ПОБЕГ В НЕВОЗМОЖНОЕ

— 28 —

К удивлению Игоря, процесс погрузки в «дипломатический транспорт» прошел довольно быстро — вопреки его ожиданиям, стороны больше не спорили и не торговались.
На выходе из метеоцентра их ждала небольшая потрепанная «тойота» темно-зеленого цвета, с поблекшей надписью «Пост № 3» на капоте. Вслед за остальными, Игорь в сопровождении Славы Хобота покинул здание и, очутившись, наконец, на улице, с интересом огляделся.
Броневик Щульца находился на прежнем месте. Вокруг не было ни души. В некотором отдалении, за деревьями, можно было разглядеть силуэты двух или трех машин, очевидно, принадлежащих людям Медика.
Дождавшись, когда Слава подведет застегнутого в наручники Игоря и усадит его внутрь «тойоты», Щульц отдал команду своим бойцам оставить его и занять места в броневике, а сам решительно забрался на заднее сиденье автомобильчика. Хобот немедленно влез вслед за ним, а Медик, как и договаривались, неспешно уселся за руль.
Хлопнув дверцей, он повернул ключ зажигания и, не оборачиваясь, спросил:
— Ну, что… Все готовы?
— Поехали, — отозвался Шульц. — Гость наш не сбежит?
— Не сбежит, — хмыкнул Хобот. — Я его за руку к дверце пристегнул…
«Тойота» завелась и стала медленно отъезжать от метеоцентра.
— Саша, пошел. Дистанция десять метров, — скомандовал по телефону Щульц. — Пулемет, ракеты — всё держи наготове. Связь не отключаю…
Броневик взревел. Пропустив машину Медика вперед, он неспешно развернулся и покатил следом, стараясь держаться к «тойоте» как можно ближе. Через некоторое время к гулу его двигателя добавился шум от следовавших за ним автомобилей «мэрии».
Колонна спустилась с холма и направилась в сторону центра города. Сидя на переднем сидении и стараясь не смотреть по сторонам, Игорь видел впереди лишь потрескавшийся асфальт шоссе, да какие-то полусгнившие постройки по обе стороны дороги.
В полном молчании они проехали минуту. Затем — другую…
— Я прошу прощения, господин Шульц, — задумчиво проговорил Медик. — Но мне бы хотелось задать вам один очень интересный вопрос…
— Какой ещё вопрос? — насторожился Лысый.
— Это касается только нас с вами. А также руководства ФСБ по Сибирскому Федеральному округу. Не могли бы на время отключить связь с вашей машиной?
— Чего-чего? — усмехнулся Шульц. — Какого ещё ФСБ?
Однако Медик продолжал лишь молча крутить руль.
— Ну, хорошо, связь отключил. Спрашивай. Только учти: я не собираюсь…
Игорь ничего не успел понять. Резкий шорох позади. Звук, похожий на удар. И вдруг — громкий протяжный стон. Стон смертельно раненного человека…
— О-о-о-о-ох…
Игорь не стал оборачиваться, а, покосившись на застывшего за рулем Медика, только инстинктивно втянул голову в плечи. И тут же понял, что случилось.
— Всё, Леонидыч! Всё! — каким-то не своим голосом заговорил сзади Хобот. — Кранты Лысому… Куртку мне кровью заляпал, гадина…
— Молодец, Славик, — спокойно, почти шепотом ответил Медик. — Молодчина. Всё чётко сделал. Заточку только не вынимай, а то вся машина в крови будет…
— Я знаю, я знаю… — словно в бреду бормотал Хобот. — Сейчас… Карманчики проверим… Кошелечек, бумажничек, карточки кредитные…
— Карточки — это потом, Славик, — Медик внимательно посмотрел в зеркало заднего обзора. — Сначала трубку отцепи и убедись, что она выключена…
— Да, да, трубочку мы тоже заберем, — захихикал Хобот.
— И смотри, чтобы он ровно сидел, а то из броневика заметят…
— Сидит ровно, гад… Ровнее не бывает. А вот и мобильничек его…
— Может, стоило сначала с танком решить? — сам не зная зачем сказал Игорь. — Они ведь в любую секунду позвонить сюда могут…
— Не дергайся, Ветров, — процедил Медик, не отрывая взгляда от дороги. — Всё под контролем…
И тут же кого-то вызвал «по локалке»:
— Паша! Слышь!
— Чего?
— До «рва» осталось километра три, но ты держи «муху» наготове. Говорю «раз» — и сразу бей по «автобусу».
