ПОБЕГ В НЕВОЗМОЖНОЕ

— 37 —

Что это? Растения или животные? Или, может быть, это вообще — нечто неживое?
Массивные, застывшие неподвижно, словно статуи, серые, темно-зеленые и фиолетовые бутоны на низких толстых стеблях, они больше походили на гигантские образцы генетически измененных в фармо-инкубаторе грибов, чем на любые, пусть даже самые экзотические цветы.
Впрочем, грибы мало где растут в таких количествах — плотные заросли странных растений простирались до самого горизонта, превращая равнину в безбрежный фиолетовый океан.
А ещё у грибов не бывает глаз.
Собственно, на бутонах тоже не было заметно ничего похожего на глаза, но Игорь не мог отделаться от впечатления, что вся эта растительность хоть и равнодушно, но пристально наблюдает за ними, медленно бредущими под ослепительно-желтым светом тяжелого полуденного солнца.
Время от времени им на пути попадались одинокие деревья. Необычайно высокие, с тонкими гладкими стволами, они уходили ввысь на многие десятки метров, и для того, чтобы разглядеть их огромные, густоветвистые, но почему-то совсем без листвы кроны, приходилось основательно задирать голову.
— Смотрите, вон он! — идущий впереди Лёха неожиданно остановился, указывая рукой куда-то в сторону. — Я его вижу!
Игорь и Валерия тоже замедлили шаг, старательно всматриваясь вдаль.
Там, у самой линии горизонта, где заросшая «грибами» равнина почти сливалась с яркой синевой безоблачного неба, можно было разглядеть тончайший серый контур, устремляющийся вертикально вверх от земли и теряющийся уже где-то в стратосфере.
— Колосс… — негромко проговорила Лера. — Наконец-то. Это он.
— До него — километров двадцать, не меньше, — сощурился Игорь, прикладывая руку козырьком ко лбу, — а то и все тридцать…
— К самому Колоссу нам идти не нужно. Где-то в радиусе вокруг него должны находиться развалины древнего поселения — это и есть наша цель. Лёша, достань бинокль…
Игорь в который раз отметил про себя, что, несмотря на полную ирреальность и фантасмагоричность окружающей его действительности он почему-то начисто утратил способность удивляться и сейчас воспринимает происходящее спокойно и отстраненно, словно находится во сне или под гипнозом.
— Эй, народ, — произнес он, продолжая вглядываться в далекий горизонт, — ещё у кого-нибудь есть чувство, будто всё вокруг — всего лишь галлюцинация или сон? Или я один такой чувствительный?
— Нет, не один, — хмыкнул Лёха. — Мне до сих пор кажется, что я вот-вот проснусь. Уже всё ухо исщипал себе…
— Не обращайте внимания и не бойтесь, — опустила бинокль Валерия, — это всего лишь защитная реакция психики. Просто сейчас мы попали в новую, совершенно незнакомую экосистему, которая слишком сильно отличается от привычной для нас среды обитания.
— Ну, хорошо, попробуем не бояться… И куда нам идти?
— Я не уверена, но там, вдали, за деревьями, виднеются не то холмы, не то руины. Вряд ли здесь могут быть какие-то ещё постройки кроме тех, что мы ищем… Поэтому предлагаю идти туда.
— Дай-ка взглянуть…
Игорь приложил бинокль к глазам.
— Больше похоже на скалы, чем на что-то созданное людьми… С другой стороны, откуда здесь скалы?
— Вот именно, — вмешался Лёха. — Мы прошли уже прилично, но ни разу не встретили ни скал, ни даже просто камней… Но и насчёт «созданного людьми» ты, скорее всего, погорячился.
— В любом случае, других вариантов у нас нет, — подвела итог Лера. — Так что, идём.
Не дожидаясь ответа, она решительно зашагала по направлению к Колоссу.
Постояв молча некоторое время, Лёха подхватил свой рюкзак и поспешно устремился за ней.
— Ну что ж, — задумчиво произнес Игорь, провожая их взглядом, — надеюсь, вы знаете, куда идёте…
В который раз оглядевшись по сторонам, он вздохнул и двинулся следом.
