ПАРАДАЙЗ.RU

— 43 —

— Знаете, я уже начал привыкать к этим джипам, — спустившись по лестнице, Сергей направился к патрульной машине.
— Постой-ка, я думаю, нам не следует его брать.
— Платон Евгеньевич, но у него есть лебедка. Мало ли…
— Лебедка — это хорошо, но всё же нам лучше взять что-нибудь другое.
— Нет проблем. Вон тот «порш» подойдет? — Сергей указал на «их с Кириллом» кабриолет, который стоял здесь же, во дворе Резиденции.
— Хорошо, поедем на нем.
Сергей сел за руль, Вознесенский — рядом. Выехали за ворота.
— Я так понимаю — в Порт-Ройаль?
Вознесенский кивнул.
— Платон Евгеньевич, раз уж я, как вы говорите, уже сенатор, то мне бы хотелось кое-что узнать.
— Что именно?
— Почему мы так торопимся освободить Лурье? Ему ведь совершенно ничего не угрожает, скорее, наоборот, он там — в большей безопасности, чем мы. Вы поймите, я не то чтобы против. Просто сейчас, на мой взгляд, есть куда более важные вопросы. А ещё меня очень беспокоит Лёва. И его подруга.
— И поэтому ты не стал её запирать?
— Нет, не поэтому, — Сергей улыбнулся. — Я её завербовал.
— Что?!
Сергей в двух словах рассказал о договоре с Леди Ляо.
— Ну ты даешь, Богданов! Я вижу — ты не меньший комбинатор, чем я, - Вознесенский явно развеселился. — Кроме того, ты ещё и обманщик: никакой договор не спасет её от изгнания с Острова, ведь всему есть предел!
— Откуда она вообще здесь взялась? Неужели приехала с родителями?
— Её Лёва подобрал где-то во Франции, ещё когда стажировался в «Еврокоме». Если бы я знал, чем всё это закончится… — Вознесенский опять помрачнел.
Выехав на прямую, как стрела, Звёздную, Сергей с удовольствием прибавил скорость, и солнце замелькало сквозь кроны деревьев, обступивших узкую дорогу.
— А что касается Лурье… Ситуация следующая.
В пятницу, когда произошло это… Ну ты понял. Так вот. В тот день мне было крайне необходимо провести в Нексусе как можно больше времени, возможно, даже остаться там ещё на сутки, по сугубо научным соображениям.
Так бы оно и вышло, но как раз накануне случилась вся эта история с Кириллом… На первый взгляд — ничего страшного, но я был немного на нервах. В общем, с утра я ушел в Нексус, но после обеда решил ненадолго вернуться. Чёрт меня дернул!
У меня возникла мысль, что Кирилл неведомым образом мог проникнуть и в мой личный компьютер. А если и не проник, то всё равно — кое-что явно не следовало там оставлять.
Поэтому, как только я пришел домой, то немедленно перенес всю особо важную информацию на микродиск, после чего вызвал к себе Лурье. Последнее время он фактически являлся моим заместителем по всем вопросам, не связанным с наукой, и доверенным лицом.
Я попросил его откопировать себе все данные с микродиска, а также сохранить у себя оригинал до моего возвращения из башни.
Кроме того, я отдал ему аварийный пульт. Даже не знаю зачем, просто предчувствие какое-то, что ли…
— Что такое аварийный пульт?
— Понимаешь, это такое устройство… В момент актвивации, пульт выдает одноразовый импульс, который на очень короткое время — буквально на минуту — имитирует в небольшом радиусе поле «нулевой поглощаемости». Это эквивалент поля, которое в настоящий момент существует внутри Нексуса и которое создает как бы абсолютно нейтральную среду… В общем, активировав пульт, можно пересечь «Купол» без какого-либо ущерба для себя.
— Вот даже как! То есть, при желании, обладатель пульта может в любой момент покинуть Остров?
— Да. Это было сделано на самый крайний случай. Пульт содержит элементы сверхвысокой плотности и, несмотря на свои небольшие габариты, весьма тяжелый. К тому же, использовать его можно только один раз — создание поля требует больших энергозатрат.
Я положил и пульт, и диск в небольшую сумку и отдал Игорю. Потом мы сели пить чай, и вошел Лёва. Сказал, что заехал за своими часами, которые забыл у меня неделю назад.
Мы ещё какое-то время поговорили на разные темы, после чего я пошел в Институт, а ещё позже, уже вечером — в Нексус, вместе с Соловьевым. Домой я уже не заходил. А Игорь в тот вечер как раз уехал на Колибри.
Так вот. Полчаса назад, когда я переодевался, я сходил в квартиру Лурье (у меня есть ключ), и всё там осмотрел, сумки нигде нет. Возможно, Игорь хорошо её спрятал, а возможно, её там и не было.
— Вы допускаете, что сумку мог взять Лёва?
— Допускаю. Он мог подслушать наш разговор с Игорем и элементарно украсть её.
— А что за информация на диске?
— Вообще, там разные финансовые документы, деловые записи и прочее.
— Доступы к электронным счетам?
— И они тоже. Но просто так с ними ничего не сделаешь. Навредить можно, конечно, а что-то реально поиметь — вряд ли. Информативная база, а не возможность управления.
— Тогда зачем ему диск?
— Кто его знает! Он, возможно, думает, что, зная коды, можно стать миллиардером! А может, планировал кому-то продать. Я теперь уже ничему не удивлюсь.
— Но Лена нам ничего не сказала про это.
