ПАРАДАЙЗ.RU

— 5 —

«Таймер детонатора активирован.
Ядерный взрыв неизбежен.
Через десять минут твой мир перестанет существовать.
Но десяти минут достаточно, чтобы оформить у нас кредит и приобрести
новый „Лексус“ SX-7000!
Проживи каждый свой день как последний!»
— Здравствуйте, Сергей Анатольевич, входите, — аналитик переключил телевизор из режима «Трансляция» в режим «Ожидание», после чего на экране сразу же возникло изображение зеленого леса.
— Знакомьтесь, это — Константин Викторович, можно просто Константин, наш ведущий специалист по проблеме Острова. Больше него об Острове не знает никто. Он введет вас в курс дела.
Сергей пожал руку молодому человеку лет тридцати, имеющему достаточно солидный вид из-за своей внушительной комплекции и строгого темно-синего костюма. Выражение лица у Константина было вполне доброжелательное и расслабленное.
— Итак, начнем.
Константин взял в руки указку-сенсор, и навел её на экран телевизора, переключая его в интерактивный режим.
— Остров Нового солнца является искусственным производным от пяти островов вулканического происхождения, и фактически состоит из главного острова, вот он, — Константин, несмотря на тучность, довольно ловко орудовал указкой, — и соединенных с ним мостами и различными железобетонными конструкциями четырех островов-спутников.
Посмотрите, вот так острова выглядели до начала освоения, а так они выглядят сейчас — можно сказать, что Платону удалось создать почти единый кусок суши. Площадь его составляет около 150 квадратных километров.
Если присмотреться, то он как бы напоминает отпечаток ноги снежного человека — «пятка» на северо-востоке, а узкая «стопа» с четырьмя «пальцами» направлена на юго-запад.
Вот это фотографии, сделанные со спутника. До построения «Хрустального Купола» мы могли фотографировать практически весь Остров и видеть чуть ли не каждое деревце на нем, поэтому с географией у нас проблем нет.
Теперь. Вот это — Арго-Сити, административная столица Острова, он лежит в самом центре «пятки» и здесь же расположен научно-исследовательский центр Вознесенского.
Вот здесь, на юге, находится городок Санта-Роза, названный так в честь первой жены Платона. Он является чем-то вроде места для отдыха и развлечений, а также культурной столицей, — он указал на самый южный из «пальцев».
— А вот тут у них построен довольно крупный морской порт, — Константин коснулся бухты, находящейся между самым северным и соседним «пальцами».
— Вообще, с учетом того, что население острова составляет, по нашим данным, около ста шестидесяти тысяч человек, а также того, что он он довольно плотно застроен, можно утверждать, что административное деление на города вряд ли имеет большой смысл.
Состав населения таков: около 95% - русские либо русскоговорящие, остальные 5% - англичане, граждане США и Западной Европы, а также — латиноамериканцы, прибывшие сюда, главным образом, из Эквадора. В основном население составляют молодые люди, как семьи, так и одиночки, соотношение мужчин и женщин примерно равное.
— Платон не дурак, чтобы пенсионеров приглашать, — весело вставил аналитик.
— Так вот, — продолжал Константин, — система «Хрустальный Купол» создает окружность, с центром в Арго-Сити, и радиусом около 16 километров, то есть от линии окружности до берега получается от 7 до 10 километров, в зависимости от формы береговой линии. Самая верхняя точка «Купола» расположена почти над Арго-Сити, на высоте трех тысяч метров.
Фактически, это и есть купол. Но не из стекла или какого-то иного материала, а не то из защитного поля, не то из этого, как назвал это Платон в своем ультиматуме — «направленного излучения», хотя, как я полагаю, всё это — полная чушь.
— Что именно вы называете чушью? Я видел кадры, на которых северокорейский военный катер пытается проплыть сквозь невидимую стену «Купола». Даже толком не понятно, что именно с ним произошло: судно как будто растворилось в воздушном мареве, которое образует «излучение» вокруг себя… — Сергей хорошо запомнил эту сцену, записанную с безопасного расстояния бесстрастным журналистом и показанную по всем телеканалам мира. — А помните, что случилось с теми безумцами, которые попытались сделать подкоп в океанском дне?