* * *
Два ряда внушительных, десятиметровой высоты, строений: монолитные, из неизвестного, похожего на камень материала черные «коробки» домов со множеством узких вертикальных отверстий (по-видимому, окон); в каждом из зданий — по паре необычайно просторных прямоугольных проемов, словно эти «двери» предназначались не людям, а великанам.
«Каменная деревня», как окрестил про себя Игорь это странное место, укрылась почти на самом дне окружённой холмами долины, среди густых зарослей какого-то кустарника и множества низкорослых лиственных деревьев. Покрытые темно-фиолетовым мхом, искривленные, причудливой формы стволы, на ветвях — сморщенные темно-коричневые не то плоды, не то крупные ягоды, чуть вытянутые и похожие на мелкие груши — такую растительность путники увидели здесь впервые.
— «Эриэл зиро» или «Ареал ноль». Так назвали этот объект англичане, — негромко сообщил Лёха, когда они приблизились к самому крайнему строению. — Про него никто не знал, пока кто-то из бывших сотрудников Института не продал в Кембридж информацию об институтских экспериментах… Информации крайне мало, но, тем не менее, она есть. В середине восьмидесятых один молодой ученый — некто Савелов — сбежал в «ареал ноль» через очередной стихийно открывшийся портал.
— Тоже сбежал? — почти равнодушно переспросил Игорь. — И тоже — навсегда?
— Да, — вмешалась Лера. — Он ушел навсегда. Может, мы поговорим об этом позже?
Они остановились напротив входа в ближайшее каменное здание.
— Ну, что… Зайдем внутрь? — впервые за всё время своего пребывания на планете Бэта улыбнулась девушка. — Кто знает, чем станет для нас эта «пещера» в самое ближайшее время… Временным приютом, ночлегом или, может быть, домом…
— Да лишь бы не гробом, — хмыкнул Игорь. — Постой, но если ты говоришь, что Савелов остался здесь навеки, то, по идее, он и сейчас должен находиться где-нибудь поблизости? Если он жив, конечно…
— Не знаю, — качнула она головой, — не думаю, что он здесь… Идемте, осмотрим дом.
Они вошли.
Просторное и светлое, больше похожее на египетскую усыпальницу, чем на жилище, помещение.
Ни прихожей, ни коридоров, ни какого бы то ни было деления на комнаты. Ровный, вымощенный серыми плитами пол, в котором точно по центру высечен узкий прямоугольный бассейн глубиной около метра, на две трети заполненный водой. Вокруг — абсолютно никакой мебели, только широкий каменный порог вдоль дальней стены.
В одном из углов — растущее прямо из пола иссиня-черное, без листьев, деревце. Хотя, возможно, оно тоже неживое…
Игорь медленно приблизился к бассейну и, присев перед ним на корточки, обернулся к своим спутникам.
— Интересно, что это за жидкость? Простая вода или что-нибудь эдакое?
Голос его звучал приглушенно, словно стены не отражали, а поглощали звуки.
— Думаю, вода, — ответил Лёха. — Если верить тому, что мы знаем, она поступает в каждый из этих домов из единого подземного источника. Кроме того, где-то снаружи должен быть большой колодец…
— Смотрите, — Игорь провел ладонью по каменной плите под ногами, — пол совсем не холодный. Кто-нибудь знает, откуда здесь тепло?
— Пол не холодный, потому что температура почвы на планете значительно выше нуля, — Лера тоже присела и потрогала плиты. — Но меня больше интересует другое: почему нигде нет пыли?
— Хм, а ведь и правда…
Игорь поднялся и, подойдя к противоположной стене, остановился возле широкого порога.
— И что, вы считаете, здесь можно жить?
— А собственно, почему — нет? — безмятежно и спокойно отозвался Лёха. Задрав голову, он рассматривал высокий неровный потолок. — Чистейшая вода, тепло, тихо… Никаких хищников или паразитов, мало того: вокруг — ни одного насекомого! Полное отсутствие фауны…
— Да вы с ума сошли.