— Понял. «Основного» приделали?
— Приделали. Заткнись и сиди на линии, не отключайся.
— Нет, ты только глянь! — Хобот нагнулся вперед и схватил Игоря за рукав. — Это же целый президентский навигатор, а не телефон! Зенд-мап спутниковый, «виртуал-макро», карты Города…
— Славик, дорогой мой, — покачал головой Медик. — Положи телефон и успокойся. Сейчас до «рва» их доведем, и тогда сколько хочешь…
— А ещё тут вон что есть! — не унимался Хобот, увлеченно водя пальцем по экрану трубки. — Смотрите! «Схемы превентивного минирования СОО «Ново-Северск»! Врубаетесь?!
— Трубку. Положил. Живо! — рявкнул Медик. — Сюда. Между сиденьями. Вот так. И сядь как следует, я кому говорю…
Хобот бросил телефон и откинулся назад.
— А ничего… Нормально… Жаль только, что тварь эту по-быстрому резать пришлось… Не так, как я хотел…
Он засмеялся хриплым свистящим смехом.
— Эх… Так вот и бывает, — Медик искоса посмотрел на Игоря и кивнул назад. — Мы же поначалу к нему — с пониманием… Не строил бы из себя самурая да не угрожал, глядишь, в живых бы остался. Нашел тоже, кому условия диктовать, падаль краснопёрая… А теперь и ему, и людям его — вечная память…
— Люди-то живы пока, — осторожно заметил Игорь.
— Живы?! — услышал сзади Хобот и захохотал. Он был явно не в себе.
— Да им жить от силы пятьсот метров осталось! Эй, Лысый, — обратился он к мертвецу. — Одолжи мне свою куртку? В терминал к девчонкам схожу…
Проехав очередной квартал, «тойота» свернула на шоссе, идущее вдоль городского парка. Броневик неотступно следовал за ними. До «Кремля» оставалось совсем немного.
— Почему бы прямо сейчас ракетой их не убрать? — спросил Игорь. — Рискуем же…
— Кейс с наличными жечь не хочу, — усмехнулся Медик, сосредоточено глядя на дорогу. — Который там внутри. Так что сначала без стрельбы попробуем.
В этот момент он, очевидно, заметил какой-то ориентир, потому что автомобиль резко снизил скорость.
— Всем приготовиться, — повысил голос «мэр». — Паша! Слышишь меня?
— Слышу. Держу их на прицеле.
— Осталось двести метров, сами в яму не влетите.
— Не влетим. Нога на тормозе…
Внезапно зазвонил телефон Шульца. Медик покосился на лежащую между сиденьями пиликающую трубку, но поднимать её не стал. В салоне воцарилась тишина, нарушаемая лишь однообразной мелодией вызова.
Пять секунд, десять, пятнадцать…
-«Тойота», остановитесь! — оглушительно проревел мегафон ехавшего за ними «танка». — Считаю до двух!
— Тьфу ты, падла! — в сердцах сплюнул Медик. — Паша, давай!
В следующую секунду он крутанул руль влево и одновременно резко нажал на газ. «Тойота» вылетела с асфальта прямо на густо заросшую травой лужайку парка, устремляясь в чащу, прочь от дороги.
— Гони, Леонидыч! — истерично взвыл Хобот. — Гони-и-и-и!
И почти сразу же загрохотал пулемёт броневика. Пули застучали по корпусу машины, брызнули стекла…
«Тойота» пронеслась ещё несколько метров, как вдруг позади раздался оглушительный взрыв. Ба-бах!
Медик снова резко выкрутил руль. «Тойоту» занесло и развернуло. Игорь увидел застывший на обочине броневик, весь в клубах черного дыма и изрядно накренившийся.
— Все — на землю! — крикнул Медик. Он нажал на тормоз и, распахнув дверцу, стремительно выкатился из машины.
— Эй, кореш… — Игорь обернулся к Хоботу, чтобы тот отцепил наручник, но замер на полуслове, увидев вместо лица залитую кровью и оскаленную неживую маску. Слава Хобот был мёртв.
В этот момент снова раздались выстрелы.
Стреляли по броневику и — из броневика. Очевидно, никаких ракет у людей Медика не было, а удар из гранатомета не стал для «танка» фатальным. Однако его башня всё-таки оказалась повреждена: поворачиваясь, она издавала громкое скрежетание, и поэтому броневик задержался с настоящим ракетным «ответом».
