ПАРАДАЙЗ.RU

— 29 —

На этот раз им не пришлось долго искать дорогу. Резиденцию стало видно сразу, как только кабриолет обогнул здание Научного центра с левой стороны.
Сергей принял решение не подъезжать к зданию вплотную, а оставить машину немного в стороне и пройтись пешком через густо засаженную деревьями аллею.
Учитывая тот факт, что, находясь на Острове неполных двое суток, он встретил тут, включая костариканцев, уже девять человек, назвать Остров совсем безлюдным местом было бы опрометчиво, и лишние меры предосторожности явно не мешали.
— Надо было всё-таки расспросить его поподробнее, — сокрушался Кирилл, — подумаешь, сидит он там неделю! Рассказал бы, не развалился, экспериментатор! Лишние полчаса всё равно ничего не решат…
— Кир, я понимаю твои чувства, но уверяю, что он нам и так всё расскажет. Ты думаешь, я его выпущу и буду нянчиться с ним, как с Лурье?
— А кстати… Смерть Ахмеда (если это смерть, конечно) выглядит уж очень странно. Так что, прежде чем колоть Соловьева наркотиками, тебе стоит разобраться…
— Не беспокойся, без нужды я не стану его ничем колоть. Тем более что Соловьев выглядит гораздо более вменяемым, чем истеричный Лурье.
— Ты знаешь, мне кажется, сенатор не столько бдит какую-то там тайну, сколько очень сильно боится кого-то.
— Кого тут можно боятся? Нас что ли?
— Кто его знает… Может и нас. А может и ещё кого-то.
— Что ты имеешь в виду?
— И Ахмед, и Соловьев говорили про какого-то Гостя.
— Допустим, но почему ты думаешь, что этот таинственный Гость не исчез вместе со всеми?
— Но ведь Соловьев не исчез. При этом он был внутри Нексуса.
— Соловьев знал об эксперименте и мог быть как-то подготовлен к возможным последствиям. Например, вакцину себе вколоть, или облучиться чем-то, уж не знаю. Но вообще, конечно, похоже на то, что тут сыграл роль именно Нексус. Впрочем, чего гадать, недолго осталось, скоро всё узнаем.
— Надеюсь. Так. И где здесь подвал?
— Может, мы ещё мало прошли? Вон видишь, башенка? Под ней что?
— Похоже на какой-то пристрой…
После того, как аварийный вход в Резиденцию был найден, они довольно быстро достигли конечной точки своего маршрута, следуя инструкции Соловьева.
Резиденция, вопреки представлениям Сергея, оказалась внутри не такой уж и огромной. Видимо, изначально планировалось создать здесь не столько дворец для элиты, сколько удобный и хорошо защищенный центр управления Островом, в котором можно было и жить, и оперативно решать текущие вопросы.
Обстановку здесь никак нельзя было назвать скромной и уж тем более спартанской. Практически все полы были покрыты коврами, на стенах висели картины в роскошных рамах, несомненно — подлинники, во внутреннем убранстве чувствовался вкус создателя и его богатство.
Вообще, вся Резиденция была очень похожа на пятизвездочный отель где-нибудь на Багамских островах, если не обращать внимания на сверхпрочные керамические двери, пуленепробиваемые окна с кевларовой сеткой и красные галогеновые лампы аварийного освещения.
В отличие от всех других, пятый этаж не имел свободного доступа: лестничная площадка была перегорожена стеной с довольно массивной деревянной дверью, точь-в-точь как и описывал Соловьев.
Сергей, не долго думая, несколько раз выстрелил в район замка, после чего выбил дверь ногой.
Они оказались в огромном холле, который заканчивался также внушительных размеров балконом. Дверь из холла вела, видимо, уже непосредственно в квартиру Вознесенского.
Материал двери предполагал чрезвычайную трудность для каких-либо попыток её взлома, что, опять же, совпадало со словами Соловьева, поэтому Сергей, лишь скользнув по ней взглядом, решительно направился на балкон.