Фраза вылетела почти машинально и без каких-либо эмоций. Игорь вдруг ощутил, что на самом деле ему совершенно безразлично — будет он жить здесь или где-нибудь в другом месте… Ведь главное — это покой и умиротворенность. Возможность спокойно отдыхать и ни о чем не думать. Полная отрешенность от суеты и всех катаклизмов мира. Нирвана…
Это чувство тревожно кольнуло его своей новизной и одновременно безысходностью, однако тревога почти сразу же испарилась: действительно, в этом незнакомом, но весьма уютном месте не так уж и плохо…
— И чем мы будем питаться? — вслух спросил он. — На одной воде долго не протянешь.
— Не беспокойся, — засмеялась Лера. — Здесь столько пищи, что на троих нам хватит с избытком. Идём, я покажу тебе…
Она взяла его за руку и увлекла за собой наружу.
— Ты даже не представляешь, как тут всё здорово устроено. Смотри…
Они обошли «усыпальницу» по периметру и вновь оказались в густых зарослях местной растительности.
— Видишь? — девушка шагнула к ближайшему деревцу и, пригнув одну из веток, сорвала несколько мелких плодов. — Это — «маплиз» или, если по-русски, «кленовые яблоки». Насколько мне известно, по вкусу они напоминают смесь банана и груши, только с деревянным, похожим на разбавленный кленовый сироп, привкусом… Попробовать не хочешь?
— Я хочу, — подошел к ним Лёха. — Если не помру, то у нас будет настоящий дэд крейзи мил…
Он сорвал несколько штук «маплиз» и, недолго думая, одну за другой отправил их в рот.
— Засекайте время и вскрывайте завещание… А кстати, они — ничего, мне нравятся…
— Лёша, ты очень храбрый, — усмехнулась Лера. — Люди в «Ареале девять» вот уже больше года питаются «маплиз» и до сих пор никто из них не умер. Скорее, наоборот…
— В «Ареале девять»? — насторожился Игорь. — А где это?
— Так называется территория вокруг девятого по счету Колосса. Именно туда Каин Отто и его люди отправляют добровольцев с помощью своего экземпляра «Шандорского ключа». Думаю, расстояние между нами и колонией Каина примерно такое же, как между сибирским городком Ново-Северском и заброшенным поселком Гроу-Форт на севере США…
— Нет, правда, они довольно сытные. Хотя я пока и не наелся, — проглотив последний фрукт, Лёха потянулся за новым. — Лично мне кажется, их вкус больше напоминает хурму, чем грушу…
— Может, пойдем и осмотрим другие дома? — предложил Игорь. — Пока не наступил вечер. А кстати, здесь бывает вечер?
— Да, конечно, — с улыбкой кивнула Лера. — В здешних сутках около двадцати шести земных часов, так что разница практически не ощущается.
— Земных часов… Сумасшествие какое-то… — задумчиво проговорил Игорь, в очередной раз отмечая собственные отстраненность и спокойствие. — Представляешь, в какие-то моменты я как будто отключаюсь и начинаю забывать, где нахожусь…
— У меня — то же самое. Но переживать, думаю, не стоит: период адаптации скоро закончится… Так что, идем смотреть другие дома?
— Идем…
Остальные строения, впрочем, мало чем отличались друг от друга.
В некоторых из них путники находили какое-то подобие мебели: массивные и тяжелые, высотой около метра кубы, расставленные обычно по углам единственной «комнаты», но была ли это действительно мебель или нечто другое — оставалось лишь догадываться.
Уровень воды в бассейнах в каждой «усыпальнице» был свой: где-то вода доходила до самых краев, а где-то едва закрывала дно: очевидно, сказывалось расположение домов на чуть наклонной поверхности долины.
Игорь насчитал в «каменной деревне» всего пятнадцать строений: два ряда по шесть, и три дома — чуть в стороне. Осмотрев добрую половину построек и не обнаружив ни в одной из них даже малейших признаков чьего-то присутствия, путешественники решили устроить привал — внутри дома, расположенного в самом центре «деревни».
