадку с балконом, и там — ещё одна дверь. Её уже ломать бесполезно — она из космокерамика.
Вылезайте, кто из вас посмелее, с балкона на бордюр и потихоньку идите вдоль окон, скорее всего, найдете хотя бы одно открытое. Ну, а в квартире, надеюсь, сориентируетесь. Ключ точно должен где-нибудь недалеко лежать…
— Кстати, как он хоть выглядит-то? Сам ключ.
— Обычная пластиковая карточка размерами с кредитку, только из металла и с золотым покрытием. Та, которая у Платона, была ещё и с цепочкой. Не знаю, может, и на моем экземпляре цепочка будет.
— Всё ясно. Мы уже пошли за ключом. Последние два вопроса, Илья Сергеевич.
— Ну, так задавайте!
— Зачем вы сюда пришли?
— Я пришел на важную встречу.
— С кем?
— К чему эти вопросы?
— Так. Стоп. Илья Сергеевич, ещё раз вам повторяю. На Острове произошла катастрофа. Все погибли. Нас осталось только трое. А вместе с вами — четверо. Или мы доверяем друг другу и все вместе выбираемся из ситуации, или я не вижу смысла торопиться с вашим освобождением. Возможно, вы скрываете информацию о заражении или ещё что-нибудь важное. Мы не можем рисковать нашими жизнями, — Сергей увидел выражение лица Кирилла рядом, но сделал предостерегающий знак рукой, чтобы тот не спешил возмущаться.
— Хорошо. Действительно. Всё это уже не имеет смысла… Платон привел меня сюда, чтобы я мог познакомиться с Гостем.
— С кем?
— С Гостем. Это тот, кто живет здесь, в башне.
— Кто он?
— Я не знаю. Платон сказал, что когда я окажусь внутри, то всё пойму.
— Мда. Негусто. Теперь второе. Вы — руководитель Научного центра. Вы должны знать, какой эксперимент мог привести к тому, что на Острове исчезли все люди. И вы это знаете. Отвечайте, что здесь произошло?
— Исчезли? Как?! Все исчезли… Неужели у него получилось…
— Илья Сергеевич! Что получилось?
— Биологическая поляризация. Скольжение сто двадцать второй группы. И не одного объекта, а всей группы в заданном радиусе! Да это же прорыв!
— Прорыв?! Вы тут умиляетесь, а всё население, все люди на Острове погибли!
— Они не погибли.