ПОБЕГ В НЕВОЗМОЖНОЕ

— 2 —

— Вы кого предпочитаете? Дельф или хантресс?
— Кто это?
— Дельфы это те, за кем охотитесь вы. Обычно туда набирают моделей класса «Зет» и выше… У вас — большой выбор разных приспособлений: от простых капканов и наручников до вакуумных сетей и нейропарализаторов…
А хантресс наоборот — охотятся за вами. С этими ведьмами, главное, не переборщить. Я как-то под «белым стеклом» заказал двух особей восьмого уровня, так потом месяц у себя в «гидроксе» показаться не мог — всё тело в шрамах…
— Постой, а просто женщины есть?
— Есть, конечно, — засмеялся Беня. — Посмотрите, там внизу списка должна быть такая зеленая полоса и все клубы, которые ниже, предлагают «просто женщин»… Чего-то душно сегодня…
Он включил кондиционер, и салон джипа наполнился «Сельвой после дождя». Музыка плавно изменилась с «лайт-вог-джема» на более ритмичную.
Игорь отвлекся от дисплея порт-навигатора и посмотрел в окно.
— Мы не слишком быстро летим?
— Сто пятьдесят — здесь разрешено. Это же не «федералка», а частный логнвэй: ни «крыс», ни синхронизаторов.
— Многое изменилось…
— Ага. Эту дорогу построили за каких-то два года. Вся земля к югу от Москвы теперь принадлежит «Кертис Эр-И Коммуникейшнз» — это клан мэрии. Сначала нарубили подрядов, а потом, после указа «девять-тридцать», часть дорог приватизировали. Не бизнес — мечта!
— Раньше за такую «мечту» заживо скармливали биомонстрам на конвейере у Грибова. Да, распустил их Государь…
— Другие времена. Вы бы, Игорь Анатольевич, определялись с желаниями, а то до Москвы — всего час езды. Конечно, я всё расскажу и покажу, но вы хотя бы примерно…
— Я, кажется, просил тебя не говорить мне «вы»?
— Извини, забыл. Так дельф или хантресс?
— Знаешь, в тюрьме охота на человека — любимая забава у начальства. Жертву раздевают, сбрасывают в катакомбы под недостроенный «Блок девять», а затем ловят с собаками. Особый колорит этому развлечению придают резиновые пули и шипованные стрелы из арбалетов. Так что охоту я не люблю.
— Понятно. В принципе, ты можешь неплохо отдохнуть и дома. Лёня арендовал для тебя двухуровневый «люкс» в «Гиндзе». Точнее, я арендовал, за его деньги… Бассейн, «хронокапс», внизу живой диспетчер, любое желание — в течение пяти минут… В общем, тебе понравится.
— Может, и понравится, — задумчиво произнес Игорь. — Только вот зачем?
— Не понял, — растерялся Беня. — Что — зачем?
-«Люкс», бассейн и прочее… Гордею что, деньги девать некуда?
— Я не знаю. Он сказал, что ты его друг, и тебя нужно встретить на высшем уровне.
— Друг, говоришь? Ну-ну… Кстати, он что, на самом деле в Америке живёт?
— Ага. В Орландо, штат Флорида.
— Ничего не понимаю. Как он туда попал — у него же три судимости?
— Леониду повезло, он уехал по «визе Бен Хамада», — Беня сбавил скорость. Логнвей закончился, и они оказались на обычном восьмирядном тракте — последнем отрезке пути перед Москвой. — Хотя, наверное, это не просто везение, а отличная реакция и точный расчёт.
— Что за виза такая?
— Хм… А я думал, все об этом слышали… Четыре года назад Единая Европа объявила, что готова принимать у себя мусульман из любой страны мира, способных трудиться на благо Великого Исламского государства. Взамен отказа от пособия, на котором, хе-хе, к тому времени сидело почти всё население Единой, вновь прибывшим выдавали синие карты беженца, а с ними — и все остальные прелести «свободного мира».
Гордей подделал справку о несудимости, принял ислам и выехал в Европу.
— Так просто?
— Ну, да. Правда, уже через два месяца шейхи из Европарламента спохватились и закрыли программу, но Лёня по своей «синей карте» успел перебраться сначала в Мексику, а затем — и в Штаты.