— А ты её спрашивал? Да и зачем ей что-то говорить… К тому же, он мог и ей ничего не сказать, последнее время он же совсем спятил…
В общем, мне важно как можно быстрее увидеть Лурье и узнать, где сумка. Вполне возможно, что она никуда не пропадала, и я просто не нашел её.
— Что ж, с этим мне всё ясно. Но тогда вопрос: почему Лёва, имея сумку с ключом от «Купола» и ценной, по его мнению, информацией, не сбежал с Острова за все эти дни?
— Ну, так Лена же сказала, что, прежде всего, он хотел выгнать Гостя. И вообще, как можно понять его логику?
— Да уж, в этом вы правы… Подъезжаем, Платон Евгеньевич. Сразу к причалу или подальше проехать на территорию?
— Давай прямо к катерам.
Сергей свернул на узкую, покрытую обильно нанесенным песком бетонную дорожку, ведущую на причал. Внезапно Вознесенский схватил его за плечо.
— Тормози! Скорее!
Сергей резко нажал на тормоз, и «порш» слегка занесло.
— Что случилось?
— Смотри! Что там такое? — Вознесенский указывал по направлению вглубь порта.
Приглядевшись, перед входом в закрытые терминалы Сергей увидел знакомые синие очертания.
— Похоже, это вертолет. Значит, Лёва где-то поблизости.
— Что ему здесь нужно, интересно?
— Возможно, то же, что и нам — катер. Либо оружие.
— Оружие?
— Вы же сами говорили, что в порту есть арсенал.
— Кое-что есть, но зачем сопляку опять понадобилось оружие…
— Платон Евгеньевич, давайте-ка лучше спрячемся где-нибудь, не нравится мне всё это.
Оглядываясь по сторонам, они покинули автомобиль и добрались до причала. Сергей осмотрел катера. Их было всего пять, столько же, что и в прошлый раз. Следов чьего-то присутствия здесь не наблюдалось, и кроме плеска волн не было слышно никаких посторонних звуков.
— Интересно, удастся ли нам попасть в терминал не через ворота, а отсюда, с причала, через какой-нибудь черный ход? Или, может, как-нибудь по воде? — спросил Сергей.
— Понятия не имею. Но попробовать можно. Ты вооружен?
— Да. Но, надеюсь, не пригодится.
Вознесенский молча кивнул и сжал губы.
Они направились по причалу в сторону здания порта, но, отойдя от катеров буквально на несколько шагов, резко остановились — со стороны терминала внезапно раздался звук работающего двигателя.
Через секунду из закрытого дока выскочил десантный катер с надписью «Береговая охрана» на борту. Вид катера не оставлял сомнений в том, что в отличие от всех иных судов Порт-Ройаля, изначально он создавался именно для военных, а не гражданских целей.
На небольшой скорости катер пошел вдоль берега и уже через несколько секунд поравнялся с находившимися на причале людьми. В тот же момент двигатель перестал работать, и некоторое время судно, замедляя ход, продолжало двигаться вдоль берега, находясь примерно метрах в двадцати от линии причала.
В наступившей тишине Сергей увидел, как на палубе катера возник Лёва, одетый в полицейские брюки и черную майку. В руках он держал что-то массивное и похожее на обрезок трубы.
Подойдя к краю палубы, характерным движением Лёва поднял «трубу» на уровень плеч, направив её прямо на стоявших на берегу Вознесенского и Сергея.
— «Стингер»… — почему-то шепотом сказал Сергей, инстинктивно делая шаг назад и хватая Вознесенского за руку.
Шанс остаться в живых после выстрела в упор из ручной ракетной установки крайне невелик. Но Лёва, похоже, не собирался в них стрелять. Насладившись произведенным эффектом, он резко повернул установку в сторону стоявших у причала катеров и выстрелил.
Взрыв, вызванный попаданием ракеты в ближний к ним катер, был настолько оглушительным, что у Сергея потемнело в глазах. Он запоздало бросился на землю, закрывая руками уже ничего не слышавшие уши. Сверху на него посыпался град мелких осколков.
Не услышав, а скорее, почувствовав какое-то движение позади себя, Сергей поднял голову и обернулся. Вознесенский был снова ранен, и на этот раз, похоже, всё было серьезнее. Судя по тому, как он лежал, что-то, видимо осколок, угодило ему в область живота.
Сергей перевел взгляд на десантный катер. Им вдруг овладела ярость.
Из-за начавшегося на пристани пожара повсюду был дым, но Сергею удалось увидеть, как Лёва отбросил в сторону разряженный «стингер» и зачем-то наклонился к самой палубе. В следующее мгновенье Лёва вновь поднялся, но уже с другим «стингером» в руках. Видимо на катере был запас как ракет, так и самих установок, и перезаряжать ничего не требовалось.
Действуя словно робот, Сергей одной рукой достал из-под куртки автомат, а другой уперся в песок, пытаясь создать упор для прицельной стрельбы. Хотелось только одного: любой ценой уничтожить утерявшего человеческий облик безумца.
Но выстрелить ему не пришлось. Вновь наведя «стингер» на уцелевшие катера, Лёва, не удержав равновесия, вдруг покачнулся и упал. Это произошло, очевидно, в тот же самый момент, когда он нажал на спусковой крючок запуска ракеты.
Это стало последней оплошностью его жизни: через несколько секунд после первого взрыва, Сергей услышал второй, более мощный взрыв, разорвавший буквально на куски катер береговой охраны.