— Не знаю как вам, а мне просто зверски хочется спать, — заявил Лёха, входя первым и сбрасывая рюкзак на пол. — Сейчас только принесу из колодца воды — и часа четыре минимум попрошу меня не беспокоить. Сейчас… Только достану термос…
Он опустился на каменные плиты, рядом с рюкзаком, но дальше этого дело не пошло. Прислонившись спиной к стене, Лёха закрыл глаза и буквально через несколько секунд засопел, провалившись в глубокий, почти коматозный сон.
— Вот что значит — молодой организм, — усмехнулся Игорь, оборачиваясь к девушке. — Хотя, если честно, я ему завидую: несмотря на постоянный недосып и нашу сегодняшнюю прогулку по жаре, у меня пока — ни в одном глазу…
— Нужно просто немного посидеть и расслабиться. И сон придет, — Лера пересекла комнату и остановилась возле широкого каменного порога. — Посмотри, ну чем не кровать?
— Кровать… — он приблизился и с сомнением осмотрел приземистый и неровный подоконник «усыпальницы». — Хотя, впрочем, какая разница…
Игорь присел на край порога и, с наслаждением вытянув ноги, погладил руками шершавую серую поверхность камня.
— Ты не поверишь, но камни тоже теплые…
— Я знаю, — Лера опустилась рядом и, зачем-то покачав головой, задумчиво добавила: — Я всегда это знала…
Некоторое время они сидели молча, разглядывая почти полностью выцветшие изображения на темном каменном полу. Какие-то спирали, концентрические окружности, странные черно-белые узоры — совсем стершиеся малозаметные линии…
— Вон те рисунки по стилю напоминают египетские иероглифы, — зачем-то сказал Игорь. — Хотя у египтян они намного сложнее…
— Да, да… — отрешенно произнесла девушка. — Здесь много рисунков…
И вновь повисло молчание.
— Лера…
— Что?
— Скажи мне…
Он вдруг почувствовал легкое волнение, которое через секунду испарилось так же быстро, как и пришло.
— Скажи. Зачем? Зачем нам всё это? Сейчас мы здесь… И что теперь? Что дальше?
— Не бойся, — улыбнулась Лера, продолжая всё так же отрешенно глядеть в пустоту. — Просто доверься мне и ни о чем не думай. Ты скоро… Ты очень скоро сам всё узнаешь. Поверь…
Она пошевелилась и вдруг, очевидно поддавшись неожиданному порыву, прижалась к Игорю, обеими руками обняв его за плечи. Он почувствовал, как девушка, словно в лихорадке, дрожит всем телом, и эта дрожь её была настолько сильная, что казалось, вот-вот она начнет передаваться и ему…
— Видишь, я и сама очень волнуюсь. Но не потому, что боюсь или сомневаюсь — вовсе нет. Меня тревожит ожидание…
— Послушай, Лер. Тебе, наверное, тоже стоит отдохнуть. Как и ему, — Игорь кинул в сторону юноши. — Если хочешь, возьми мою куртку…
— Спасибо, — Валерия продолжала сидеть неподвижно, всё так же держа его за плечи. — Пожалуй, я и правда посплю… А как же ты?
— Ну, а я немного поброжу. Глядишь, и меня сморит, — медленно освободившись от её объятий, Игорь поднялся и достал из рюкзака свой походный пиджак. — Вот, постели это под голову. Всё лучше, чем просто на камнях. Ложись…
Через несколько минут девушка крепко спала, отвернувшись лицом к стене. В комнате наступила тишина.
* * *
Выйти погулять он так и не собрался.
Видимо, усталость брала своё. Вместо того, чтобы отправиться наружу и закончить, уже в одиночку, осмотр оставшихся построек, Игорь ограничился лишь вылазкой за фруктами: рано или поздно ему всё равно придется привыкать их есть.
Или не придется?
Заняв оставшееся на «подоконнике» пространство, Игорь улёгся так, чтобы не задеть Леру, даже в том случае, если случайно уснет, и в который раз попытался сосредоточиться на всем, что произошло с ними за последние часы.