— И его не депортировали?
— Ты что, Лёнчика не знаешь? — засмеялся Беня. — Он сменил фамилию сразу же по прибытии в пересылочный лагерь для беженцев, и теперь он уже не Лёнчик, а Леонид Хади Аль-Хасим, американский бизнесмен.
— Да, это вполне в гордеевском стиле, — Игорь разглядывал пролетающие мимо автомобили. — Кабриолетов развелось, я смотрю… Мода, что ли? Ну, а занимается он чем?
— У него небольшой отель в Орландо, «паркинг» в центре города, охранное агентство… Словом, дел хватает.
— Да уж, действительно… И всё-таки, интересно, зачем это я ему понадобился при таком плотном графике? А, Сергеич?
— Ну, а мне-то откуда знать? — не отрывая взгляд от дороги, скривился Беня. — Говорю же, позвонил, попросил встретить, устроить…
— И правда, — усмехнулся Игорь, — откуда тебе знать? Да ты не волнуйся, я же так спросил, из любопытства… Сам-то кем работаешь?
— Пока не работаю. Временно. Проблемы со здоровьем.
— Надо думать, тоже временные, — откинувшись в кресле, Игорь прикрыл глаза. Ему неожиданно захотелось спать. — Будь добр, Сергеич, включи новости.
-«Державный Континент» устроит?
— Да без разницы.
Музыка в салоне стихла, и откуда-то сверху, словно с небес, зазвучал приятный женский голос.
«Здравствуйте! В эфире краткий обзор событий дня.
Сегодня в ООН состоится экстренное заседание Совета Безопасности по вопросу урегулирования конфликта США-Россия-Норвегия. Напомним, что во вчерашней резолюции Генеральной Ассамблеи по так называемой „арктической войне“ говорилось о недопустимости применения сторонами силы, однако три часа назад…
Новости планеты. Ядерная подводная лодка „Кей-Би-350“, захваченная повстанцами Грома Кортеса, сегодня утром вошла в территориальные воды Либерии. В связи с этим главнокомандующий ВМС США адмирал Мак-Кинли заявил…
Объявлена дата проведения ежегодной Конференции Развития. „Конгресс миллиардеров“, как окрестили этот форум журналисты, состоится 14 июня на искусственном острове Трайдек и продлится ровно две недели…»
— В мире — всё та же суета, всё та же скука, — Игорь потянулся в кресле. — Ни катаклизмов тебе, ни сенсаций…
— А ты видимо ожидал высадки инопланетян? — хмыкнул Беня. — Не торопись, везде пишут: мировые запасы нефти на исходе; так что скоро будут тебе и сенсации, и революции… Ого! Постой-ка!
Он прибавил громкость.
«Ещё одно загадочное исчезновение. Известный голливудский киноактёр Джеффри Пого бесследно исчез вчера вечером из отеля „Савой“ в Лондоне, куда приехал на съемки фильма „Я, Лабиринт“. И хотя полиция считает, что относить этот случай к „феномену Линберга“ пока преждевременно, пресса и ряд экспертов уже вынесли свой вердикт…»
— Ты слышал? Ещё один!
— Ну, слышал… А что за феномен?
— Я вижу, в тюрьме было совсем неважно с газетами, — ухмыльнулся Беня. — А ведь история-то занятная…
— Мы не торопимся.
— О'кей… Вообще, выражение «феномен Линберга» придумали репортеры, по имени первого пропавшего. Миллиардер Хьюго Линберг исчез у себя на ранчо в Техасе примерно год назад. Добрый такой старичок, жил — не тужил, от дел отошел, писал мемуары.
Сначала думали — похищение. Не подтвердилось. Никаких требований, никаких пропаж денег со счетов. Как его только не искали — ни следов, ни свидетелей, ни единой версии.
Только стали про него забывать, исчезает теннисист Ларри Бёрнс. И пошло: кинозвезды, ученые, и даже комиссар полиции Рима! Всего человек, наверное, тридцать пропало. Может, тридцать пять…
— И все — знаменитости?
— Да не то что бы. Кто-то больше, кто-то меньше… Но все — господа, как минимум, не бедные и имеющие высокое социальное положение.