— Да я не об этом. Назвать чушью можно всё что угодно, в том числе и терминологию Платона, но никак не это дьявольское поле, — уточнил Константин.
— И кстати, — опять не выдержал Сергей, — я допускаю, что кто-то, если он очень долго работал, мог создать нечто подобное. Я также допускаю, что в течение каких-то там десяти лет можно было бы опробовать на полигоне эту штуковину. Но объясните мне, как за каких-то один-два года, ведя при этом внутреннее строительство и решая сотни других проблем, Платон, вернее — его ученые, разработали такое вот защитное поле, испытали его, да ещё смонтировали и запустили в эксплуатацию! И ведь посмотрите: оно работает без сбоев!
— Да, вы правы. Весь научный (и не только) мир ломает голову над этим вопросом.
Конечно, у нас есть факты, говорящие о том, что Вознесенский и его ребята заманили на Остров немало светлых голов. Тут и американские генетики, и израильские физики-фундаментальщики, и что самое печальное — немало наших соотечественников.
Но даже с учетом всего этого, создать такое поле просто нереально на данном этапе развития науки! — было заметно, что Константин относится к своей работе именно так, как требует новая концепция «неформального ракурса», то есть очень даже «с огоньком».
— Лично меня, как и всё наше ведомство, — снова вмешался аналитик, — больше волнует не столько само это поле, хотя и оно тоже, а те перспективы, которые открывает информация о реакторе, и том уровне разработок, которого добились ученые Платона. И вы, — он посмотрел на Сергея, — являетесь сейчас тем ключиком, который откроет заветную дверь тайны. Продолжай, Костя.
— Вообще, называть Остров Платона страной или даже городом — абсолютно неверно.
Фактически это просто гигантский научный городок со своим внутренним уставом и собственными идеологией, вождями и целями, но никак не государство. А почему?
А потому, что в том виде, в котором он существует — в условиях абсолютной изоляции — он бы не протянул и месяца! До 90% потребляемых на Острове товаров и продуктов производится за его пределами. Население же Острова занято в основном на работах в исследовательском центре и поддержании внутренней инфраструктуры, точь-в-точь как это устроено в наших закрытых оборонных «городах-спутниках».
Их допотопное рыболовство или выращивание фруктов для нужд местных ресторанов никоим образом нельзя назвать пищевой промышленностью, а их автомобили, насколько нам известно, вообще работают исключительно на солнечных элементах.
Каждый месяц, вот здесь в порту, который, кстати, сам Платон окрестил Порт-Ройаль (видимо, чтобы поиздеваться над нашими СМИ), гигантский сухогруз канадской транспортной компании «Барриед Хилл Шипс» выгружает многие тонны необходимых для существования Острова предметов. Оплата же производится, как мы выяснили, естественно, со счетов «Евроком Ойл Индастриз».
Судно прибывает точно по графику, островитяне каким-то образом открывают узкий проход в «Куполе» и в сопровождении своей береговой охраны «ведут» сухогруз в тщательно охраняемый крытый терминал, где при помощи автоматики судно разгружается местными портовыми рабочими.
— Позвольте, но тогда получается, что такая забава, как содержание Острова, должна была давным-давно разорить и Вознесенского, и всю его империю, включая «Евроком»?
— Мы тоже поначалу так считали. Пока не выяснили, что с Острова в наш мир отправляется разнообразная информация научного характера, за которую заказчики — ряд арабских государств и некоторые страны Юго-Восточной Азии — выкладывают восьми- и девятизначные суммы. Возможно, вы обратили внимание на заметный научно-технический прогресс в ряде стран за последние годы?
К тому же, есть версия, что и это — не единственный источник дохода островитян.