— Так. Кир, жди здесь. Как только я попаду в квартиру, первым делом попытаюсь открыть дверь изнутри и впустить тебя. Ну, а если сорвусь со стены, то не обессудь…
— Чего ради ты сорвешься? Выступ такой, что хоть на мотоцикле катайся.
— Да кто его знает, какие там ещё могут быть «сюрпризы». В общем, жди.
— Постой. Одень-ка вот эту штуку, — Кирилл извлек из своей сумки наушник с микрофоном.
— Ого, рация! Где взял?
— На первом этаже, в полиции, над стойкой дежурного. Два комплекта. Я посмотрел — батарей хватит совсем ненадолго. Не лучшая связь конечно, но другой у нас нет.
— Давай проверим? — Сергей нацепил наушник и коснулся пальцем сенсора. —  Слышишь меня?
— Не ори так, а то оглохну — они очень чувствительны.
— Ну всё, я полез.
— Давай.
Хотя ширина выступа составляла около тридцати сантиметров, передвигаться по нему на высоте пятого этаже нужно было достаточно осторожно. Тем более что стена была гладкой, и в случае чего ухватиться было бы не за что.
Впрочем, особо разгуливать вдоль окон Сергею не пришлось: уже второе по счету окно было не просто не заперто, а распахнуто настежь.
— Я — дома.
— Вижу. Впусти меня.
— Сейчас.
Комната, в которой оказался Сергей, являлась одновременно и кухней, и столовой.
Судя по обстановке, хозяин не готовил сам, а обеды сюда доставлялись откуда-то извне. Зато здесь частенько устраивались чайные и кофейные церемонии — об этом свидетельствовало обилие специальной посуды и различных приспособлений, включая аппарат для варки кофе на углях.
Длинный, со скругленными углами, стол, диван, мягкие стулья — всё это, очевидно, было предназначено для гостей. Коробки с сигарами, как и коллекция разнообразных бутылок за стеклом стойки бара подчеркивали радушие хозяина, ибо, как известно, сам Вознесенский не курил, а выпивал только в исключительных случаях.
Одна из дверей столовой вела в соседнюю комнату, вторая — в коридор. Пройдя по коридору, Сергей вышел в темную, без окон, прихожую.
Цифровой замок не был активирован, и дверь оставалась запертой лишь на обычный врезной замочек. Вероятно, хозяин квартиры за годы проживания здесь привык к тому, что всегда находится в абсолютной безопасности.
Сергей щелкнул рычажком замка и распахнул дверь.
— Добро пожаловать!
— Интересно, и каким образом здесь можно найти ключ? Я не уверен, что мы в состоянии найти в этой квартире слона, не говоря уже о крошечной карточке! —  после обхода огромной квартиры, состоящей из десятка комнат и нескольких вспомогательных помещений, Кирилл заметно приуныл. — Нам понадобится неделя, если не больше.
— Это если просто перерывать всё подряд. А если мы попробуем воспроизвести ход мыслей хозяина, то задача заметно упростится.
— Что ж, попробуй.
— Вот смотри. Они отправились в Нексус вечером, причем уже в довольно позднее время. После процедуры знакомства непонятно с кем и непонятно зачем предполагалось, что Вознесенский вручит Соловьеву ключ. Причем, этот ключ хранится у него дома.
Таким образом, они должны были вернуться сюда. Время при этом должно быть совсем позднее, и Соловьеву вряд ли нужно было бы куда-то спешить, кроме как спать.
Кроме того, наверняка им было бы о чем поговорить. Поэтому не будет большим открытием сказать, что после посещения Нексуса, Платон вместе с Соловьевым, вероятнее всего, засели бы в столовой. Видел, как там всё устроено для приема гостей?
— Ну, видел. И что это нам дает?
— Сомнительно, что Вознесенский оставил бы ученого в столовой, а сам ушел возиться с сейфом или тайником. Всем известно, что он — гений общения. Любит всевозможные эффекты, все важные беседы планирует заранее и старается продумать их до мелочей.
— И что?
