ПАРАДАЙЗ.RU

— 9 —

Второе письмо Марины (редактированная версия).
«Здравствуйте, мои дорогие!
За эти месяцы я узнала очень много нового, так что даже не знаю с чего и начать.
Как я уже писала, сначала я хотела просить, чтобы меня переселили из „Пеликана“, подальше от Ольги, но сейчас передумала. Потому что, во-первых, я её и так почти не вижу, а во-вторых, мальчики с работы говорят, что „Пеликан Пойнт“ — очень приятное место для жилья, центр города, и потом, если снова передумаю, обратно уже не заселят. Хотя опять же, не понимаю, чем он лучше других домов, ведь тут, по-моему, абсолютно везде приятно жить.
Через два месяца у меня начинается учеба в колледже. Учиться не особо хочется, тем более что никого не заставляют. В „Пеликане“ живет девушка, Инга, которая уже на втором курсе, говорит, что в колледже очень прикольно, и что если ты учишься, то через полгода знаешь уже почти всех сверстников на Острове. Это, конечно, радует, но мне не особо интересны сверстники…
[фрагмент удален]
…После колледжа, к тому же, можно устроиться на работу в Научный центр, а там высокая зарплата.
Вообще-то зарплаты и так хватает, но потратить деньги всегда найдется на что.
Кстати, узнала, что всем гражданам Острова помимо зарплаты в наших местных долларах, открывают счета в Банке Ллойда, это в Англии, и туда начисляют пенсию с первого дня прибытия. Получить их сейчас конечно нельзя, но если кто-то захочет после выхода на пенсию уехать с Острова, то его выпустят и деньги пригодятся тогда. К тому же, Остров в изоляции не вечно будет.
Мне тоже выдали конвертик, красивый очень, с брелочком и поздравлением. Там на бумажке написаны коды, можно всегда по интернету посмотреть, сколько денег у тебя на счете.
Интернет тут весь беспроводной и совсем не такой как был дома.
Вернее, тут два интернета, и оба — бесплатные. Один — наш островной, называется просто „вирчёл“ (Virtual), он — активный и в нем все висят, а второй интернет — настоящий всемирный. По нему, правда, можно только смотреть, а на отправку данных с Острова он не работает. Непонятно, почему его запретили в России, ведь он же явно больше и интереснее, чем российская „альфа-сеть“.
У нас в вирчёл вообще всё можно, если есть восемнадцать лет. Знакомиться можно со всеми, миллион всяких геймов, а музыки и фильмов — за десять лет не пересмотреть и не переслушать.
А ещё, месяц назад, когда я заболела, мне дали бонус на „вирчёл трип“. Это такая штука, когда раздеваешься, сенсоры на тело приклеиваешь и на голову, и через специальный канал тебя прямо из твоего дома выводят на „сеанс“, можно побывать в любом месте мира и не только. Правда, тут это дозировано, чтобы люди не подсаживались, раз в месяц можно, не больше.
Телевидение здесь тоже не такое как в России.
Во-первых, каналов очень много, со всего мира, я даже не знаю, сколько их всего. Во-вторых, кабельное бесплатное, можно заказать по темам и по времени всё что хочешь, через „ТиВи-Босс“ (это программа такая в компьютере).
Есть официальный телеканал Острова, там, в основном, всякие объявления и вакансии. Ещё по нему показывают местные спортивные соревнования и наших музыкальных звезд. Большинство людей здесь стараются не пропускать ежедневные новости Острова, которые показывают в десять вечера: мало ли что важное объявят.
Недавно, первый раз, увидела в новостях сенатора. Он читал обращение к жителям Острова по поводу будущего референдума.
Сенаторы — это такие люди, от которых тут всё зависит. Несмотря на то, что каждые два года мы голосуем на выборах за Мэра, Палату, Верховного судью и Комиссара полиции, все понимают, что сенаторы всех главней, хотя их никто не выбирал. Они живут в Белой Резиденции, это рядом с Научным центром, и туда без приглашения никого не пускают.
В порту работает один мальчик, в операторской, мы с ним познакомились, он тоже из Москвы, и его зовут Олег. Он рассказывал, что его родители приехали сюда, когда здесь ещё даже города не было. И что в то время сенаторы руководили стройкой и следили, чтобы всем всего хватало. Эти люди — все до одного — лучшие друзья и соратники Платона Евгеньевича, и без них не было бы Острова. Их тогда называли не „сенаторы“, а „инструкторы“, и им разрешалось иметь оружие.
Один сенатор был самым лучшим другом Платона Евгеньевича, он поехал за своей семьей в Россию, а его там убили. Здесь ему поставили памятник и говорят, что его убили российские спецслужбы. И Олег тоже так говорит. А я не верю, что российские офицеры могли кого-то убить.
Я хотела узнать, сколько сенаторов на Острове, но никто точно сказать не может. Может, двадцать, а может — и пятьдесят. Их в лицо-то мало кто знает. Говорят, что они просто живут, никому не мешают, но всегда следят, чтобы всем гражданам здесь было хорошо.
А про Платона Евгеньевича тут вообще не принято говорить без повода. Тем более что всё равно никто не знает где он. По телевизору он выступает только один раз в год на День Независимости. Может быть, он живет в Белой Резиденции, а может и вообще не живет на Острове, а только приезжает. У такого человека, как он, всегда очень много дел, потому что он живет не для себя, а для других. (Я прочитала о нем книгу, которую выдают всем переселенцам.)