Впрочем, ненадолго. Словно в замедленном кино Игорь видел, как несколько человек под прикрытием старинного БТРа приближаются к горящему «танку», как вдруг что-то громыхнуло, и в ту же секунду раздался взрыв такой силы, что, казалось, сотряслась земля, и закачались деревья.
Игорь инстинктивно зажмурился, а когда открыл глаза, то увидел лежащий на боку и объятый пламенем БТР, возле которого уже никого не было.
Похоже, сейчас самое время попытаться исчезнуть. С противоположной стороны парка к «раненному» броневику двигались ещё две машины: грузовик и «уазик», а также группа вооруженных людей — человек десять или двенадцать… Не дожидаясь развития событий, Игорь открыл дверь и выбрался наружу.
Стараясь не смотреть на броневик, он поднялся в полный рост, свободной рукой ухватился за пластиковую рукоять, к которой был прикован, и принялся с силой пинать по внутренней стороне дверцы, стараясь отломить или вырвать кусок обшивки.
— Эй, герой! Подстрелят же! — прокричал ему Медик, залегший за стволом дерева метрах в двадцати от «тойоты». — Быстро на землю!
— Да пошел ты, — выдохнул Игорь, яростно пиная по двери. — Сейчас я тебя, родимую… Сейчас…
Обшивка треснула неожиданно громко и сразу откололась крупным куском, вместе с ручкой дверцы, к которой и был прицеплен наручник Игоря. Свобода!
Он тут же пригнулся и, схватив из салона телефон-навигатор Шульца, бросился прочь от машины.
— Ветров! Сука! Стоять! — заорал было Медик, но в этот момент броневик открыл пулемётный огонь по нападавшим, и всё потонуло в шуме выстрелов.
— Заживо сожгу, гнида!
Не обращая внимания на выстрелы и крики, Игорь изо всех сил мчался в темные глубины парка. Туда, где не было дорог, и где уже начинали сгущаться сумерки — под защитный покров густой листвы и наступающего вечера.
* * *
Парк оказался довольно обширным.
Собственно, этого и следовало ожидать: в отличие от крупных городов, где территория ограничена, а деревья высаживаются, как правило, только службами озеленения, ново-северский парк являлся просто избежавшим вырубки участком тайги. Могучие кедры и вековые сосны, необычно густой для здешних мест кустарник, почва, покрытая коврами мха…
И всё же, это был не лес. Уже через каких-то десять минут Игорь достиг границы «зеленой зоны» — сквозь поредевшие деревья стало видно невысокую металлическую ограду парка, а за ней и — темные силуэты домов.
Тяжело дыша, Игорь подошел к ограде и, остановившись, принялся разглядывать здания на другой стороне улицы, пытаясь определить, обитаемы они или нет. Если здесь всё тихо, то он почти спасен: осталось лишь пересечь улицу и раствориться в бетонных лабиринтах дворов. Он уже ухватился за стальную перекладину забора, собираясь перелезть, как вдруг услышал шум приближающего автомобиля.
Вот же черт! Как они быстро…
Игорь едва успел отскочить назад от ограды и укрыться за деревьями. Почти напротив того места, где он только что стоял, резко затормозил «уазик».
— Разбежались вдоль забора! — скомандовал чей-то голос. — Оружие наготове! Он где-то рядом.
— Темнеет уже, — донеслись ответные голоса. — Фонари здесь нужны…
— Обойдетесь. Через десять минут Диггер с собаками подъедет — никакие фонари не понадобятся. Сейчас главное, чтобы он из парка не выскочил.
— Добро…
Газанув, «уазик» тронулся и помчался дальше.
Игорь немедленно покинул свое укрытие и торопливо двинулся обратно в лесную чащу. Перспектива встречи с собаками его совсем не радовала. Но что он выиграет, спрятавшись в лесу? Рано или поздно его найдут, не по шуму — так по запаху. И скорее рано, чем поздно.
Отбежав от ограды на приличное расстояние, он остановился и вынул из кармана «трофейный» навигатор. Сейчас не мешало хотя бы сориентироваться.
К огромному облегчению Игоря, трубка не была закодирована на «скан-типс» — очевидно, бывший хозяин не допускал и мысли, что кто-то посмеет прикоснуться к телефону без его разрешения — и это было весьма кстати.