— А то, что, с учетом важности момента, он бы вряд ли стал прятать ключ где-то далеко.
— Тоже мне — сыщик! Соловьев же сразу сказал: ищите где-нибудь сверху.
— Да, но где? И вот сейчас, когда я вижу огромную квартиру, я предлагаю начать не с рабочего кабинета, не со спальни, и уж тем более не с поиска тайника или взлома сейфа, а именно отсюда, с кухни-столовой и помещения, которое находится сразу по соседству. Кстати, что там?
— Трудно сказать, — они прошли в соседнюю комнату, — что-то типа места для просмотра фильмов.
— Похоже на то. Тут, впрочем, и мебели-то немного. Так. Кирюха, ты приступай здесь, а я в кухне поищу.
— Хорошо. Только, пожалуйста, не устраивай погром?
— Ты за кого меня принимаешь?
Сергей решил начать с бара.
Богато украшенная резьбой барная стойка и витрина за ней были установлены на подиум, устланный ковролином. Под широкими рядами застекленных полок с бутылками располагались выдвижные ящики.
Выдвинув первый ящик, он обнаружил несколько коробок с кофе и небольшую коллекцию сигарных мундштуков. Здесь же хранилась изящная резная шкатулка из какого-то, по-видимому, дорогого сорта дерева.
Открыв шкатулку, он увидел лежащий в черном бархате необычный сувенир: золотое кофейное зернышко с крошечным изумрудом. Тонкой золоченной нитью бархат рассекала надпись на испанском: «Моему другу Платону. Виктор».
Сергей улыбнулся. В свое время пресса слагала легенды об умении Платона Вознесенского находить общий язык с кем угодно, а в мире не существовало, наверное, такой страны, где бы у него не было друзей. Как правило, друзья эти оказывались не только богатыми и влиятельными людьми, но и весьма интересными личностями…
Его размышления были прерваны криком Кирилла из соседней комнаты.
— Скорей сюда! Я, кажется, нашел!
Совершенно непримечательный пластиковой пакет лежал в одном из отделений телевизионной тумбы. В пакете Кирилл обнаружил почтовый бумажный конверт, а в нем — золотую прямоугольную пластину, размером с кредитную карту и без каких-либо надписей или обозначений. В пластине имелось крошечное отверстие, сквозь которое, впрочем, не было продето ни шнурка, ни цепочки.
Судя по описаниям Соловьева, это и был ключ от Нексуса.
Кроме конверта с ключом, в пакете находился миниатюрный предмет цилиндрической формы, похожий на брелок, и обыкновенный мобильный телефон корейского производства.
Брелок был изготовлен из довольно тяжелого полимера и имел встроенный разъем для подключения к компьютеру. Сбоку на брелке был выдавлен странный символ, напоминающий иероглиф.
Телефон же оказался очень старой модели, каких не выпускали, наверное, уже лет десять, но в остальном он выглядел совершенно обычно. Впрочем, открыв крышку телефона, Сергей, к своему удивлению, вместо привычного блока кнопок увидел всего две крупных клавиши, сенсорный дисплей и крошечный стеклянный «глаз» оптического сканера.
— Ну что ж, Кир. Похоже, профессору повезло, его ждет шикарный ужин из трех блюд.
— С чего ты взял, что он — профессор?
— Кто бы он был, его нужно освободить.
— Так пошли освобождать. Сейчас главное, чтобы электронный замок сработал.
— Должен сработать. Внутри Нексуса свет же горит. Значит, и энергия есть.
— В том и дело, что не горит, а мерцает.
— Какая разница?
— Не знаю. У этого света какой-то странный вид. Ты когда-нибудь видел, как светятся химические вещества?
— Как-то не обращал внимания, а что?
— А то, что свет, порождаемый химическим соединением, обычно имеет оттенок и при этом, почти сразу рассеивается. Отличается от электрического, в общем. Я ночью разглядывал Нексус — он светится, похоже, таким же, химическим светом.
— Хм. Значит, сейчас и узнаем.