Как жалко, что он не хочет поговорить с нашим Президентом и стать его помощником. Тогда бы в России люди жили так же счастливо, как здесь живут.
Оружия здесь ни у кого нет. Даже у полицейских только газовые баллончики и дубинки. А настоящие пистолеты и автоматы разрешено носить на службе лишь береговой охране и Национальной Гвардии.
Преступников тут тоже нет. Потому что если что-нибудь совершить, то тебя сразу найдут — абсолютно везде стоят видеокамеры, кроме квартир конечно, и офицеры на пультах дежурят. Поэтому и в тюрьме никого нет. Вообще, было бы, наверное, совсем глупо сидеть в тюрьме в таком месте, как наш Остров.
Ещё здесь запрещено пить алкоголь на улице, а можно только дома или в ресторанах. И если человек вышел пьяный на улицу, то его сразу увезут или домой, или в больницу, а потом оштрафуют. Кстати, в Санта-Розе ещё есть довольно большой специальный пляж огороженный, там тоже можно пить алкоголь.
Вообще, в Санта-Розе много интересных мест. Там есть Аквапарк, Дворец Спорта, всякие клубы, где можно потанцевать, или студии, куда если записаться, то тебя будут обучать рисованию или ещё чему-нибудь. Каждые выходные я стараюсь проводить в Санта-Розе, потому что по субботам там все заведения работают до утра, и можно веселиться и не смотреть на часы.
Я вообще заметила, что после того, как прожила здесь эти месяцы, стала меньше стесняться и больше общаться с людьми. Тут совсем другая атмосфера, чем была дома. Все улыбаются друг другу. Никто никуда не торопится. Самое главное, что здесь нет страха. Сначала к этому даже трудно привыкнуть. А потом понимаешь, что в людях нет агрессии, и это тоже очень непривычно. Никто не ругается и, тем более, не дерется.
Не так давно, правда, в новостях рассказали, что один человек хотел убить свою жену. Она пришла домой с работы, он набросился на неё и стал душить. Она вырвалась, закричала и успела выбросить в окно пепельницу, и пока он её схватил и снова стал душить, уже приехала полиция, и её спасли. Мужчину положили в больницу, а офицер сказал по телевизору, что это было покушение из ревности, и мужчине нужна помощь врача-психотерапевта.
Я раньше никогда не слышала, чтобы кто-то убивал из ревности…
[фрагмент удален]
Раньше я писала, что здесь живут одни русские. Но оказалось, что ещё и американцы живут. Их, правда, совсем немного. Ещё в Санта-Розе есть ресторан, где работают несколько человек из Эквадора. Скорее всего, на Острове ещё живут люди не из России, но я пока не всех встречала. В нашем „Пеликане“, например, живет семья из Израиля, муж и жена, они работают в Научном центре. Они, наверное, очень важные ученые, потому что у них есть своя машина.
Автомобили здесь имеют далеко не все, потому что если всем разрешить покупать машины, то на Острове места не хватит. Но вообще, если кому-то захочется покататься, всегда можно взять машину напрокат.
Движение везде двухрядное, даже в самом центре. Все автомобили, какие я тут видела, в основном небольшие и работают от электрических батарей. А полиция ездит на патрульных джипах.
Ещё у полиции есть два крошечных вертолета, но они взлетают только на празднике Дня Независимости, потому что для полета им нужны уже не батареи, а топливо, которого на Острове мало.
Про „Хрустальный Купол“ я тоже у многих спрашивала. Но про него никто ничего не знает. Если смотришь днем на небо, когда солнечно, то вообще ничего не заметно. А когда тучи или дождь, то кажется, что как будто там, на огромной высоте, пар в воздухе, даже не знаю, как объяснить. В порту говорят, что наступит день, когда „Купол“ отключат, можно будет ездить куда хочешь, и сюда тоже всем разрешат в гости приезжать. Но для этого сначала нужно, чтобы Платон Евгеньевич договорился со всеми странами мира о дружбе и сотрудничестве, а это не так просто.
Неделю назад я ездила в район Зеленый Мыс. Это полуостров, который севернее полуострова Санта-Роза. Я там раньше не была, и решила просто погулять и всё исследовать.
Но ничего особо интересного не увидела. Обычный жилой район. Только все дома — не выше трех этажей и построены почти впритык друг к другу, поэтому там очень узкие улочки. Большинство домов выкрашено в яркие цвета, и деревьев гораздо больше, чем в остальной части Острова.
А ещё там есть небольшая церковь. Это единственная церковь на Острове, очень красивая. Я хотела зайти, но потом вспомнила, что туда нельзя входить без платка. Зайду в следующий раз обязательно. Родители, когда были живы, рассказывали нам с Ольгой…
[фрагмент удален]
… А на Острове наоборот всё — везде русские живут, а названия многие похожи на английские. И вообще, здесь английский язык принято учить. Считается, что когда закончится изоляция, то Остров присоединится к Британскому Союзу.
Я пока английский только на начальном уровне знаю, но в Колледже надеюсь наверстать.
Ну вот, пока даже не знаю, о чем бы ещё написать.
Regards, Марина
P. S. Следующее письмо буду готовить через три месяца. Контейнеры с письмами теперь всегда буду оставлять на том же месте, где и в первый раз — возле самого крайнего столба с правой стороны от корабля. Там никто никогда не бывает, а ваш человек как раз там заканчивает обход».