— Ну, а простые люди — что, не исчезали?
— Кто его знает. Во всяком случае, про это нигде не сообщалось.
— Тогда, может, всё-таки — гангстеры? Похищают богатых людей, искусно выманивают деньги, затем убивают. Чем не версия?
— Да в том и дело, что не похоже это на киднеппинг. Я понимаю, Линберга украли. У старика, может, где-то и была припрятана пара миллиардов в оффшоре «на черный день». Но зачем красть полицейского? Он, конечно, не нищий, но с Линбергом не сравнить, да и искали его ничуть не меньше: комиссар Рима, Мухамед Абу-Таман — человек известный, почти легендарный.
— Тогда, может, секта какая-нибудь? Это объясняло бы и отсутствие следов на месте похищения, и видимость нетронутых капиталов: зомбированные сектами люди, как правило, добровольно отдают свои деньги и, к тому же, делают это тайно.
— Возможно. Но лидер такой секты, если, конечно, он не полоумный, должен понимать, что когда бесследно исчезают столь важные персоны, его самого рано или поздно найдут.
— Это если — не полоумный, — усмехнулся Игорь. — М-да, история… Ну, а у нас в России были случаи «феномена Линберга»?
— Да. Полгода назад пропал учёный, не помню фамилию, не то биолог, не то генетик… А ещё бесследно исчез Фима Губерман.
— Кто?! Ну, этот-то точно — «феномен»! Украсть столько денег, пережить трех президентов, две диктатуры и одного императора, и после этого под шумок не исчезнуть — это был бы не Губерман. Ну, ты насмешил!
— Зря веселишься. Возможно, ты — не в курсе, но младшая дочь Губермана, Виолетта, не так давно вышла замуж за племянника Государя — Великого Князя Кирилла Олеговича.
— И что с того?
— А то! Фима исчез за три дня до свадьбы. И если пропадать после такой свадьбы — есть полный идиотизм, то сбежать до неё — просто верх безумия, ведь это же дерзкое оскорбление императорской семьи. А Губерман — не самоубийца.
— Значит, говоришь, ни тел, ни следов… Представляю, каково их семьям.
— Да, кстати, — вспомнил Беня, — существует одна особенность, которая объединяет всех исчезнувших. Ни у кого из них не было семьи.
— Интересно… Погоди, а как же Губерман?
— Ну, во-первых, он — вдовец, а во-вторых, его дочери — не в счёт: младшей уже за тридцать. К тому же, всё-таки не исключен вариант, что Фима скрылся совсем по иным причинам, нежели «феномен Линберга».
— Вот я и говорю, — засмеялся Игорь, — если бы Фиму посадили к нам в «Полигон», он бы точно никуда не исчез. За те шесть лет, сколько я там пробыл — ни одного удачного побега.
— А как же Ван Чжи?
— Что — Ван Чжи? Его выкрали китайские спецслужбы, а это, согласись, всё-таки не побег.
— Ну, да, наверное…
Беня сбавил скорость: впереди дорогу перегораживали массивные ворота из металлической сетки, возле которых выстраивались в очередь подъезжающие автомобили. За воротами возвышалась пятиметровая смотровая башня, а рядом с ней, на обочине, устрашающе замер армейский БТР.
— Интересно, — Игорь опустил стекло, — а что здесь делает армия?
— Это не армия, а миграционный контроль, первый уровень. Въезд в столицу разрешен только её жителям, а также лицам со спецпропусками.
Джип подкатил к крайней машине и встал в очередь.
— Приготовь, кстати, свою карту освобожденного. Надеюсь, там указано, что ты — москвич?
— Должно быть указано. А что, если — нет?
— Расстреляют. — Беня откинулся на сиденье и потянулся за сигаретами. — Шутка. «Залог» пять тысяч евро в карман офицеру — и он выпишет тебе разовый пропуск.
— Однако… Деловой подход. И что, всегда срабатывает?
— Конечно.
И Беня изобразил голос робота-автоинформатора, который знаком каждому, кто хоть раз в своей жизни побывал в знаменитых «Крылышках» — крупнейшем фильтрационном лагере для гастарбайтеров-нелегалов.
— Дорогие друзья! Вас приветствует Москва!