Попытался — и не смог. Вместо ясности в голове хаотично переплетались отрывки мыслей, эмоции, а также совершенно невероятные гипотезы и предположения. Действительно, что же всё-таки происходит? И главное — что будет дальше?
Сейчас они здесь, в «Ареале ноль». В месте, которое непонятно где находится, по каким законам существует и… существует ли вообще. Пройдя сквозь «окно», они могли оказаться не только на другой планете или в ином измерении, но и в собственной (или наоборот, чьй-то ещё) воображаемой вселенной. В пользу этой, казалось бы, самой невероятной версии, говорил тот факт, что, несмотря на крайнюю фантастичность внешнего мира, мозг почему-то воспринимал новую реальность спокойно и без особых эксцессов, словно всё так и должно быть.
Да уж, ситуация… Ведь любые, даже самые удивительные события, которые когда-либо случалось с ним в прошлой жизни, не шли ни в какое сравнение с тем, что происходит теперь. Конечно, окружающая обстановка здесь, в «Ареале», выглядит на первый взгляд относительно комфортной, спокойной и безопасной. Но это — пока. И какие ещё загадки хранит в себе планета Бэта, не знает никто. Ни Лера, ни Каин Отто, ни учёные…
Пожалуй, с возвращением затягивать не стоит. Как только его спутники проснутся, он будет настаивать на получении всей информации, которой они владеют, а дальше — действовать по обстоятельствам: либо уйти назад одному, либо — вместе с ними. И неважно, хотят они этого или нет. Дэд шит, как говорит Лёха. Погуляли, и хватит.
Он снова принялся рассматривать выцветшие рисунки на полу. Ни единого зверя, ни птицы, ни просто человеческой фигуры — сплошные круги и линии. А ещё спирали…
Игорь обратил внимание, что в рисованных узорах напрочь отсутствует симметрия, словно это — не просто порождения чьего-то разума, а нечто независимое от сознания: например, карты или схемы. Или, может быть, просто — страницы книги…
Он уже хотел отвернуться, как и Лера, к стене и попытаться уснуть, как вдруг откуда-то снаружи до него донеслись странные приглушенные звуки.
Отрывистые шорохи, похожие на капли дождя. Или стук опадающих плодов. Или… Не может быть!
Игорь явственно услышал чьи-то неторопливые вкрадчивые шаги. Не зверя, не робота и не фантома.
Шаги человека.
Торопливо соскочив с каменного порога, Игорь схватил лежащий на полу автомат и, стараясь двигаться как можно тише, подобрался к дверям.
Шаги приближались. Похоже, незнакомец направляется именно сюда. Шествуя, судя по звукам, спокойно и уверенно, он как будто знал, что гости «каменной деревни» выбрали своим убежищем именно этот дом. Наверняка он видел, как они входили: ведь у них и в мыслях не было от кого-то прятаться…
Игорь затаился в паре метров от входа, прижавшись к стене и зажав в руке автомат. Друзей лучше не будить: на это уйдет время, а кроме того, разбудить их будет не так уж и просто…
Он замер, стараясь не дышать. Сейчас… Осталось буквально несколько секунд. Вот незнакомец приблизился к входу, вот остановился на пороге… Послышались какие-то шаркающие звуки, словно человек вытирал ноги о порог, и вдруг… Он вошел.
— Привет.
— Ты?!
Игорь отпрянул от двери и, пошатнувшись, выронил автомат.
— Что… — голова у него закружилась, а сердце забилось так, словно он резко поднял немыслимой тяжести штангу. — Откуда…
Чтобы не упасть, он медленно, тяжело дыша и держась за стену, присел на корточки.
— Мне плохо… Я схожу с ума… Лера, пожалуйста… Помогите мне…
— Здравствуй, Игорь. Ты что, не узнаешь меня?
— Я прошу… Пожалуйста… Не надо…
Игорь почувствовал, что задыхается. В глазах потемнело, ноги стали ватные, а сознание, отказываясь что-либо понимать, было готово в любой момент померкнуть.
На пороге стоял его отец.