Выбрав «Меню навигатора», Игорь активировал спутниковые карты и вскоре увидел «себя» на интерактив-панели: зеленая светящаяся точка чуть ли не в самом центре серого прямоугольника с надписью «Городской парк». Отлично. Теперь…
Центральная площадь и «Кремль» — в каких-то восьмистах метрах отсюда. Жилые кварталы — левее, километра через полтора. А если вернуться назад, к шоссе, то можно выйти с другой стороны парка, а там рукой подать до городской теплоцентрали.
«ТЭЦ» и «Горводопровод» — два квадрата на карте означали либо здания, либо то, что от них осталось. Технические объекты — неплохой шанс оторваться от собак, но, во-первых, до «ТЭЦ» — около двух километров, а во-вторых, объекты запросто могут оказаться давно разграбленными руинами. В общем, тоже не решение.
Что же остается? Шевельнув по экрану пальцем, Игорь чуть сместил курсор вверх, и тут же уперся в довольно крупный объект. «НИИ ССО «Ново-Северск»: 935 метров» — отразил навигатор.
Спрятаться в Институте? А что, идея! Если Хобот — мир его праху — ничего не перепутал, то где-то в навигаторе есть полные схемы минирования Города. Люди Медика не сунутся на мины даже с собаками, зато Игорь, отсидевшись, сможет покинуть территорию Института в любом месте и в любое время, хоть ночью, хоть ранним утром. Вот это уже реальный шанс!
Он поспешно зашагал в указанную навигатором сторону, на ходу листая карты и схемы, «вбитые» в память устройства.
Кстати. Интересно было бы узнать, кто «вбил» сюда карту минирования Института?
И зачем?
* * *
Навигатор не обманул. Спустя четверть часа Игорь увидел прямо по курсу серые крыши институтских корпусов, возвышающихся над кронами деревьев, и вскоре оказался возле бетонной пятиметровой стены, которая, судя по карте, опоясывала всю территорию научно-исследовательского комплекса.
«Внимание! Контрольная полоса» — огромные черные буквы, и ниже, красным: «Объект заминирован! Опасно для жизни!» — не тускнеющие термоллоновые надписи повторялись на бетоне забора почти через каждые десять шагов.
Хорошо. И куда теперь? Пять метров просто так не перепрыгнешь.
Оглядевшись по сторонам и не найдя ничего подходящего, Игорь махнул рукой и быстрым шагом двинулся вдоль стены, надеясь обнаружить что-нибудь, что могло бы помочь ему попасть внутрь: пролом, трещину, размытую почву под одной из плит…
Пройдя метров триста, он вдруг остановился и прислушался. Может, просто показалось?
Нет, не показалось! Откуда-то издалека, с противоположной стороны парка, пока ещё еле слышно, но отчетливо донесся тот самый звук, от которого ему сразу стало не по себе — многоголосый собачий лай.
Игорь побежал быстрее. Судя по карте, если продолжать двигаться вдоль стены, то где-то метров через пятьсот он достигнет ворот одного из въездов на территорию. Скорее всего, ворота заварены или заложены кирпичами, но кто знает — может, там найдется хоть какой-то способ…
Однако ситуацию с воротами ему прояснить не удалось. Не добежав до въезда совсем немного, Игорь наткнулся на разбросанные возле стены пластиковые ящики с эмблемой комбината — не то для перевозки реактивов, не то пустые контейнеры из-под отходов — всего около дюжины. Принес ли их сюда кто-нибудь из местных, чтобы попытаться самостоятельно проникнуть на территорию Института, или же это просто выброшенный кем-то мусор — разбираться было некогда.
Вокруг становилось всё темнее, а собачий лай, который на некоторое время перестал быть слышен, вдруг возобновился с новой силой и уже значительно ближе.
Игорь торопливо составил ящики один на другой и, старательно балансируя, осторожно вскарабкался на самый верх импровизированной «лестницы». Вытянув руки, он ухватился за край бетонной плиты и подтянулся. Закидываем ногу, затем другую…
Вскоре он уже сидел на стене, лихорадочно соображая, прыгать ли ему в темноту, или же сначала свериться с картой. Игорь уже потянулся к карману за навигатором, как вдруг совсем неподалеку, в парке, вспыхнул луч прожектора. Видимо, подогнали одну из машин… Ай, да Медик. Основательно взялся.
Собачий лай, тем временем, становился всё ближе… Пора?
В конце концов, минировать территорию вблизи самой стены никто не станет — хотя бы в целях её же сохранности, а вот оставаться здесь, наверху, действительно становится опасно.
Игорь свесился на руках по другую сторону ограждения, и слегка оттолкнувшись, спрыгнул вниз.