— Всё это рассказывается вам, Сергей Анатольевич, естественно, не с целью поразить ваше воображение, — добавил аналитик, — а для того, чтобы вы имели полную картину, необходимую для выполнения нашего задания.
— Насчёт этого у меня никаких иллюзий, — усмехнулся Сергей и, обращаясь к Константину, спросил, — не могли бы вы объяснить мне одну маленькую деталь?
Если это, конечно, не является закрытой для меня информацией, скажите: а почему в момент массовой миграции на Остров туда не было отправлено несколько сотен или даже тысяч агентов для внедрения? Конечно, я понимаю, что такой вопрос нужно задавать, скорее, не вам, а моему руководству, ведь именно наше ведомство в те годы занималось изучением «островной деятельности», но, как вы догадываетесь, я не могу этого сделать, работая там.
Зато могу сейчас спросить у вас: почему? А если агенты были внедрены, то почему так мало сведений? Ведь если судить по тому, что вы мне рассказали, объем информации действительно ничтожен.
И что мешает внедрить агентов сейчас, если вы говорите, что каждый месяц Остров посещает многотонной корабль? Это же, как минимум, несколько десятков человек экипажа. Поймите, спрашиваю не из любопытства, но я должен знать, что препятствует посыланию туда агентов, коль скоро сам собираюсь туда как агент.
— Я как раз и хотел рассказать об этой стороне вопроса, пока меня не перебили, — с достоинством и всё так же доброжелательно ответил Константин. — Сказать, что ФСБ, СВР, а потом и мы посылали туда под видом иммигрантов наших лучших агентов — это ничего не сказать. В самый первый год, когда была объявлена свободная иммиграция на Остров, вообще каждый второй вновь прибывший был чьим-то сотрудником. Но все они — все до единого! — были забракованы иммиграционной службой Острова сразу же по прибытии и высланы назад.
Особого ума сообразить, что каждого въезжающего поят какой-то гадостью, чем-то наподобие всем известной «сыворотки правды», с последующей обработкой специалистом-гипнотизером (или даже целой группой специалистов), не требовалось, тем более что аналогичные методики имеются практически во всех спецслужбах мира. Но в тот момент столь изощренная процедура «натурализации» явилась для нас сюрпризом, и вскоре мы осознали факт, что вообще невозможно послать на Остров кого-то, кто бы имел иные цели нежели иммиграция.
Именно поэтому почти вся наша информация базируется на показаниях тех редких жителей Острова, кто не являлся ничьим агентом, но был изгнан оттуда в первые два года за мелкие преступления и «недостойное поведение». Таких людей, повторюсь, было крайне немного, и ничего, кроме самой общей информации, поведать нам они не смогли.
Что касается команды транспортного судна, посещающего Остров, то на протяжении многих лет и до сих пор её состав практически не менялся: команда укомплектована особо преданными и высокооплачиваемыми сотрудниками «Еврокома». Кроме того, все они принадлежат к одной достаточно редкой африканской народности (в очередной раз отдаю должное уму Вознесенского и его советников).
Но даже если бы нам удалось склонить к сотрудничеству кого-то из членов экипажа, то толку в этом было бы немного: команда не покидает судно и не участвует в его разгрузке. Разгрузка происходит в полностью закрытом доке с ярким искусственным освещением, под объективами десятков видеокамер и пристальными взглядами многочисленных сотрудников службы безопасности порта.
Какое-либо наблюдение за Островом со спутника либо с вертолета полностью исключено: «Хрустальный Купол» создает оптический эффект мутного стекла (птицы, например, видят «Купол» и огибают его). Мы можем фиксировать только общую интенсивность и яркость света, который является результатом деятельности человека на Острове: суммарный свет уличного освещения, света из окон, и прочего.
— То есть получается, что островитяне утерли нос всем спецслужбам России? Неужели такое возможно?
— Увы, это почти так.
— Почти?
— Да. Почти. После того, как мы поговорили о «достопримечательностях и богатой истории» Острова, пришло время рассказать вам о вашем задании.
И вы поймете, почему я сказал «почти».